Карта сайта

§ 19. ХУДОЖЕСТВЕННОСТЬ ИЗЛОЖЕНИЯ ПЛАТОНА; СОКРАТ, КАК  ПОЗНАВАТЕЛЬ ЗНАЧЕНИЯ МИРА У ПЛАТОНА

Под художественностью в выражении учения Платона я разумею не только прямо поэтические эпизоды в его сочинениях напр., мифы, описание мест и лиц, сравнения, уподобления и т. п., но гармонию, меру, целесообразность с которой расположены и выражены как отдельные диалоги относительно общей идеи, связывающей их в систему, так и отдельные части этих диалогов в их взаимном отношении.

При видимой случайности мест, лиц, поводов к беседе, все диалоги органически связаны тем, что они от разных точек отправления приходят к одному пункту и с разных сторон освещают сущность всей системы. Этот твердый пункт составляет мысль, что философское сознание есть высшее в сфере теоретической и что он же служит единственной основой, как для нравственной деятельности человека, так и для осуществления в жизни истинно-прекрасного. Конечно, этот основной мотив мы встречаем главным образом в тех диалогах, которые принадлежат к периоду самостоятельного философствования Платона. При этом нельзя разуметь дело так, чтобы эти труды его, занимающее сорок с лишним лет его жизни, были связаны каким-либо заранее обдуманным планом. Основное убеждение, что философия есть конечная и подлинная цель всякого знания и что она есть сила, облагораживающая и преобразующая в направлении к идеалам, всю жизнь, - это основное убеждение, раз создавшись и укрепившись в душе Платона, само по себе и без всякого плана, сделалось центром, из которого истекали и к которому примыкали все частные и специальные его исследования. Как мы видели сейчас, "Кратил", содержанием которого служит вопрос о языке, тяготеет к центральной мысли, что только диалектик есть высший законодатель в языке. Содержание "Теэтета", вполне полемическо-отрицательное, состоит в опровержении положений: знания есть ощущения; знание есть правильное мнение; знание есть правильное мнение с объяснением. Но с одной стороны из самого опровержение видно, что оно совершается во имя высшего положительного, хотя и не высказанного явно, принципа, а с другой как противоположность опровергаемым точкам зрения ставится совершенно эпизодически введенное в диалог изображение философа. В этом, по видимому, механически приклеенном к диалогу эпизоде ясно высказывается превосходство философского сознания, основанного на истинном знании, над сознанием, исключительно стоящим на опровергаемых точек зрения. На одной стороне мы видим возвышенность целей, к которым направлена деятельность философа, его умственная и нравственная свобода, благородство настроение; на другой рабство перед людьми и обстоятельствами, среди которых проходит деятельность риторов, демагогов и т. п., вообще практиков, ничтожество целей и предметов, поглощающих то их внимание, и низменность чувств. В "Федре", имеющем своим содержанием риторическое искусство37, доказывается, в конце концов, мысль, что оно только тогда становится истинным искусством, когда стоит на основании философского знание; и это положение верно даже и в том случае, когда искусство речи не имеет целью истину, а служит только средством уговаривания, убеждение в вероятности чего-либо. В "Пире" речи гостей Агатона и его самого служат только для контраста с речами Сократа, рассматривавшего эрос как сущность философии, и Алкивиада, указавшего на воплощение этой сущности в самом Сократе. В "Горгиасе" в противоположность Горгиасу, Полосу и Калликлу, которые думают, что самое важное дело жизни состоит в том, чтобы посредством риторики господствовать над судьями и народным собранием, изгонять, "кого захочешь", и убивать, "кого покажется", и в том, чтобы наиболее сильные и умные, захватив власть над слабыми и неразумными, управляли ими и жили в наслаждении - в противоположность им Сократ доказывает, что только философия и основанная на ней жизнь есть призвание достойное человека.

Этих указаний достаточно для выяснения гармонической связи, в которой стоят отдельные сочинения Платона, относительно созидающей и проникающей все их единой основной мысли; теперь укажем на образчик архитектоники отдельных сочинений и изящества их строения.

Как на один из замечательных примеров в этом отношении можно указать на "Протагора", отличающегося богатством сценических и драматических элементов, свежестью и наглядностью образов и мастерством расположения и сочетания частей разнообразного содержания диалога. Главная цель диалога88 подвергнуть критике софистику в ее претензиях быть наставницей в добродетели и указать на ее полную несостоятельность. Параллельно с этой критикой в противоположность софистике указывается на серьезный метод исследования вопросов, относящихся к добродетели, а также на основное положение этики Сократа и Платона. Во введении к диалогу Сократ собирается к Протагору с Иппократом, страстно ищущим знания. В беседе перед дорогой Сократа с Иппократом уже обозначается основная мысль диалога. Сократ уподобляет софиста торговцу съестными припасами для души, а при покупке этой пищи всего более нужно опасаться обмана, ибо она потребляется непосредственно, без возможности предварительного осмотра ее качества. Затем следует весьма богатое красками описание внешнего вида и положения, в каком нашли спутники трех известнейших софистов: Протагора, Гиппия и Продика, гостей в доме богатого афинянина Каллия. Центральное место между ними занимает Протагор по его возрасту, славе, почету, которым он окружен от своих учеников и почитателей, и по самоуверенности, с которою он считает себя наилучшим наставником в добродетели. В начавшимся потом разговоре в на тему об "изучаемое™ добродетели" Платон весьма искусно изображает приемы и манеру, которая была в ходу у софистов при обучении ими молодых людей. Разрешая недоумение Сократа по поводу вышеозначенной темы, Протагор сперва высказывает свое мнение путем притчи, для чего пространно и кудревато излагает содержание мифа о Прометее и Эпимете и обосновывает на этом мифе объяснения фактов из общественной жизни афинян.