Карта сайта

Оружейная палата - 15 - Небольшая, всего 8,4 см высотой ...

Небольшая, всего 8,4 см высотой, чаша исполнена в форме распускающегося цветка. Поверхность ее расчеканена крупными рельефными «ложками», покрытыми изумрудной эмалью. А по изумрудному полупрозрачному фону раскиданы разноцветные эмалевые цветы. Венец чаши украшен изумрудами, сапфирами и алмазами. С их сверканием соперничает блеск эмали на «ложках». Яркая, нарядная маленькая чаша — шедевр русского ювелирного и эмальерного искусства.

Многоцветная эмаль становится во второй половине XVII столетия одним из любимых приемов декоративного убранства. Однако следует заметить, что в Москве почему-то не получила широкого распространения такая интересная и очень выигрышная техника, как роспись по эмали. Центром ее стал северный город Сольвычегодск — резиденция именитых людей Строгановых. Именно оттуда поступали в Кремль в виде даров и подношений многочисленные изделия эмальеров.

Техника усольских, как их называли, эмалей очень своеобразна. На белую непрозрачную эмаль — грунтовую — наносили темный контур рисунка, а затем раскрашивали прозрачными красками. Просвечивающийся контурный рисунок придавал всему узору некую графичность и напоминал раскрашенную гравюру. Кстати, схожим приемом создавались миниатюры в лицевых рукописях той поры. Не исключено, что подобная техника определяла и сюжетику росписей. Строгановские мастера охотно черпали ее в русских и зарубежных рукописных и печатных книгах. Примером тому чаши, тарелки, ларцы и баночки для румян с изображениями аллегорических, библейских, сказочных героев и животных в окружении крупных цветов. Причем характерно, что многие рисунки сопровождаются разъяснительными подписями, совсем как на лубочных листах. Такова, например, тарелка с изображением пяти чувств человека. Изображение дано на белом фоне в теплом охристом и красном тоне или в холодном тоне с преобладанием изумрудного, голубого и синего. Повторяя и подчеркивая форму изделия, вьются на длинных стеблях сочные цветы и листья ирисов, ромашек, подсолнухов.

Среди прочих вещей хранится в музее красивый ларец, расписанный изображениями птиц среди трав и цветов. Может быть, предназначался ларец три столетия назад для хранения в нем перстней, сережек, ожерелий, рясен — длинных жемчужных подвесок к женскому головному убору. Жемчуг — одно из любимых украшений на Руси. Платье, головные уборы, даже одежды духовенства — все обнизывалось крупным привозным и мелким отечественным жемчугом. Это изобилие серебристо-серых блестящих зерен поражало воображение иностранцев. Неизгладимое впечатление на архиепископа Арсения Элассонского произвел наряд царицы Ирины Годуновой. При виде ее, пишет архиепископ, «сладостный трепет благоговения объял всех. . . Одежда государыни. . . была усажена драгоценными жемчугами и посреди украшения блистали превосходные драгоценные каменья. ..» 25.

Другой иностранец, француз Маржерет, живший в Москве с 1590 по 1606 год, сообщает: «Я видел в этой казне до пятидесяти царских платьев, вышитых вместо позумента драгоценными узорами, видел одежды, унизанные жемчугом сверху донизу или на фут, полфута и пальца на четыре во всю окружность, с полдюжины покрывал, усыпанных жемчугом, и другие подобные вещи» 26.

.К сожалению, все эти великолепные одежды почти не сохранились до наших дней. Устаревшие продавались, с ветхих спарывали украшения, чтобы перенести на новые, а парадные одежды цари, как правило, дарили митрополитам и патриархам для переделки в церковные облачения. И все же от XVI века уцелел кафтан из иранского атласа, принадлежавший, согласно легенде, царю Федору Иоанновичу.