Карта сайта

Я предпочитаю приписывать богам состояние ...

Я предпочитаю приписывать богам состояние безмятежности и беззаботности. Значит, вы хотите, сказал бы жрец, чтобы боги хладнокровно взирали на беспорядки, царящие среди людей, ничем их не исправляя? Достойно ли богов такое равнодушие? Разве боги не появились после того, как образовалось небо? - сказал бы Эпикур. Разве вы не говорите, что старейший из богов, царствующих ныне, внук Неба? Боги, следовательно, не создали мир. Значит, им нечего интересоваться тем, что происходит на земле или еще где-нибудь. Они знают, что материя существует вечно и что фатальная необходимость существ, которые существуют благодаря самим себе, неизменна.

Они поэтому предоставляют потоку течь своим путем и не пытаются преобразовать непоколебимый порядок. И не следует удивляться тому, что их совершенства ограниченны. Ведь вы же признаете, что совершенства материи, существующей вечно, очень малы. Ваш Юпитер и те, кто с ним заседает в небесном совете и кто столько раз изменял своим супругам и изнасиловал стольких девушек, - все они не намерены карать распутство. Вы по крайней мере не можете отрицать, ответил бы жрец, что догмат о провидении весьма помогает принуждать народы соблюдать их долг. Да ведь не об этом речь, услышал бы жрец в ответ, не подменяйте предмет нашего диспута. Мы ищем не то, что может быть установлено как полезное изобретение, а то, что действительно проистекает из света разума. (U) Нет ничего более жалкого, чем его метод... объяснения свободы. Нет философской системы, из которой фатальная необходимость вытекала бы более неизбежно, чем из системы, заимствованной Эпикуром у Левкиппа и Демокрита. Ведь то, что они говорят об образовании мира, которое, по их мнению, произошло случайно или посредством нечаянной встречи атомов, исключает руководство мыслящей причины и означает, что образование мира было лишь следствием вечных и необходимых законов движения телесных первоначал. Несомненно также, что Демокрит все происходящее приписывал необходимой судьбе... Эпикур не мог примириться с мнением, по-видимому ниспровергавшим всякую нравственность и сводившим человеческую душу к машине. Эпикур в этом пункте оставил систему атомов и присоединился к тем, кто признавал свободу воли человека. Он объявил себя противником фатальной необходимости и даже принял в этой связи бесполезные меры предосторожности. Опасаясь, что из признания любого предложения истинным или ложным могут умозаключить, что все происходит фатально, он отрицал, что любое предложение либо истинно, либо ложно356. Между тем он мог с этим согласиться так, что никто не мог бы разумно умозаключить отсюда о необходимости рока.

Присмотритесь хорошенько к тому, как Цицерон доказывает Эпикуру истинность того, что я только что сказал: <Licet enim Epicure concedenti, omne enuntiatum aut verum aut falsum esse, non vereri ne omnia fato fieri sit necesse. Non enim aeternis caussis naturae necessitate manantibus verum est id quod ita enunciatur: descendit in Academiam Carneades, nec tamen sine caussis. Sed interest inter caussas fortuito antegressas, et inter caussas cohibentes in se efficientiam iiaturalem. Ita et semper verum fuit. Morietur Epicurus, quum duo et septuaginta annos vixerit, archonte Pitharato: neque tamen erant caussae f atales cur ita accideret: sed quod ita cecidisset, certe casurum sicut cecidit fuit>357. Это учение Цицерона пространно развито в курсе философии иезуитов... Заключим отсюда, что есть средства сочетать признание свободы воли человека с воззрением, что всякое предложение либо истинно, либо ложно.... Истинность максимы всякое предложение либо истинно, либо ложно не зависит от того, что называют роком (хотя это и утверждал Хризипп и этого боялся Эпикур)... Если бы имело место невозможное - не существовало бы бога, - было бы, однако, несомненно, что все, что предсказал бы величайший глупец на свете, наступило бы или не наступило. Этого ни Хризипп, ни Эпикур не учли.

Но посмотрим, что изобрел Эпикур, чтобы выбраться из затруднений, порождаемых признанием судьбы. Он придал своим атомам движение отклонения, и в этом движении усмотрел источник и начало свободных действий. Он считал, что благодаря этому существуют события, не подчиненные фатальной необходимости. До него считалось, что у атомов есть лишь движение, вызванное тяжестью и отталкиванием. Это движение происходило по перпендикулярным линиям и не изменялось в пустоте. Изменение наступало лишь тогда, когда один атом сталкивался с другим. Эпикур предположил, что даже в пустоте атомы немного отклоняются от прямой линии; отсюда, говорил он, происходит свобода... Он хорошо видел, что при предположении, что все атомы движутся с равной скоростью по прямым линиям, всюду направленным сверху вниз, никогда не удастся понять, как они могут встречаться, и, таким образом, образование мира окажется невозможным. Следовательно, было необходимо предположить, что атомы отклоняются от прямой линии358.... Если речь идет о том, чтобы показать бессмысленность этого учения, то это можно сделать несколькими путями. Во-первых, есть ли что-либо менее достойное философа, чем предположить верх и низ в бесконечном пространстве? Однако именно это предположил Эпикур, ибо он утверждал, что все атомы движутся сверху вниз. Если бы он предположил, что атомы движутся по прямым линиям во всех направлениях, он определил бы надлежащую причину их встречи без необходимости прибегать к мнимому движению отклонения. Во-вторых, это последнее движение заставило бы его противоречить себе. Он учил, что из ничего не может возникнуть ничего, и в то же время отклонения атомов, по его словам, не зависели ни от какой причины. Они, следовательно, возникали из ничего. Это заключение тем более важно, что... по признанию Лукреция, если бы атомы не обладали движением отклонения, то свободные действия нашей души возникали бы из ничего. Лукреций утверждает что движения души не зависят ни от движения, вызываемого тяжестью, ни от движения, производимого столкновением атомов, ибо в таком случае мы были бы вынуждены признать, что движения души представляют собой звено в сцеплении вечных и необходимых причин и, следовательно, подчинены фатальной необходимости, а Лукреций желает освободить их от подчинения этой необходимости. По мысли Лукреция, движения души, не зависящие ни от тяжести, ни от столкновения атомов, тем не менее возникают из ничего благодаря тому обстоятельству, что атомы обладают движением отклонения. Отсюда я заключаю, что движение отклонения возникает из ничего, или, что то же, это движение не имеет никакой причины, тем самым я низвергаю Эпикура в пропасть, которой он хотел избежать. Если он ответит мне, что отклоняться от прямого пути свойственно природе атомов в той же мере, как их природе свойственно двигаться сверху вниз и соударяться, когда они встречаются, я возражу ему, что их отклонение нисколько не способствует свободе человеческой и не позволяет нам избежать власти рока. Я утверждаю ad hominem, что при этом полностью сохраняется рок стоиков, ибо Эпикур признается, что движение, вызываемое тяжестью и столкновением, неизбежно приводит к фатальной необходимости.