Карта сайта

Будут решены и проблемы Каспия

Каспий — «на иждивении» у Волги, Урала, Эмбы, Куры, которые приносят ему 300—340 кубических километров воды в год. 70 кубических километров добавляют морю дожди. Если бы вся эта масса воды оставалась у Каспия, он давно бы уже залил большую часть Прикаспийской низменности. Однако, жаркое солнце превращает часть щедрых речных даров в легкий пар, в гонимые ветрами облака. В маловодные годы расход превышает доход.

Известно, что в настоящее время в Северном полушарии наступило общее потепление. Зимы стали менее' суровыми и менее снежными. По-видимому, Волга теряет на этом около одной десятой своего водного богатства. А раз Волга, — то и ее «иждивенец» Каспий.

Но Каспий вправе обижаться не только на природу. Волга превращена в цепочку искусственных морей. Солнце берет с их просторов гораздо больше дани, чем прежде с узкой полоски волжского русла. Люди забирают волжскую воду для орошения полей. Наконец, часть воды, которая прежде попадала в Волгу и Каспий, перехватывается по дороге: ее дают промышленности, копят в прудах и водоемах, оставляют в земле при вспашке под зябь.

Обмеление Каспия началось не сегодня и не вчера. Уже в 1930 году заметно обнажилась узкая полоска побережья. Прошло несколько лет — и забили тревогу моряки: Каспий отошел от портовых причалов, пришлось срочно вызывать землечерпалки и углублять дно там, где на мореходных картах были обозначены фарватеры. Рыбоводы отметили сокращение рыбьих пастбищ: там, где рыбы на прогреваемом солнцем мелководье находили обильный корм, теперь обнажилось дно с беловатым налетом морской соли.
Археологам отступающий Каспий открыл некоторые свои вековые тайны: из моря показались гробницы древних скифов. Появились из-под воды развалины старинной башни. Обнажились пни давным-давно срубленной рощицы.

Все это подтверждало, что уже на памяти человека Каспий мелел еще сильнее, чем в наши дни. Установлено, что за последние четыреста лет его уровень то падал, то повышался. С 1930 по 1957 год, он, как упоминалось, упал на 2,5 метра.

Каспий, который обозначен на привычных нам картах, это, в сущности, не тот Каспий, который шумит волной возле Баку или у волжской дельты. На уточненных картах, где отмечен путь его отступления, привычный голубой цвет во многих местах уже заменен малиновой краской, означающей обнажившееся сухое дно. Она покрыла некоторые заливы, которые на старых картах по-прежнему сияют голубизной. Кое-где Каспий отступил на 50—60 километров и часть бывших островов соединилась с сушей. На восток от города Гурьева малиновой краски вообще больше, чем голубой. За четверть века Каспий усох, уменьшился на "площадь, примерно равную Азовскому морю!

Существуют также карты прогнозов возможного состояния Каспия в 1975 году. Право, изображенное там усохшее море не сразу опознал бы даже учитель географии!

Так что же нам делать с Каспием? Как помочь попавшему в беду морю?

Профессор Б. А. Апполов, сорок лет изучающий Каспий, считает, что можно разделить мелеющее море на две части дамбой, протянувшейся от берега до берега примерно на 450 километров. К северу от этой дамбы образовалось бы водохранилище, уровень которого вполне могла бы поднять сама Волга: если ее вод не хватает на все море, то для отделенной части их было бы достаточно. Понятно, что южная часть за дамбой обмелела бы еще сильнее. Но главные рыбные запасы сосредоточены как раз в северной части Каспия и в волжской дельте, на юге же часть обнажившихся земель можно было бы использовать для сельского хозяйства.

Однако сколько неудобств сулит морякам разделение моря! Пришлось бы строить шлюзы, перестраивать порты...

Наиболее действенный способ помощи мелеющему Каспию — это переброска части стока Печоры и Вычегды. Мы уже знакомились с этим грандиозным проектом во время путешествия по Каме. Каспий будет получать от северных рек дополнительно 40—42 кубических километра воды в год. Это. еще не полностью решит все его проблемы, но будет важнейшим шагом к такому решению, вполне посильному советскому человеку-творцу!

Наше путешествие по великой реке окончено.

Может быть, вы впервые увидели Волгу. Но возможно, что вы, дорогой читатель, принадлежите к тем, для кого без Волги нет лета и отдыха. Таких людей становится все больше и больше, потому что Волга никогда не надоедает: каждый год на главной реке государства происходит столько нового, интересного!

Становясь же опытным волжским путешественником, вы и в старом, знакомом, открываете новые привлекательные черты, получаете от поездок все больше пользы и удовольствия.

Мы верим: тот, кто впервые увидел Волгу, — полюбит ее; кто давно душевно привязан к нашей родной Волге — останется верен этой привязанности на всю жизнь...

Пусть же свисток первого весеннего парохода звучит для вас призывом: «На Волгу!».