Карта сайта

§11. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ПОЗНАВАТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА У ПЛАТОНА

Мы уже имели случай заметить (см. выше § 4, что Платон основное заблуждение не очищенного критикой сознания видел в том, что оно принимает данные чувственного восприятия и представления за истинное знание. Это, по Платону, общий источник ошибки, как у обыкновенного сознания, так и у софистов; разница только в том, что последнюю ошибочную теорию знания возводят в научную истину и выражают методически. Человеческое знание чтобы стать истинным должно пройти через несколько фазисов познавательного процесса, причем каждой степени соответствуют особые объекты познания. Только на вершине этой лестницы, только в последнем фазисе душа касается полной истины, т. е., знания бытия в нём самом.
Платонова психологическая теория родов познания с соответствующим им порядком объектов познания весьма тщательно выбрана из многочисленных, рассеянных по всем сочинениям Платона и отрывочно касающихся ее, мест и прекрасно изложена в сочинении Йог. Вольфа, увенчанном года три, четыре тому назад премией от Гёттингенского университета; а потому я и воспользуюсь этим изложением, присоединяя к нему в примечаниях некоторые дополнения.

"Прежде всего, говорит Вольф, мы находим у Платона в области сущего два крайних пункта: безусловно -несуществующее (μή frv) и совершеннейшее бытие (παντελώς frv), идеи. Первое вполне непознаваемо, а если бы и было как-либо познаваемым, то произвело бы только полное незнание (άμαθ-ιά). Но таковое невозможно, ибо несуществующее никоим образом нельзя ни представлять, ни мыслить. ("Государство V и Теэтет").

"В средине между двумя означенными пунктами находится мнение (δόξα), которое направлено хотя и на существующее, но все-таки на не вполне существующее, именно на вещи, на бывание (γένεσις)28. Но от незнания (άμα&ια) к мнению (δόξα), а от этого последнего к знанию (έταστήμη) есть две переходные ступени: одна из них называется догадкою (εικασία) и относится к образам вещей, другая размышлениям (διάνοια) и относится к предметам познания математического. Вещи и образы вместе образуют область мнения и чувственного созерцания (δοξαστόν или όισ&ητόν γένος), а математические предметы и идеи область разума (νοητόν γένος). Таким образом, как ступени нашего познания, так и соответствующие им объекты можно расположить в следующей схеме:

1) область чувственная (άυσθητόν γεν).

  1. образы (έιχόνες),
  2. вещи (πράγματα).
    1. чувственное восприятие (αίσθησις).
      1. догадка (έιχασία),
      2. вера(7исгсц).
    2. область разума (νοητον γεν).
      1. математ. предметы (μαΰηματ)
      2. идеи (ί.δέαι)

2) Мышление (νόησις)
а) размышление (διάνοια),
б) знание (έπιστήμη)

(Все означенные ступени и объекты познания обозначены Платоном главным образом в "Государстве" кн. VI).

"Познания наши начинаются, по Платону, с впечатлений, которые мы воспринимаем через посредство чувственных органов. Но ощущение обусловлено как нашими органами, так и внешним объектом. От объекта идет движение какого-либо качества и, переходя на глаз или другое какое-либо более отдаленное чувство, доходит до мозга ("Менон, Федр, Теэтет"), где и воспринимается или ощущается душою ("Федон"). В других местах Платон кроме движения качества от объекта к органу принимает еще и другое соответствующее движение ощущающей силы, исходящей от органа; тогда оба движения совпадают где-либо на среднем месте и образуют πά&οσ (возбуждение, аффект - "Теэтет и Государство VI"). Некоторые из движений, исходящих от чувств, распространяются медленно, почему и чувства эти ощущают только близлежащее, как, напр., вкус, обоняние и осязание, тогда как другие чувства, именно зрение и слух, которых движение очень быстры, воспринимают и отдаленные предметы. Но не все впечатления (παθη) достигают до души, но некоторые пересекаются на пути и остаются несознаваемыми (αναισθησία); в тех же случаях, где возбуждение (πα&ος) доходит до души, возникает (αισ&ησις) ощущение ("Филеб"). Это ощущение, или восприятие душою какого-либо дошедшего до нее впечатления есть порог знания и самая низшая, а потому и несовершенная его ступень, ибо для познания объекта, прежде всего, нужно его покойное состояние ("Кратил, Софист, Теэтет, Филеб"). При ощущении же оказывается двойное движение: и объект двигается, и чувственный орган: и далее движение происходит как относительно качества, так и относительно места29 ("Теэтет"). Значит, в ощущении не может заключаться абсолютной истины, оно не истинное познание, хотя каждое чувственное впечатление именно таково в действительности, каким его воспринимают наши чувства; в этом смысле ощущение впечатления истинно (άλη&η "Теэтет"), независимо от того, соответствует ли ему что-либо во внешнем мире или нет. Но именно потому-то одни впечатления и не могут дать нам никакого познания о природе вещей. В то самое время, как (мы думаем иметь это познание в ощущении (άισθηισ), когда душа наша относит впечатление (πάθη) к внешним объектам, в то самое время уже начинается ошибка: ибо, когда душа приступаете к сравнению, то предмет уже принял другие качества, следовательно, суждение, основанное на предшествующем возбуждении, уже не имеет силы. Чувственное ощущение есть не что иное, как беспрерывное колебание в разные стороны тела, которое, уже и само по себе беспрерывно изменяющаяся масса, ежемгновенно снова и снова увлекается внешними вещами в поток, несущий их самих. Но и сама душа приходит в смятение, когда чувствует возбуждение тела и направляет свой взор на изменчивые формы земного, несовершенного бытия, приходит в смятение и блуждает, не имея возможности хотя бы на одну минуту обратить спокойный и ясный взгляд навсегда светлое, совершенное бытие. Поэтому-то и похожи наши души на несчастных узников ("Государство" VII), которые в темнице, окруженной высокими стенами, видели бы только тени проносимых мимо вещей, которых настоящий вид закрывался бы от них стенами. Итак, мы, по Платону, должны оторваться от тела и от всего, что оно с собою приносит и обратиться душою к спокойному созерцанию чистого бытия.