Карта сайта

Необходимость постепенной привычки к блеску солнца ...

Необходимость постепенной привычки к блеску солнца означает необходимость предварительных занятий математическими науками прежде, чем перейти к диалектике, науке об идеях, причем тени вещей и образы в воде соответствуют арифметике и геометрии, звездное небо астрономия и, наконец, созерцание самого солнца диалектики и ее высочайшему содержанию, идее Блага.

За этой аллегорией следует у Платона еще одна форма пути к философскому сознанию, а именно, в виде педагогического плана, которому должно следовать идеальное государство в воспитании своего правительствующего класса. Мы уже раз касались этого предмета (§ 4 и 11), но считает не бесполезным изложить подробнее взгляд Платона на современные ему частные науки и на роль, которую должна играть каждая из них в подготовке философского сознания.

Когда воспитанники, подготовленные идеальным государством, к высшим общественным функциям, пройдут школу музыки (чтение, письмо, упражнение в речи, поэзии, собственно музыка) и гимнастики (гимнастические игры, борьба, охота, пляска, а также упражнения в гигиеническом образе жизни42, способствующих гармоничному сочетанию деятельности души и тела в достижении высших целей знания и жизни, то переходят к занятиям науками, начиная с арифметики. Наука эта, помимо своего практического приложения к военному делу и другим потребностям жизни, имеет, по Платону, немаловажное значение и как подготовительная ступень к высшему развитию духа. Значение это заключается в том, что с образованием понятий о единице и числе рассудок начинает обращать внимание на противоречия, заключающийся в чувственных восприятиях, и, стремясь выйти из них, приближается к своим настоящим объектам, понятиям. Деятельность различающего и судящего рассудка начинается с того, что он разрушает непосредственное единство чувственного представления, обусловливаемое тем, что в нем еще не различены слившиеся части и признаки. Повод к этому разрешению и разложению чувственного представления на множество частей и признаков является вследствие противоположных предикатов, которыми можно обозначить его с различных точек зрения43. Затрудняясь множеством, заключающихся во всякой конкретной чувственной единице, душа начинает размышлять44 об истинной единице в самой себе и об истинном числе, (т. е. идеях числа и его основы, единицы). Арифметика, как наука о числе и счете помогает этому размышлению и сообща переходу от конкретных видимых чисел, к мыслимым числам и их отношениям.

С арифметикой тесным образом связана геометрия, которая важна и по приложению к военному делу45 и вообще к жизни, а также и возбуждает душу к созерцанию сущего. Конечно, это возбуждение имеет место, когда геометры будут основывать свои теоремы не столько на чувственных фигурах, сколько на выводе из понятий и внутренних отношений фигур.
От геометрии, под которою Платон разумел только планиметрию, должно переходить к стереометрии, к науке о телах, но значение этой науки им не определено, так как в ней сделано мало открытий. За стереометрией следует астрономия, наука "о теле в движении", по Платону. И она, подобно арифметике и геометрии, только тогда служит высшей подготовительной ступенью к философскому сознанию, когда на ее задачу посмотрят с высшей точки зрения, чем это бывает в обычном занятии ей. Задача ее не должна ограничиваться одним наблюдением над светилами и их движениями для определения времен года и перемен в продолжительности дней. Как ни прекрасны сами по себе эти занятия и как ни важны они для мореплавания, земледелия и т. п., но все-таки высшая задача астрономии состоит в возвышении души от чувственно-видимого     к    невидимому, истинно-сущему. Под этим возвышением Платон разумеет познание, что последние основы фигур, скоростей и вообще числовых отношений в движениях светил лежат не в самих наблюдаемых чувствами светилах, а в вечных началах пропорции и гармонии, идеях числа, скорости и т. п.

С астрономией родственна (высшая) музыка (по нашему, акустика), наука о гармоничных движениях, доступных уху. Точно также и эта наука не должна состоять только в эмпирическом знании отношений тонов на основании пробы инструмента по слуху и в практической ловкости владения им, как это обыкновенно бывает. Слух должен уступить место разуму, который выводит топы и их интервалы из числовых отношений, обусловленных, гармонией тонов.

Когда воспитываемые в правители успешно пройдут эти науки и, по испытанию, окажутся достойными вступить в сам храм истины, то приступают к высшей науке, диалектике. Определение ее, как науки и как метода, выставленные нами выше (§ 3) будут вполне ясны после ближайшего знакомства с ней, а предварительно мы скажем несколько слов об отношении уже описанного нами отрицательного момента в образовании философского сознания, именно процесса очищения, к положительному моменту.