Карта сайта

Глава II НАПРАВЛЕНИЕ ФИЛОСОФИИ ПЛАТОНА

§ 1. НАПРАВЛЕНИЕ ФИЛОСОФИИ И ЕГО ФАКТОРЫ

Под направлением философии того или другого мыслителя я разумею ту окончательную форму, которую приняла она в трех главных сторонах всякой философской системы: теории познания, метафизике и этике. В выработке этой формы всегда участвуют три фактора: индивидуальная природа философа, общественная среда, в которой он живет, и влияние предшественников. Обыкновенно первый и третий фактор имеют преимущественное значение, ибо как ни сильно вообще влияние φ еды на деятельность человека, оно все-таки слабее в области научной и особенно философской, чем в других сферах жизни. Сущность истинно научной деятельности в том и состоит, что созншпелъная сторона жизни и особенно мысли преобладает над бессознательными, рефлективными, рутинными импульсами, из которых слагается механическое влияние среды и житейской обстановки. Ученый и специально философ главным образом отличается от других членов общества в том, что как все психические функции, так в особенности познавательные совершаются в нем наиболее под контролем сознания; он более чем другие, отдает себе отчет в психических процессах, совершающихся в нем, и усиливается направить их сообразно сознательно поставленным целям. До какой степени удаются философу этот контроль и эти усилие - это зависит от глубочайших оснований его индивидуальной природы, напр., от общего количества его психических сил, от относительного количества их, исстрачиваемого на познавательную деятельность, сравнительно с другими, от психических задатков и предрасположений, которые склоняют деятельность человека более в одну колею, чем в другую и т. п. Во всяком случае, как всякому живому существу, так и философу невозможно перешагнуть за индивидуальную его природу: за то оказывается в значительной степени возможным, опираясь на эту индивидуальную природу, бороться с теми или другими влияниями среды и выбирать между ее многоразличными путями и течениями. Что же касается до третьего фактора, т. е., влияний предшествующих философских миросозерцаний, то для философа, как такого, они играют ту же роль, какую играют для него, как для человеческого      индивидуума   вообще, физиологическое и психологическое наследство, полученное от родителей.

Но, не смотря на существование трех факторов в направлении той или другой философской системы, обыкновенно в истории философии на первом плане стоит третий фактор. Причина тому заключается не в одном только ближайшем и яснейшем его влиянии сравнительно с остальными, но и в наибольшей трудности исследовать значение остальных двух. Обыкновенно данные о личности философа и его индивидуальных свойствах бывают так скудны, что история философии только с трудом может до известной степени восстановить эту личность; еще труднее восстановить влияние среды на эту личность, ибо здесь дело усложняется необходимостью полного знакомства с эпохой и страной, в которой жил философ, в чем история философии зависит от большего или меньшего совершенства исторической науки вообще. Разумеется, эти затруднения увеличиваются тем более чем далее стоит от нас по времени исследуемая и объясняемая нами философская система. Поэтому всего легче объясняется ее состав и направление со стороны влияний на нее предшественников философа, ибо, если бы мы не имели никаких исторических данных об этих влияниях, то их все-таки не мудрено обнаружить путем сопоставления учения исследуемого философа с учением его предшественников.
Что касается до направления философии Платона, то и мы, следуя более или менее установившимся данным истории философии, будем объяснять это направление главным образом из влияний предыдущей философии, указывая, где нужно и где можно, на влияние и двух других факторов.

Прежде, нежели мы приступим к характеристике форм Платоновой философии, мы в общих чертах обозначим, как складывались ее составные элементы в процессе развития под влиянием вышеозначенных факторов.