Карта сайта

Оружейная палата - 4 - Семнадцатый век, принесший большие ...

Семнадцатый век, принесший большие изменения в государственную и общественную жизнь России, естественно, наложил свою печать на вкусы людей, на произведения искусства и в первую очередь — прикладного. «Никогда еще на Руси, — пишет М. В. Алпатов, — декоративное искусство не занимало такого большого места среди других видов искусства. . . В этом отчасти проявилась потребность приблизить искусство к повседневной жизни, направить внимание мастеров на украшение предметов, которые окружают человека. . . Вместе с тем любовь к драгоценным металлам и тканям объясняется нередким в то время взглядом на искусство, как на предмет роскоши, как на привилегию двора и знати»6. Примерами тому ковш, изготовленный для царя Михаила Федоровича в 1618 году, ковш 1624 года работы мастера Третьяка Пестрикова и ковш работы Ивана Попова.

По рукояти и носику ковшей наложены пластины, покрытые черневым узором вьющихся стеблей с тонкими длинными листочками. Пластины обрамлены по краю жемчугом. На дне — приподнятый круг с изображением двуглавого орла — символа державной власти. На груди у орла драгоценный камень. На рукояти, пелюсти, носике и на боках ковша укреплены сапфиры, рубины, изумруды. Тонкие, четкие буквы надписи на венце исполнены бархатистой чернью. Все вместе создает красивую игру цветовых бликов и пятен на тускло мерцающем золотом фоне.
Судя по сохранившимся документам, эти ковши использовались на царских пирах даже во второй половине XVII столетия. Однако к этому времени ковш обретает дополнительное, новое предназначение: он становится почетной наградой за труды и заслуги. У ковшей появляются поддоны или ножки в виде шариков. Но все чаще употребляются братины, чарки, стаканы.

«С древнейших времен в России существовал обычай провозглашения за столом заздравной чаши. В глубокой древности в XI столетии в монастырях после трапезы. .. пили три чаши: во славу бога, в честь богородицы, за здоровье князя. Этот обычай существовал также при великокняжеском, а позднее при царском дворе, нося название «чин чаши»7.

Для «чина чаши» в XVI и XVII столетиях, как правило, употреблялись братины, шарообразные сосуды на небольшом поддоне, иногда с крышкой. Оружейная палата обладает великолепным собранием самых различных по материалу, технике исполнения и размерам братин XVII века.

В одной из витрин представлены три почти одинаковых низких широких братины. У каждой на гладком тулове по четыре рельефных медальона, украшенных драгоценными камнями и цветной эмалью. По венцам чаши выведены графичные орнаментальные надписи; на первой под титулом царя Алексея Михайловича вырезано: «Позволением великого государя в сию братину наливается богородицына чаша»; на второй: «Повелением великого государя... в сию братину наливается святейшего патриарха чаша». Третья, предназначавшаяся для «царской чаши», украшена только титулом Алексея Михайловича.

Одной из красивейших считается братина, поднесенная в 1618 году женой думного дьяка Петра Третьякова царю Михаилу Федоровичу с просьбой помиловать ее мужа, обвиненного в измене. Шесть небольших человеческих фигурок держат на вздетых руках кольцо из жгута, на кольце покоится чуть приплюснутый шар братины. На матовом фоне серебра вьется рельефный узор переплетающихся трав и цветов. Четыре позолоченных щитка с надписью: «Братина Петра Алексеевича Третьякова» — смотрят на четыре стороны света. Щитки поддерживают лев и единорог, две птицы, две рыбы и двое юношей. Широкий венец слегка зачернен и по нему тонко награвирована надпись. Братину венчает полукруглая уступчатая крышка с букетом цветов на толстом стебле.