Карта сайта

Прежде всего, элейская философия осветила ...

Прежде всего, элейская философия осветила для Платона сущность уже прежде знакомого ему геракпитизма. Это освещение произошло двумя путями: во-первых, раскрытием понятий бытия (см. Фил. Эт. ч. I стр. 90 и след.), указанием, что то, что зовется и мыслится сущим, едино не возникает, не исчезает, не движется и т. д., а во-вторых, критикой понятия перемены и движения. Далее из элейской же философии почерпнул Платон также одно из основных своих положений, что не существующее никаким образом немыслимо и что знание и мышление должны относиться к сущему и выражать сущее. Наконец, из нее же взят был термин: мнение (δόξα), для выражения всей области чувственно эмпирического мира. Но так как Платон не мог допустить вместе с Парменид ом, чтобы этот мир мнения был полной иллюзией и не имел никакого участия в бытии, то ему предстала задача соединить и как-либо примирить два противоположнх направления Гераклита и элейцев. Элементы для этого примирения даны были, как увидим далее, отчасти пифагоризмом и другими направлениями досократовой философии, отчасти оригинальной концепцией идеи. Эта трудная задача выполнена была Платоном в двух группах диалогов,; из каких одна принадлежит к эпохе его путешествий и первому времени учительской деятельности в академии143, т. е. приблизительно к тридцатым и сороковым годам жизни философа, а другая к сравнительно позднейшему его возрасту, т. е., приблизительно от пятидесятых годов его жизни и до конца ее144. В первой группе он критически относится к предшествующим и современным философским направлениям и в то же время вырабатывает собственные начала и в метафизике, и в методологии. Во второй группе он сравнительно систематически излагает эти начала, дополняет, развивает и пытается приложить их к объяснению явлений познания, внешней природы и этики.

В "Теэтете" главным образом развертывается Платон с гераклитизмом, и его последствием, субъективизмом Протагора и вообще с ходячим сенсуализмом, полагающим знание в чувственном восприятии. Мы уже видели (гл. I § 6), что теории абсолютной перемены и движения Гераклита опровергается тем, что по ней не только бытие неуловимо в познании и ощущении, но и отрицается само о себе. Но не должно думать, чтобы Платон опроверг Протагора и сенсуализм Теэтета только тем, что им приведена к нелепости бывшая в возможной исторической связи с ними метафизическая теория; напротив, он опровергал их и независимо от этой связи. Мы уже знаем (гл. I, § 10), что самое решительное опровержение положения Протагора о "человеке, как мере вещей", состоит в том, что оно, по своему смыслу, оправдывая тех, которые его отрицают, уничтожает возможность знания вообще и само отказывается от малейшего притязания на истину. Точно также мы касались опровержения положения Теэтета, говоря об обосновке Платоном гипотезы идей (гл. I, § 16). Сущность его состоит в том, что наше фактическое, подтверждаемое внутренним опытом, знание о чувственных предметах заключает в себе часть, не составляющую содержание ощущения и не могущую быть чувственным восприятием. Эту часть составляют предикаты: бытия, тождества, сходства, несходства, красоты, безобразия и т. п., предикаты, общие всем предметам, и привходящие к содержанию чувственного восприятия от самостоятельной деятельности души, сравнивающей чувственные впечатления.

Что же касается до приведения положений Протагора и Теэтета к гераклитизму, как их основе, то, мне кажется, Платон сделал это с той целью, чтобы через критику этой основы сделать наиболее ясной несостоятельность теории относительности знания вообще. Хотя Платон прямо этого не высказал в "Теэтете", но очень вероятно, что он понимал то яркое противоречие, которое заключается в положении, что всякое знание относительно, что оно есть только отношение субъекта к объекту. Так как отношение не имеет никакого смысла без предположения соотносящихся членов (membra relationis). т. е. существующих о себе, то эти члены и суть предполагаемая релятивизмом субъект и объект. Но если они известны, т. е., принадлежат к области знания, то они, по теории, сами суть не что иное, как агрегат отношении , если они не известны, то на каком основании теория утверждает, что они соотносятся и существуют. Это противоречие особенно ярко, когда, с точки зрения гераклитизма, еще предполагается, что они не только соотносятся, но при этом беспрерывно становятся (т. е., никогда не суть).

Кроме критического отношения к гераклитизму и родственным, с ним теориям знания в "Теэтете" же мы видим и критическое отношение к теории самого Собрата. Точка зрения Сократа, опровергаемая здесь Платоном, по верному замечанию Штейнгарта146, выражается в определении, что знание есть правильное мнение с объяснением.

К критике этой точки зрения Платон приступает после опровержения положения, посредствующего между ней и сенсуализмом Теэтета, а именно, что знание есть правильное мнение. Мы уже видели (гл. I, § 11), что разумеет Платон под мнением, и отчасти познакомились с опровержением сейчас обозначенного положения. Сущность опровержения состоит в том, что, как скоро при правильных суждениях или представлениях (мнении) могут быть и ложные, то нужно мерило, т. е., уже знание, которое решило бы, какое представление истинно, какое нет, иначе говоря, правильное мнение уже предполагает знание, чтобы быть знанием147.