Карта сайта

Конечно, для нас это определение окажется не основательным ...

Конечно, для нас это определение окажется не основательным уже по одному тому, что в нем не указано на отношение благочестия, как и всякой другой добродетели, к воле. Благочестие основывается не только на знании уставов богопочитания, но и на влечении осуществить эти уставы в деянии: можно отлично знать уставы, но не иметь охоты поступать по ним. Но недостатки определений Сократа в данном50 случае и в других нисколько не уменьшают высокой ценности его методического требования от знания, чтобы оно состояло в понятиях обоснованных. Само собой разумеется, что основания для понятий, достаточные для Сократа и его времени, могут оказаться недостаточными для нас и нашего времени: весь исторический прогресс знания главным образом в том и состоит, что люди все глубже и глубже всматриваются в составные элементы своих понятий (т. е., все ближе подходят к последним, далее неразложимым основаниям их) и все точнее и точнее образуют эти понятия в сознательном мышлении. Но для этих целей анализа, сознательной проверки и образование понятий у нас в течение веков открыты были многие методические приемы: общие (логические или для всех понятий вообще) и частные (приемы для образования понятий в специальных науках). Единственным образцом правильного образования понятий служила для Сократа практическая область искусств и ремесел.

Типом действительного знания, в котором люди, "понимающие, в чём состоит данный предмет, могут и другим объяснить его не сбиваясь сами и, не сбивая других" (см. цит. No 10), типом этого знания для Сократа служили плотники, кожевники, кормчие, хирурги, музыканты и им подобные специалисты. Все эти специалисты, по мнению Сократа, отличаются тем, что могут указать, как и от кого, они приобрели свои знания; далее они могут указать на предмет и цель этих знаний, способы, посредством которых цель достигается, и основания, почему цель достигается именно такими способами, а не другими; наконец они могут перед синь свои специальные знания другим. Когда другие люди и даже правительство обращаются к этим специалистам, по предмету их занятий (напр., к архитектору, кормчему, музыканту и пр.), то принимают их мнение и указание, как указание людей авторитетных, и никто, не принадлежащей к той же профессии, и не подумает оспаривать их51. Сократу хотелось, чтобы и относительно особенно важных и интересовавших его предметов, именно морали, человека и общества, существовало такое же знание, какое было у специалистов относительно их знаний. Он требовал, чтобы мудрецы или софисты, государственные люди, полководцы, ораторы и пр. точно также отчетливо и доказательно отвечали на вопросы о государств и его управлении, об обществе и его благосостоянии, о благочестии, справедливости, мудрости и других добродетелях и способах их приобретения и т. под., как отчетливо и доказательно отвечают кормчий обо всём, что относится к кораблевождению, музыканта к игре на музыкальных инструментах, архитектора, к постройке зданий и т. д. Но именно в вопросах нравственных и общественных Сократ встречал полную противоположность своему исканию. Не только те, которые, по видимому, были специалистами по этим вопросам, но всякий произносил решительные суждение по поводу их; но при этом никто не мог дать обстоятельного отчета ни о происхождение своих суждений и понятий, ни об их основаниях. Люди, по видимому, весьма удачно прилагавшие к делу свои знания об управлении государством (напр., Аристид, Перикл) не могли научить других своим знаниям, и даже собственных своих детей, между тем как всякий ремесленник может всякого назначить своему ремеслу. Значит, знание, относящаяся к занятиям делами общественными и упражнениями в той или другой добродетели, суть дело случая и личного таланта, а не действительные знания, стоящие на каком-либо прочном основании. Далее в знании о добродетели, человеке и обществе не только все друг другу противоречат, но каждый в отдельности но держится постоянно одного и того же и противоречат себе. Тоже стремление к знанию в форме обоснованных понятий и тоже требование определение этих понятий представляет Сократ и у Платона: но так как у последнего и то, и другое является на высшей ступени развития, то мы изложением приемов Платонова Сократа займемся ниже. Здесь же достаточно заметить, что тем менее Платон был самостоятелен и чем более находился под влиянием Сократа, чем более в диалогах, относящихся к этой эпохе (напр., в "Лахесе, Хармиде, Евтифроне), платонов Сократ походит на ксенофонтова.
Теперь остается еще привести свидетельство Аристотеля, который говорит, что Сократ, посвящавший свою деятельность исследованию вопросов нравственных, "поставил, своей целью в этой области общие понятия и первый напал на мысль давать определения: ему, по справедливости, можно приписать открытие двух начал, составляющих исходный пункт науки: индукции и определение52".

Итак, Сократ искал знания о человеке и обществе в форме устойчивых и обоснованных понятий и считал определение мерилом обладания такими понятиями. Но спрашивается, как поступал, он, если понятие и его определение не было в наличности?