Карта сайта

Разве истина факта, которую засвидетельствовал ...

Разве истина факта, которую засвидетельствовал Цицерон, не ниспровергает сто томов умозрительных рассуждений? Вот перед нами школа Эпикура, практическое нравственное учение которой относительно обязанностей дружбы на протяжении веков не поддается никакому опровержению. И мы видим, что, в то время как самые набожные школы были исполнены раздоров и пристрастий, школа Эпикура наслаждалась глубоким миром. Ее члены следовали учению основателя их школы, не оспаривая его, не противореча ему... Вот что говорит Нумений (67), живший во II в.: союз учеников Эпикура сохранился до этого времени, и тогда вовсе не было видно, чтобы ему угрожал распад. И насколько я знаю, его утверждение никем не было опровергнуто.... Но разве не известно, что Тимократ покинул Эпикура? Разве не известно, кроме того, что уход Тимократа из школы Эпикура не помешал задать вопрос Аркезилаю: почему из других школ люди переходят в школу Эпикура, а из эпикурейцев никто в другие школы не переходит?

Пословица одна ласточка не делает весны дает решение этого вопроса. Ибо, хотя и было известно о нестойкости одного-единственного из сторонников Эпикура, в общем и целом не переставали считать, что никто не изменял эпикуреизму... (F) Отказаться от воззрения Демокрита, согласно которому атомы обладают душой, значило ухудшить атомистическую систему Святой Августин не позволяет сомневаться, что Демокрит считал все атомы одушевленными... Считать, что совокупность неодушевленных атомов может быть душой и может давать образы, которые нам дает мысль, значит допустить гипотезу более туманную, чем хаос Господа. Тем не менее именно в этом состояла точка зрения Эпикура... Но, предположив, что все атомы обладают душой, без труда понимаешь, что различные совокупности атомов образуют различные виды животных, различные виды ощущений, различные комбинации мыслей. Тем самым мы оказываемся защищены от сокрушительного возражения Галена: Cum atomus una dolere non possit, quod alteratioois, et sensus incapax sit, si dum саго acre pungitur, atomus una non sentiat, non sensuras duas, пес treis, пес quatior, пес plureis; perindeque fore, ut si adamantum, aliarumve rerum invulnerabilium acervus fodiatur. Et, ut digiti connexi absque dolore separantur; sic iri atomos diductum, absque ullo doloris sensu, cum sese mutuo contingant322.

Плутарх выдвинул подобное возражение против Колота323. Можно изворачиваться сколько угодно, как это делали Лукреций и Гассепди, пытаясь справиться с данным затруднением, но не удастся даже сколько-нибудь уменьшить его силу. Самое большее, что можно сказать о всех философах, признающих, что первоначала, из которых образованы сложные тела, лишены мысли, - это то, что они обрекают себя, как и Эпикур, на то, чтобы иметь дело с упомянутым затруднением. Надо судить о вещах в соответствии с тем, каковы они на самом деле: предположение, что мир имеет душу или что автоматы обладают дутой, есть единственный путь, чтобы выбраться из этой путаницы. Ведь было бы опасно признать наличие у животных нематериальной души, как и у человека. А что касается вводимого нашими перипатетиками различения между материей и материальной душой животных, то это пустая увертка, сокрушаемая возражениями Галена так же, как и атомы Эпикура. Впрочем, не более бессмысленно предполагать, что атомы в сущности одушевлены, чем предполагать, что они существуют и сами себя приводят в движение... (G) То, чему он учил относительно природы богов, весьма нечестиво. Обвинять Эпикура в том, будто он считал, что боги не заслуживают культа, почитания и подношений, значило бы чересчур пренебрежительно относиться к священным законам справедливости. Ведь он открыто проповедовал противоположный взгляд, он опубликовал превосходные книги о культе богов324, который следует отправлять. Я признаю, что ему возражали следующим образом: поступая согласно своим принципам, он не должен был иметь никакой религии. Но в этом случае спор шел лишь о праве на религию, но никем не отрицался факт [его религиозности], и все были между собой согласны, что внешне он соблюдал религиозный культ. Мы не могли бы привести на этот счет свидетеля, более достойного, чем Сенека. Вот что он говорит: Tu denique Epicure, Deum inertem facis; omnia illi tela, omnern detraxisti potentiam... hunc non habes quare verearis, nulla illi nec tribuendi nec nocendi materia est... Atqui hunc vis videri colere, non aliter quam parentem: grato, ut opinor, animo: aut si non vis videri gratus, qua nullum habes illius beneficium, sed te atomi et istae micae tuae forte ac temere conglobaverunt, cur colis? Propter majestatem, inquis, ejus eximiam, singularemque naturam. Ut concedam tibi: nempe hoc facis nulla spe, nullo precio inductus. Est ergo aliquid per se
expetendum, cujus te ipsa dignitas: id est honestum325. Здесь перед нами в немногих словах религия, которую исповедовал Эпикур. Он почитал богов по причине совершенства их природы, хотя не ожидал от них никакого добра и не боялся, что они причинят ему какое-либо зло326.

Он отправлял их культ, что не является сделкой; он ни в коей мере не исходил при этом из своей собственной выгоды, но следовал лишь идеям разума, требовавшим, чтобы почиталось и уважалось все, что велико и совершенно. Может быть, не ошиблись, обвиняя его в том, что он поступал так лишь из политических соображений327 и с целью избежать наказания, которого он не избежал бы, если бы ниспроверг культ богов. Но даже если бы это обвинение было хорошо обосновано, оно осталось бы безрассудным. Справедливость требует, чтобы о ближнем судили по тому, что он делает и говорит, а не по скрытым намерениям, которыми он, как воображают, руководствуется. Надо предоставить богу судить о том, что происходит в глубине сердца. Один лишь бог доискивается, что творится в груди и в сердце [людей]. И в конце концов почему мы не хотим [признать] того, что Эпикур придерживался идеи культа, рекомендуемого нашими самыми ортодоксальными богословами в качестве самого законного и самого совершенного? Они ежедневно говорят нам, что, если бы не было ни надежды на рай, ни страха перед адом, все равно надо было бы почитать бога и делать все, что считается угодным богу328. Ниже я приведу329 свидетельство Диогена Лаэртского о благочестии Эпикура. Итак, единственным доказательством утверждения, коим начинается это примечание, является то, что Эпикур приписывал богам бездействие. Он лишал их управления миром, он не признавал их причиной Вселенной. Это весьма безбожное мнение. Авторы не согласны между собой насчет того, учил ли Эпикур, что боги составлены из атомов. Если он этому учил, то он должен был лишить божественную природу вечности и неразрушимости - ужасная и бесконечно кощунственная точка зрения. Но я отнюдь не считаю, что Эпикуру можно вменить в вину эту точку зрения, ибо один из его первых принципов заключался в том, что бог, будучи блаженным и бессмертным, никому не делает зла и не вмешивается ни в какие дела... Эпикур, следовательно, не считал, что боги были созданы, как мир, в результате случайной встречи атомов. Эпикур хорошо понимал, что таким путем он бы их определенно сделал смертными... Однако Тертуллиан330 и святой Августин331 утверждают, будто Эпикур говорил, что божественная природа складывается из атомов.