Карта сайта

Но наоборот, Платон ясно противополагает ...

Но наоборот, Платон ясно противополагает художников, т. е., софистов по общепринятому смыслу, учителям мудрости, т. е., софистам в его смысле. Такое противоположение есть, напр., в "Иппиасе большом" (282 D); в "Меноне" (91 D) Фидиас противополагается софистам и Протагору и именно как раз не в том, что Протагор брал вознаграждение за свою деятельность, а Фидиас не брал, а, напротив, в том, что Фидиас, производивший действительно прекрасные вещи, и с ним девять других скульпторов не нажили столько денег, сколько один Протагор уроками мнимой мудрости и добродетели. Наконец, решительным доказательством того, что не обучение за вознаграждение составляло для Платона существенный признак софистики, служит уже указанное нами приложение имени софиста к народной толпе. Она точно так же, как и софисты, противополагается философам ("Государство" VII 492 В, 493 А); она, по Платону, считает себя величайшим софистом и воспитателем в мудрости и гражданской добродетели; частные же нанятые лица только подражают ей и преподают тоже, что и она. Вот это-то подражание толпе, власть имущей, и подлаживание под нрав и капризы "огромного народного зверя" и составляли главным образом в глазах Платона ту пропасть, которая отделяла философа от софиста, истинную мудрость от мнимой.

Итак, скажем мы в заключение, Платон не произвольно, а на основании действительности образовал то особое понятие софиста, которое мы встречаем в его сочинениях. Что же касается до того, что будто он нарочно приложил к этому термину возбуждающие презрение атрибуты, то это всего лучше опровергается полемикой против немецких ученых самого Грота (ibid. стр. 184 и след.), который, опираясь преимущественно на самого Платона, доказывает, что софисты (особенно старшие) вовсе не заслуживают того презрение, с каким относятся к ним эти ученые. Конечно, Платон боролся с софистами на почве философии и морали, но, не смотря на горячность этой борьбы, был настолько объективен, чужд личной злобы и раздражение к своим противникам и вообще настолько сохранял меру и чувство приличия в своей полемике, что ее смело можно рекомендовать как образец для подражания даже и в наше время.

Что касается до того, что некоторые немецкие ученые преувеличили показания Платона о софистах и сделали из них какую то секту, специально развращавшую афинское общество, то Платон в этом не повинен. Конечно, софисты вовсе не составляли секты с общим учением и общим методом; хотя легкомысленное отношение к философской истине и нравственной правде было в разных степенях обще всем им. Точно также, нельзя видеть в них причину порчи современного афинского общества: они нашли уже готовую почву для своих уроков мудрости и добродетели и были не лучше и не хуже современной им образованной публики. Конечно, они с другой стороны и не способствовали к нравственному подъему афинского общества.

Достаточно, по моему, возразивший на упрек, сделанный Гротом Платону, я не имею возможности входить в разбор его соображений, которыми он пытается обелить софистов. Мимоходом позволю себе только заметить, что мне эта попытка кажется не достаточно убедительной.

Грот обходит главные темные стороны софистики и отстаивает ее более от действительно преувеличенных упреков немецких ученых. Между прочим, он особенно напирает на то, что у греческих софистов было много сходного с разными современными общественными деятелями, напр., профессорами, легистами, адвокатами, и что, следовательно, если не одобрять софистов, то следует не одобрять и соответствующих им современных деятелей. Мне так кажется наоборот, что сходство с некоторой и не малой частью названных джентльменов! не может послужить к украшению софистов. "Греческие софисты, по верному замечанию Дюринга, не были, но крайней мере, лицемерами и, не скрывали, что они не имеют никаких убеждений... Они были столь же легкомысленны, как и их публика, и предлагали свои искусства сообразно потребностям, господствующим вкусам и спросу богатых классов общества за цены, существовавшие на свободном рынке этого рода товаров". (Kr. Gesch. d. Phul. 74). Современные же софисты, которых не мало в образованных классах и Англии, также, не имея никаких философских, религиозных, нравственных убеждений, заведомо подделывают их ради целей личного благосостояние и подделывают столь тщательно и
искусно, что даже самих себя под час убеждают в обладании ими.