Карта сайта

Сократ слыл философом, признававшим ...

Сократ слыл философом, признававшим лишь одного бога; между тем его не относили к числу атеистов вместе с Теодором и Диагором... Таким образом, верно, что Диагор, Теодор, Никанор, Гиппон (135) и Эвгемер не верили ни в какое божество; между тем они были такими порядочными людьми, что отец церкви их расхваливает и хочет приписать хорошей религии честь их добродетели64. Из нескольких высказываний Плиния видно, что он не верил в бога; тем не менее это не был человек, предававшийся наслаждениям, и никогда еще не было человека более, чем он, привязанного к почтенным и достойным просвещенного римлянина занятиям65. Эпикур, отрицавший провидение и бессмертие души, является одним из тех древних философов, которые вели самую примерную жизнь; и, хотя эпикурейскую школу впоследствии обесславили, она, несомненно, состояла из большого числа честных и порядочных людей, и те, кто своими пороками навлек дурную славу на эпикурейцев, стали порочными людьми вовсе не в этой философской школе.

Это были люди развратные в силу своего темперамента и своих привычек, которым очень легко было оправдывать свои грязные страсти, воспользовавшись столь прекрасным предлогом, что они следуют максимам одного из величайших философов мира; это были люди, воображавшие, что, раз они скрылись под философским одеянием, они могут насмехаться над возмущением, какое вызывает их поведение. Они, таким образом, не потому стали распутными, что приняли учение Эпикура, а приняли неверно понятое учение Эпикура, потому что были людьми распутными. Так говорил Сенека о них66, хотя он и принадлежал к школе, исполненной враждебности к памяти Эпикура; и он, нисколько не насилуя себя, заявляет о своем глубоком убеждении, согласно которому удовольствия, какие разрешал себе Эпикур, были очень скромными и сдержанными. Святой Иероним (137) отзывается с большой похвалой о воздержности Эпикура и противопоставляет ее распутству христиан, чтобы тем самым еще больше их пристыдить67. У евреев была секта, открыто отрицавшая бессмертие души, - это были саддукеи. Я нахожу, что, придерживаясь столь отвратительного мнения, они не вели более испорченной жизни, чем другие евреи; напротив весьма вероятно, что они были более честными людьми, чем фарисеи (138), которые так кичились тем, что строго соблюдали закон божий. Г-н де Бальзак сообщает в своем <Христианском Сократе> последние слова одного князя, который жил и умер атеистом; об этом князе Бальзак дает нам такое свидетельство: <У него не было недостатка в нравственных добродетелях, он не клялся, ограничиваясь выражением <поистине>, он пил лишь отвар трав и был крайне порядочным человеком во всем своем поведении>.

Мерзкий Ванини, сожженный за свой атеизм в Тулузе в 1619 г., всегда был довольно порядочным человеком в своих нравах, и если бы кто-нибудь возбудил против него уголовное дело по обвинению в любом проступке, кроме его взглядов, то такой человек подвергся бы большому риску: его могли изобличить в клевете. В царствование Карла IX (в 1573 г.) в Париже сожгли человека, тайно проповедовавшего атеизм. Он утверждал, что на свете нет иного бога, кроме сохраненного в чистоте тела; о нем говорят также, что он сохранял целомудрие. У него было столько сорочек, сколько дней в году, и он отправлял их стирать во Фландрию, где их мыли в роднике, который был знаменит чистотой своей воды и способностью придавать белью чудесную белизну. Этот человек испытывал отвращение ко всему нечистоплотному как в поступках, так и в речах. И хотя он отстаивал свои богохульства с упорством, которое сохранил до самой смерти, он произносил их чрезвычайно кротко, устами, созданными для того, чтобы говорить любезности. Донесение Рико (139), секретаря графа Уинчелси (посла Англии в Константинополе), наделало слишком много шуму, чтобы вы о нем не знали. Так что я не стану забавляться, расхваливая старания, к каким прибег этот автор, чтобы в точности убедиться в правильности того, о чем он пишет. Я скажу лишь что сообщив, как атеисты образовали в Турции многочисленную секту, которая состоит по преимуществу из кади и знатоков арабских книг, Рико прибавляет, что участники этой секты исключительно дружны между собой и оказывают друг другу всевозможные услуги что они учтивы и гостеприимны, и, если к ним является гость, разделяющий их взгляды, они устраивают для него самое лучшее угощение, какое только могут приготовить68. Не отрицаю, что их учтивость заходит слишком далеко, поскольку они ночью доставляют своему гостю весьма неприличное развлечение, но в этом отношении они не делают ничего такого, на что не были бы способны и все прочие турки. Так что если сравнить всю жизнь прочих турок с жизнью этих атеистов, то окажется, что либо здесь нет разницы, либо верующие турки бесчестнее атеистов. Я не боюсь отнести к числу атеистов канцлера Лопиталя (140), так как не сомневаюсь, что он не был добрым христианином. Но я скажу лишь, что его сильно подозревали в том, что у него не было никакой религии, хотя никто не имел такой строгой, суровой, чопорной наружности, как он, и его жизнь была образцовой. Г-н Бокер де Пегийон, епископ Метца, решительно обвиняет Лопиталя в атеизме (141).