Карта сайта

Две дороги

Кончилось за Соликамском влияние далекой плотины — и сузилась Кама, зашла в свои тысячелетние берега.

Минуем пристань Тюлькино, большой поселок лесников, и вскоре появляется гряда, у крутого обрыва которой Кама принимает светлоструйную Вишеру.

Долго не смешиваются их воды, и особенно заметна грань возле развилки речных путей.

Если следом за катерами лесников пойти камской дорогой, то мы быстро окажемся у перегородивших реку прочнейших бон из связанных цепями многих рядов бревен. Это Керчево, запань крупнейшего в мире сплоточного рейда, где древесину верховьев Камы сортируют, связывают машинами в пучки и отправляют дальше уже в виде узких «лент» на формировочный рейд.

На Каме выше Керчево нет ни одного города. Там река пересекает лесные края, где люди и машины работают на керчевскую гавань. Там, достигнув возле Бондюга крайней северной своей точки, гигантская дуга Камы постепенно загибается снова к югу, чтобы, омыв увалы Кировской области, превратиться в узкую речку, струящуюся по лугам Удмуртии...

А если мы от развилки путей у обрыва пойдем в светлые воды Вишеры, то, миновав первые десятки километров нижнего плеса, мало отличающегося от камского, вступим затем в плес, где проявляется уже горный характер реки.

За пристанью Рябинино, за устьем Колвы, на которой с незапамятных времен стоит городок Чердынь, дно Вишеры становится все каменистее, или, как говорят речники, все «жестче».

Отчетливо проступают в туманной дали очертания Полюда, овеянного легендами каменного великана, навечно застывшего над своими несметными сокровищами. Неподалеку от Полюд-горы и расположен город Красновишерск с целлюлозно-бумажным комбинатом, работающим на чистой, прозрачной вишерской воде и превосходной уральской древесине; он выпускает бумагу самых лучших сортов.

Туристы же съезжаются в Красновишерск ради дивных красот горной Вишеры, описанных, кажется, во всех уральских путеводителях: тут и обрывы Ветлана, и известняковые пики Столбов, и зажавшие реку в горном ущелье «Замки», и свирепый «Разбойник»...

Северные реки — на юг!

Мы закончим рассказ о Каме эскизным наброском завтрашнего дня ее верховьев.

С давних пор уральцы знали дорогу к охотникам, живущим на берегах северных рек — Печоры и Вычегды. Они плыли вверх по Каме, потом поднимались по ее притокам, вытаскивали лодки на берег и волочили дальше через просеки. После недолгого путешествия посуху путники оказывались в верховьях речек, которые текли уже не в Каму, а на север, в Вычегду или Печору.

На этом пути не встречалось высоких гор: камские притоки отделены от притоков северных рек пологими лесистыми водоразделами, и в прошлом веке там даже был построен небольшой канал, вскоре заброшенный.

Значит, если соорудить на Печоре и Вычегде плотины, то они могут поднять воду совсем близко к Каме. А плотина, построенная в верховьях Камы, поднимет воду им навстречу. Через оставшийся небольшой перешеек можно прокопать канал, и тогда воды трех рек сольются вместе. Получится одно гигантское Печоро-Вычегодско-Камское море площадью 22 тысячи квадратных километров. Из этого моря можно направлять воду и на север, и на юг. На юге ее ждут турбины мощнейших гидроузлов Волжско-Камского каскада.

Проект поворота северных рек уже составлен советскими учеными и инженерами. Сооружение плотин в Жигулях и под Волгоградом народ назвал великой стройкой. Но как же назвать дело, которое мы начинаем на севере, если там надо, например, переместить при постройке плотин в 5 раз больше земли, чем это было сделано на Волжской ГЭС имени XXII съезда КПСС! Новые плотины будут выше волжских — от 30 до 80 метров. Новое море станет самым большим искусственным водоемом планеты. Каналы на водоразделе будут длиннее канала имени Москвы. Подобных работ не знала еще ни одна страна!

Эти работы сулят народу много выгод. Воды Печоры и Вычегды, пройдя через турбины великого каскада, будут давать столько же энергии, сколько дает гигант в Жигулях! И при этом не придется ничего перестраивать в уже готовых гидростанциях: вода северных рек станет отрабатывать деньги, затраченные на ее переброску, в тех же турбинах, где работает волжская и камская вода.

Но выгоды не только в этом. Огромные площади земель Поволжья нуждаются в орошении и обводнении. Сейчас воды Печоры и Вычегды без пользы для сельского хозяйства стекают в Северный Ледовитый океан. Мы приведем их ближе к солнцу, к теплу, к чернозему, чтобы они помогали создавать обилие земных плодов.

После осуществления грандиозного проекта водники получат новую внутреннюю трассу между северными и южными морями, почти 800 километров новых глубоководных путей. Эти пути дадут выход на юг богатствам Печоро-Вычегодского края, в первую очередь лесу и углю.

Наконец, поворот вод северных рек на юг позволит нам помочь мелеющему Каспийскому морю — более подробно вы прочтете об этом в конце книги.

Советский человек научился управлять уровнем рек. Теперь он поворачивает их течение и готовится властно вмешаться в жизнь огромного морского водоема!