Карта сайта

Примечания - часть 3 - Конечно, в этой форме не заключается ...

36  См. Карпова, ч. I, 371-372.

37  Конечно, в этой форме не заключается самая сущность определения, но ею значительно сокращается выражение определения, что весьма важно для более развитой и широкой степени научного сознания.

38  Мы уже видели (§ 1 1, что в одном из определений знания: δόξα αλη&ής μετά λόγου επιστήμη (знание есть правильное мнение, соединенное с объяснением), Платон различает три возможных значения термина: λόγος. В одном из этих значений оно есть специфический признак, т. е., такой признак, которым представление или понятие (состоящее из верно указанных родовых признаков или частей), отличается от других (т. е., сходных по роду, и различных по видовым отличиям).

39  См. Политик в переводе Mbller'a, I. cit. III, стр. 653 и след.

40  В введении диалога: "Парменид", выведен юный Сократ Присутствующим вместе с другими лицами при чтении Зеноном его сочинения. Когда чтение окончилось, то по поводу высказанных в нем воззрений начался разговор у Сократа с Зеноном и Парменид ом, который кончился тем, что Парменид применяет практически рекомендуемый им прием.

41  Конечно, этот прием имеет значение для образования понятий, ибо каждое положение или суждение есть всегда выражение содержания какого-либо понятия. Таковы же суждения суть и определения.

42   См. Paul Janet. Etudes sur la dialectique dans Piaton et dans Hegel. Parus. 1861 стр. 191-197.

43  Единое здесь берется само в себе, без отношения к каким-либо многим, к которым оно принадлежит, как член; и в этом вопросе сводится к тезе о бытии, поставленной элеатами: единое или, иными словами, единое или многое то, что есть.

44  Здесь в диалоге платонов Парменид, между прочим, опровергает выводом невозможных последствий теорию действительного Парменида, что бытие едино.

45  Именно, Платонова Сократа, как увидим мы ниже.

46  Евклид, которого нужно отличать от одноименного математика Евклида, жившего гораздо позднее, был учеником Сократа и основателем особой школы в своем отечественном городе Мегаре. После смерти Сократа Платон переселился к Евклиду в Мегару и здесь обстоятельно познакомился с элейской философией, приверженцем которой был Евклид. Этот последний и его школа соединили учение элеатов с сократическим в том, что все определения бытия Парменида перенесли на сократово Благо. Им приписывается тоже, что они впервые общим понятиям придали реальное значение и под именем идей перенесли их на тоже единое бытие или благо. Однако при этом они не разумели их ни как логические определения единого, ни как субстанции, составляющие вместе единое. Различные понятия (напр., разум, истина, бог и пр.) И были для них только формы или, лучше сказать, особые имена одного и того же Блага. Впрочем, некоторые исследователи отрицают, чтобы это учение о понятиях, как идеях, существовало ранее у Евклида. Целлер думает, что понятие и термин идей мог быть принят Евклидом и Платоном сообща в научных беседах во время пребывания последнего в Мегаре. Во всяком случае, если было какое-либо влияние Евклида на Платона в учении об идеях, то оно ограничивалась только весьма неясной мыслью о реальном значении понятий и термином идей. (Сравн. Steinharte Platon's Leben, стр. 155 и след. и Zeller I. с. 214 и след.).

70 Все наши сказуемые о предметах имеют в виду уловить не происхождение, не движение вещей или в вещах, а какой-либо стоячий момент в вещи, которому предшествовала перемена, движения, приведшее к этому моменту. Говоря про что-либо: это бело, я, так сказать, разрываю процесс, который привел это к белизне и который, может быть, в ту же минуту уже изменяет эту белизну в другое качество, но все предикаты, означающие эти отверженные, стойкие моменты, суть общие понятия.

71  Эти степени и оттенки могут быть так неопределенны, что способны перейти в свою противоположность, т. е., неравное и не белое ("Федон").

72  Когда мы, напр., утверждаем сходство двух однородных вещей (положим, животных), то разумеем сходство в данных всех чувств, или же многих.

73   Этот опыт состоит в том, что Сократ, призвав мальчика, раба Менона, никогда геометрии не учившегося, посредством искусных расспросов заставляет его решать геометрический вопрос: найти сторону квадрата, площадь которого была бы вдвое более площади данного квадрата (напр., если данный квадрат в 4 фута, то, как найти квадрат, площадь которого была бы в 8 футов). Сперва мальчик ошибается, думая, что нужно увеличить стороны данного вдвое, но потом руководимый расспросами Сократа поправляет свою ошибку и находит, что стороной искомого квадрата должна быть диагональ данного.

74  Т. е., связь, соединение.

75  См. Аристотеля Analyt. Priora I, 31.

76  т. е., на основании существенных, т. е., действительно-видовых отличий.

77  Все эти правила особенно обстоятельно указаны в "Политике".

78  Вот вкратце определения софиста, полученные этим путем. Софист оказался охотником на сухопутных ручных животных, именно молодых людей хорошего происхождения, на которых он охотится хитростью, приманивая их мнимой наукой о добродетели и получая с них за то значительное денежное вознаграждение. Но так как это определение не исчерпывает сущности софиста, то с того пункта, по которому добывающая деятельность, с согласия добычи, может быть или посредством дара или обменом, торговлею, получается ряд определений софиста в другой форме. Софист есть разносчик из города в город товаров, служащих для питания души, именно, знания о добродетели. Но и этого мало. С другой точки зрения, также имеющей свое начало в одном из пунктов предыдущей дихотомии, софист не только разносчик чужих товаров, но он и ремесленник, производящий свои, именно, знания о том же предмете. Далее софист занимается приобретением в особом роде борьбе с противником, а именно в борьбе словом, споре, именно частном споре, происходящем путем вопросов и ответов. Операция спора состоит в различении сходного от несходного, дурного от хорошего. Такая деятельность может быть направлена на добро, на очищение души от порока и зла, а также и от невежества. В этом последнем отношении нужно отличать особенно важный вид очищения, состоящий в воспитании, т. е., в освобождении от иллюзии знания того, чего вовсе не знаешь. Это воспитание происходит или со строгостью или кротко, путем приведения незнающего к противоречию с самим собой. Но это определение софиста, как очистителя, едва ли сообразно с его сущностью, скорее оно есть признак философа. Поэтому нужно оставить прежний путь и поискать определение софиста на другом. До сих пор, по Платону, достигнута только один твердый пункт это тот, что софист есть спорщик, диалектик. Но так как он спорит, о чем угодно, а человеку нельзя всего знать, то не может быть, чтобы он основывал свой спор на истинном знании. Знание его мнимое, он дает только подобие знания, подделывает его подражанием. Но здесь мы впадаем в затруднение объяснить, каким образом может быть подобие знания, т. е. ложное знание и ложная речь. Если знание есть знание о сущем, то ложь, ошибочное знание, есть знание о несуществующем, выдаваемом за сущее. Здесь диалог оставляет исследование сущности софиста и занимается сперва вопросом о бытии и небытии, а потом об общении идей, и уже после того, на основании добытых результатов, снова возвращается к определению софиста.