Карта сайта

Волгоград — Астрахань

Итак, последний этап великой водной дороги к Каспию: Волгоград — Астрахань...

Со школьных лет мы помним, что Волга в низовьях пересекает зону полупустынь. Но когда растают вдали трубы Волгограда и входная арка Волго-Дона, когда снова вступим мы в царство волжской природы, нам может показаться, что школьные представления расходятся с действительностью.

Вокруг на островах — яркая, сочная Зелень. Над протоками задумчиво склонились ивы. Стайки уток срываются с тихих заливчиков. Неторопливо летит цапля.

Нет, это не полупустыня!

Однако, что за синеватая ровная линия видна над зелеными островами? Чуть заметны на ней бугорки домов. Там село и пристань. Чем ближе к ним подходит судно, тем чаще обдает нас волнами сухого горячего воздуха.

Берег обрывист и гол. В селе у пристани не видно садов. Налетает порыв «моряны», дующей с юга. Кромка яра словно загорается без пламени. Это ветер поднял желтую пыль, похожую на дым, и понес ее над сельскими улицами.

Правый берег — передний край полупустыни. А острова и протоки— знаменитая Волго-Ахтубинская пойма, одна из величайших речных долин нашей планеты. Полосой в десять, двадцать, а местами даже в сорок километров ширины она вклинилась между сухими степями и полупустынями и тянется так до самой дельты.

Вы знаете, что пойма образована Волгой и ее рукавом Ахтубой, ответвляющимся выше Волгограда. Ахтуба 500 с лишним километров несет воды левее основного русла и лишь неподалеку от Астрахани соединяется с другим волжским рукавом — Бузаном. Однако Ахтуба не изолирована от Волги: лабиринт проток, то широких, то узких, совсем пересыхающих летом, связывает оба водных потока.

Во время весеннего разлива в пойме — царство воды. Она заливает всю долину, кроме бугров. Если бы вода, напоив почву и оставив слой плодородного ила, быстро возвращалась в волжское русло, это было бы совсем не плохо. Но она не спешит покинуть пойму. Давно пора сеять, а паводок все продолжается.

Наконец, кончилось половодье. Растут на глазах острова, постепенно обнажаются луга. Еще немного — и вода журчит уже только в протоках или отстаивается во впадинах озер, теплая, как парное молоко.

А полупустыня дует и дует горячими ветрами, гонит в пойму тучи песка. Песок сыплется на ил, на заливные луга. Сухой воздух отбирает у почвы запасы влаги, и к концу лета она сильно высыхает.