Карта сайта

Там, где писал Шишкин

За устьем Вятки интересна пристань Красный Ключ.

Это превосходное место выбрано для дома отдыха. Фотолюбители много потеряют, не попытавшись сделать несколько снимков камских просторов из беседки, к которой ведет деревянная лестница.

Ниже беседки — каптаж ключа. Прежде этот ключ считался «святым» и над ним стояла часовенка. Елабужский миллионер-хлеботорговец Стахеев, скупивший земли вокруг, свое имение тоже назвал «Святым ключом»...

В недалеком будущем на карте возле нынешней незначительной пристани Красный Ключ появится кружок нового большого города Нижнекамска.

Дело в том, что Кама пересекает здесь один из наиболее молодых и наиболее перспективных нефтеносных районов Российской Федерации. Без преувеличения можно говорить о полном перевороте всей хозяйственной жизни этого уголка Прикамья, вызванного открытием и эксплуатацией богатейших месторождений нефти.

Нижнекамск станет одним из новых промышленных центров. Для него постарались выбрать самое подходящее место с красивыми окрестностями и здоровым климатом. Это будет город свободной планировки, наилучшим образом использующей природные условия местности. Не исключено, что в скором времени он сумеет догнать и перегнать по числу жителей иные старые города Татарии.

Когда судно останавливается у пристани Елабуга, часть пассажиров пользуется случаем, чтобы, пройдя с полкилометра по шоссе, подняться к романтическому «Чёртову городищу» — к башне, оставшейся от укреплений времен Болгарского царства. Она господствует над городом, но не видна от пристани.

Поднявшись к сложенной из каменных глыб башне, вы оцените выбор этого места для крепости: и Кама, и долина, где стоит Елабуга, просматриваются на десятки километров.

Но откуда пошло название: «Чёртово городище»? Одна из легенд утверждает, что эта башня — не что иное, как церковь, которую черти построили за одну ночь, чтобы доказать жившему здесь праведнику свое могущество. Если бы подобная скоростная стройка им вполне удалась, праведник должен был бы тотчас продать душу дьяволу. Но к утру, когда оставалось доделать сущие пустяки, черти устали и сели перекурить, а в это время запел утренний петух. А кто не знает, что крик петуха кладет конец могуществу нечистой силы? Вот так «Чёртово городище» и осталось недоделанным...

В башне замурована чугунная доска с надписью: «Сей древнейший памятник до разрушения не допущен; возобновлен елабужски-ми гражданами в 1867 году». Если бы примеру елабужцев следовали все, сколько ценнейших памятников старины сохранилось бы в наших городах!

Вы готовы довольствоваться тем, что полюбуетесь «Чёртовым городищем» издали? Такая возможность, безусловно, представится после отхода судна на середину Камы.

Издали вы увидите «Чёртово городище» и в том случае, если поедете от пристани на автобусе по обсаженной ветлами дамбе к Дому-музею Ивана Ивановича Шишкина, крупнейшего русского пейзажиста.

Художник родился в Елабуге и был влюблен в родное Прикамье. Причину популярности его полотен выразительно определил выдающийся критик В. В. Стасов: «Шишкин — художник народный». И. Н. Крамской говорил, что Шишкин «верстовой столб в развитии русского пейзажа, это человек-школа».

В музее экспонируется несколько картин и офортов художника.

Здесь же мы знакомимся с необыкновенной судьбой «девицы-кавалериста» Надежды Андреевны Дуровой, героини Отечественной войны 1812 года.

Заурядное начало: в 18 лет Дурову выдают замуж за заседателя земского суда. Но когда в 1806 году начинается война с Наполеоном, она бежит из дома, облачается в мужской костюм и под мужским именем поступает в уланский полк. «Девица-кавалерист» отличается на полях сражений, служит ординарцем у Кутузова, участвует в Бородинском бое, ее награждают Георгиевским крестом. После одиннадцати лет службы в армии она уходит в отставку в чине ротмистра и поселяется в Елабуге.

Здесь Дурова пишет воспоминания, высоко оцененные Белинским; Пушкин печатал их в «Современнике» и отмечал «прелесть этого искреннего и небрежного рассказа, столь далекого от авторских притязаний, и простоту, с которою пылкая героиня описывает самые необыкновенные происшествия».

Прежде Елабугу узнавали по «Чёртову городищу» и старым колокольням. Теперь от Елабуги неотъемлемы нефтяные вышки. Городок нефтяников на окраине Елабуги растет не по дням, а по часам.

Приметой города Набережные Челны остается пока силуэт элеватора, куда стекается хлеб из многих районов Прикамья. Но переменам, которые скоро произойдут здесь, могут позавидовать многие города: район Набережных Челнов выбран для строительства Нижне-Камской гидроэлектростанции.

Это будет третья, завершающая ступень каскада Большой Камы. Река станет цепью глубоководных морей. В центре нефтеносного района возникнет мощный энергетический источник.

Возле Набережных Челнов разгружаются десятки грузовых теплоходов и барж. Сюда переезжает часть строителей Воткинской ГЭС, чтобы развернуть новую большую стройку.

А пока за Набережными Челнами шумит на береговых склонах непотревоженный лес, густой, тенистый, безлюдный. Взглянешь в бинокль — следы бурелома, самая подходящая натура для шишкин-ского «Утра в сосновом лесу»! Но чуть сместился угол — и в поле зрения высокая ажурная мачта, с которой переброшены через всю камскую ширь провода высоковольтной линии...

Следующая пристань — Тихие Горы, обслуживающая старый химический завод, защищена от ветров крутым обрывом. И здесь нефтяное царство. Вероятно, вас удивит обилие пылающих «факелов». Особенно заметны они ночью. Это горит так называемый попутный газ, выходящий из скважин при добыче нефти.

Понятно, что сжигать сырье, пригодное для химической промышленности, — не лучший способ его использования... Но в недалеком будущем «факелы» погаснут: газ по трубам пойдет на переработку.

Вы заметили, конечно, что некоторые «факелы» горят возле самой воды. Не значит ли это, что часть скважин будет затоплена после постройки Нижне-Камской ГЭС? Да, такая опасность есть. Поэтому заранее разрабатываются проекты постройки дамбы и искусственных островов для будущего «морского» нефтепромысла.

Горная гряда, тянущаяся возле Тихих Гор вдоль Камы, прозвана туристами «Камскими Жигулями». По склонам кудрявятся липы; словно стройные кипарисы, поднимают стрельчатые вершины темные ели и пихты. В глубоких логах — густые тени, дремотная прохлада. В одном из таких логов — его называют «Богатым» — по уверению старожилов особенно часто видели склонившегося над этюдником Шишкина...

Пожалуй, всякий знает радиоактивную минеральную воду Ижевского источника. Пристань Ижевский Источник отправляет по Каме миллионы бутылок этой лечебной воды.

Здесь же высаживаются пассажиры, едущие на курорт «Ижмин-вод», — его строения видны в зелени парка. Каптаж лечебного источника и завод для разлива воды находятся неподалеку от пристани. На «Ижминводе» применяют и грязи, привозимые с соседнего курорта «Варзиятчи».

Минуем Мензелинск — его пристань на Каме, а кварталы далеко за полосой заливных лугов поймы — и вот в пышной раме сосновых лесов перед нами село Красный Бор.

Прежнее его название «Пьяный Бор» встречается в истории материальной культуры как место открытия могильников того далекого периода, когда на смену бронзе пришло железо.

По-видимому, прилагательное «Пьяный» было добавлено к названию села после того, как оно стало пунктом расчета для бель-ских и камских бурлаков и «золотым дном» для местных кабатчиков, спаивавших трудовой люд.

А новое прилагательное «Красный» заменило прежнее в честь подвигов моряков красной военной флотилии. Именно возле этого села корабли «Ваня-коммунист» и «Прыткий» в октябре 1918 года героически приняли неравный бой с семью кораблями белогвардейской флотилии адмирала Старка. Здесь обессмертил свое имя балтийский моряк комиссар Николай Маркин, до последней минуты боя не покинувший изрешеченный снарядами пылающий корабль «Ваня-коммунист» и вместе с ним исчезнувший в волнах Камы...