Карта сайта

Конечно, диалектика элеатов подавала до известной степени ...

Конечно, диалектика элеатов подавала до известной степени повод к софистическому злоупотреблению ею, но это обстоятельство не зависело от доброй воли представителей школы, и было результатом необходимого естественного развития философского познания. Есть много ученых (и древних, и новых), которые прямо считают Зенона родоначальником софистики. Но это поверхностное мнение имеет своим источником, прежде всего непонимание смысла и значения его диалектических исследований. (См. Фил. Эт. ч. I стр. 79-111). Уже одна история личной жизни главных представителей школы (Ксенофана, Парменида, Зенона, Мелисса), и в особенности Зенона, поскольку мы знаем об этой жизни из скудных преданий, свидетельствует нам, что это были серьезные, честные люди, у которых, ни дело, ни слово никогда не могло быть пустой тратой, а только выражением их глубочайшего убеждения14. Но все-таки Зенонова диалектика имела внешний вид исключительно разрушительной деятельности, а потому и походила на эвристику, имеющую целью только оспорить противника.

Вскрывая противоречие в господствовавших понятиях движения, пространства, множественности бытия и отрицая их реальное значение, эта диалектика вместе с тем объявляла лишенными всякой истины бесчисленные явление всех познаваемых в чувственном опыте процессов мира, в основе которых явно или скрытно лежит движение. Как ни чудовищно было такое отрицание для общего здравого смысла, взросшего на явлениях перемены, но, тем не менее, только этой ценой могли элеаты и Зенон купить себе спокойное убеждение в скрытой ими истине, что бытие едино, неизменно, равно самому себе, неделимо, безусловно, и пр., ибо только в доказательстве от противного, т. е., в опровержении противоположной теории могли они находить постоянную опору для своей. Правда, вскрыв противоречие в понятиях перемены, движение и проч., они могли бы ограничиться только признанием несостоятельности их в данном современном сознании и затем, не отрицая у них вообще какой либо реальной основы, попытаться преобразовать их для того, чтобы в этом преобразованном виде мыслить их согласно с установленным школою понятием бытия. Но элеаты не сделали этой попытки... конечно, в силу роковой необходимости исторического развития, которая каждой эпохе и каждому деятелю дозволяет разрешить только свои задачи, непосредственно вытекающие из многоразличного переплетенного комплекса космических, теллурических и пр. условий данного времени и места. Исторические судьбы, говоря фигурально, предоставили право на эту попытку Платону с тем, однако, что посредствующими звеньями между ним и элеатами должны были лечь софисты и Сократ. Первые, напр., в лице Горгия (См. Фил. Эт., ч. II стр. 125 и след.), приложили диалектику элеатов не только к разрушению признаваемых ими истин, но и к отрицанию истины вообще, второй, прилагая ее к изысканию истины, способствовал ее существенному развитию.