Карта сайта

Стоики, которых можно назвать фарисеями ...

Стоики, которых можно назвать фарисеями язычества, выступая против Эпикура, делали все, что могли, чтобы вызвать ненависть к нему и добиться, чтобы его подвергли преследованиям. Они предъявляли ему обвинение в том, что он ниспровергает культ богов и толкает род людской в пучину разврата. Он же в этом отношении не позволял себе ничего лишнего314. Свои взгляды он представил на рассмотрение всех, создал благочестивые сочинения, рекомендовал почитание богов, воздержание и целомудрие. Несомненно, он жил образцово, в согласии с правилами мудрости и философской умеренности315, но о его нравах распространяли клевету, и был один перебежчик из его школы, рассказывавший о нем много дурного. Два года назад316 один чрезвычайно ученый человек отстаивал мнение, что этот философ вовсе не отрицал божественное провидение.

Хотя до нас не дошли произведения Эпикура, нет ни одного древнего философа, взгляды которого были бы более известны нам, чем взгляды Эпикура. Этим мы обязаны поэту Лукрецию, Диогену Лаэртскому и еще больше ученому Гассенди, который с исключительным прилежанием собирал все, что сообщается об учении этого философа и его личности в древних книгах, и усердно привел все это в стройную систему. Если когда-либо существовал пример, показывающий, что время в конце концов восстанавливает справедливость, оправдывая оклеветанную невинность, то это пример Эпикура, ибо ныне выступило столько знаменитых защитников его практической морали и его спекулятивной морали, что уже никто, кроме упрямцев и невежд, не судит о нем плохо. Он умер во втором году 127 олимпиады317, страдая от задержания мочи; при этом он проявил совершенно исключительное терпение и стойкость. Ему шел тогда семьдесят второй год. Невозможно исчерпать все, что можно сказать хорошего о благородстве его нравов, и все, что можно сказать плохого о его мнении относительно религии. Бесчисленное множество людей придерживается ортодоксальных воззрений, а живет недостойно. Он же и его многочисленные последователи, наоборот, придерживались дурного учения, но вели достойный образ жизни (N). Не нужно забывать, что Эпикур был сторонником весьма хорошей морали, проповедуя, что должно проявлять послушание по отношению к властям. Эпикур стал гораздо более знаменит после смерти, чем при жизни (Р), как предсказывал Метродор и как отметил Сенека.

Будет небесполезно привести здесь пример зловредности и недобросовестности, проявлявшихся при критике Эпикура. Эпикур написал сочинение, озаглавленное <Пир>, и обсуждал в нем вопрос: когда самое подходящее время для сближения с женщиной? Критики Эпикура, желая найти предлог дурно отозваться о нем, искаженно представили его образ действий и обстоятельства дела. Есть все основания считать, что он ни в чем не был виноват, поскольку Плутарх, проявив справедливость, показал, что в этой книге нет ничего такого, что не было бы достойно философа, и тот же Плутарх написал специальный трактат, чтобы доказать, что невозможно счастливо жить, руководствуясь принципами Эпикура. Плутарх показывает, между прочим, что учение, отвергающее божественное провидение и бессмертие души, лишает человека бесчисленного множества утешений, пока он живет, и приводит его в отчаяние, когда он должен умереть (R). Я вовсе не сожалею, что этот автор воздержался от исследования вопроса о том, рассуждают ли те, кто отрицает провидение, более последовательно, чем те, кто его признает. Я хочу сказать лишь одно: не более ли основательно рассуждают (предполагая, что материя обязана своим существованием лишь самой себе, как считают все философы) те, кто полагает, что боги никак не воздействуют на материю, чем те, кто полагает что они ею распоряжаются по своей прихоти. Повторяю, я вовсе не сожалею, что Плутарх не взялся за исследование этого вопроса, ибо он был чересчур уж настроен против эпикуреизма и чересчур пристрастно относился к определенным теориям, сторонником которых он был, чтобы не исказить и не запутать этот сложный вопрос.

Но мне досадно, что я не читал ни одной книги, в которой затрагивался бы этот спор. Мне кажется, что среди стольких апологетов Эпикура должно было найтись несколько таких, которые, осудив его безбожие, попытались бы показать, что оно естественно и философски вытекает из заблуждения, общего всем язычникам и состоящего в признании вечности существования материи (S). Ниже я сделаю несколько замечаний, которые, между прочим, покажут, что 1) если не придерживаться в вопросе о сотворении мира системы взглядов Писания, то, чем последовательнее рассуждаешь, тем больше заблуждаешься; 2) система Писания единственная система, обладающая тем преимуществом, что она устанавливает основательный фундамент провидения и совершенств бога (Т). Нет ничего более жалкого, чем метод, используемый Эпикуром для объяснения свободы (U) человеческих действий. (D) Все его ученики жили вместе со своим учителем. Лаэрций318 свидетельствует о том, что Эпикур имел столько друзей, что даже целые города не могли бы их вместить. К нему приходили из всех городов Греции и Азии319. Даже Египет посылал ему учеников. Город Лампсакия, где он преподавал свою философию, дал ему много учеников. Он не хотел подражать Пифагору, учившему, что имущество друзей должно быть общим. Эпикур считал, что такое установление свидетельствует о недоверии320. Ему больше нравилось, чтобы каждый был готов добровольно отдать свои вещи для нужд других, когда это станет необходимым. Несомненно, эта идея больше приближается к совершенству, чем общность имущества, и нельзя не восхищаться союзом учеников Эпикура и благородством, с которым они друг другу помогали, оставаясь каждый господином своего достатка. Вот прекрасный отрывок из Цицерона: <De qua (amicitia) Epicurus quidem ita dicit, omnium rerum quas ad beate vivendum sapientia comparaverit, nihil esse majus amicitia, nihil uberius, nihil jucundius. Neque vero hoc oratione solum, sed multo magis vita et moribus comprobavit. Quod quam magnum sit, fictae veterum fablilae declarant, in quibus tarn multis tamque variis ab ultima antiquitate repetitis, tria vix amicorum paria reperiuntur, ut ad Orestem pervenias profectum a Theseo. At vero Epicurus una in domo, et ea quidem angusta quam magnos, quantaque amoris conspiratione consentientes tenuit amicorum greges? Quod fit etiam nunc ab Epicureis>321. Невозможно после этого говорить, что люди, отрицающие провидение и считающие своей конечной целью собственное удовольствие, никоим образом не способны жить в обществе, что такие люди необходимо становятся предателями, мошенниками, отравителями, ворами и т. п. Разве один лишь этот отрывок из Цицерона не ниспровергает все непоколебимые мнения такого рода?