Карта сайта

Кинешма

Вскоре начинаются пригороды промышленной Ки-нешмы. Они тянутся на много километров. Фабричные корпуса стоят у самой воды; точнее, вода поднялась к их фундаментам.

На другом берегу — заводы Заволжска, который еще недавно был рабочим районом Кинешмы, а теперь стал городом.

Высоко поднимаются башни элеваторов и мельничных заводов, виднеются склады и причалы большого Кинешемского порта — волжских «ворот» города Иваново, связанного с Кинешмой железной дорогой. Через эти «ворота» ивановские текстильщики получают с Волги нефть, уголь, хлопок. Волга доставляет хлопок и в Кинешму: город славится своей хлопчатобумажной промышленностью. Кроме хлопка, Волга шлет городским заводам зерно и металл. Из Кинешмы идут по реке ткани, мука, сборные дома, краски, машины, керамические изделия.

В 1961 году кинешемские причалы впервые принимали морского гостя. Каспийский теплоход «Шамхор» пришел сюда через волжские моря. Он привез текстильщикам более 2000 тонн туркменского хлопка, погруженного у причалов морского порта Красноводска.

Водоизмещение «Шамхора» 4000 тонн. Сегодняшнюю Волгу уже не удивишь таким тоннажем!

Контур центральной части Кинешмы с реки тради-ционен для ряда старых верхневолжских городов: бульвар на горе и на самом видном месте — колокольня собора. Примерно так же, как мы знаем, выглядит со стороны Волги и Рыбинок.

Но присмотритесь: вместо деревянной времянки, перекинутой через впадающую в Волгу речку Кинешемку, построен новый мост, под которым свободно проходят любые волжские суда. И самой Кинешемки уже не видно. Есть широкий обвалованный дамбами залив, внутренняя гавань города, новый его портовый район. Нет и оврага, безобразившего кинешемский бульвар, — его засыпали, заровняли. Теперь бульвар занимает весь верх горы в центральной части города.

А когда судно подходит к пристани, высоко на откосе обрисовывается новый монументальный памятник В. И. Ленину. Да, немало перемен принесли последние годы древнему городу!

Когда возникла Кинешма — трудно сказать точно. Но известно, что в 1429 году ее разграбили и сожгли татары; город вновь отстраивался на пепелище.

Две часовни (одна сохранилась в парке завода имени Калинина, другая — на торговой площади) поставлены горожанами на братских могилах кинешемских ополченцев, геройски сражавшихся в начале XVII века с польскими захватчиками.

Присвоенный Кинешме герб как нельзя лучше определял значение города в XVIII—XIX веках: на синем фоне верхней половины щита — корабль, а на зеленом поле нижней половины — два свертка полотна. Кинешемское полотно славилось на всю Россию и высоко ценилось за границей, особенно в Англии.

Уже много десятилетий шумят на кинешемском бульваре могучие тополя и пышные березы. Мы идем по желтому песку дорожек, любуемся Волгой, которая сверху словно на ладони, и вспоминаем, что здесь часто гулял человек, чей бюст установлен на скромном постаменте в тени деревьев, — Александр Николаевич Островский.

Двенадцать лет подряд кинешемцы избирали великого драматурга почетным мировым судьей. Он часто бывал в городе, присутствовал на судебных заседаниях, где раскрывались перед ним человеческие судьбы и характеры.

Вы помните — драматические сцены «Бесприданницы» разыгрываются на приволжском бульваре. Не кинешемский ли бульвар натолкнул драматурга на выбор места действия? В самой пьесе нашли творческое отражение события, некогда всколыхнувшие жизнь приволжского города. И когда впервые возникла мысль экранизировать «Бесприданницу», съемочная киногруппа выехала в Кинешму...

Островский подолгу жил в заволжской усадьбе Щелыково, в двадцати с лишним километрах от Кинешмы.

В Щелыково драматург написал «Бесприданницу», «Волки и овцы», «Правда — хорошо, а счастье лучше», «Последнюю жертву», «Таланты и поклонники»... Он любил протекавшую возле усадьбы тихую речку Куекшу со старой мельницей, спокойное раздолье полей и лесов, неторопливые беседы с крестьянами. В этих волшебных местах сохранились предания о древних языческих обычаях, есть тут и «Ярилина долина» — не здесь ли навеяны образы «Снегурочки»?

Островский восхищался реками, горами, лесами в окрестностях Кинешмы и писал, что если бы Кинешемский уезд был подле Москвы или Петербурга, то давно превратился бы в бесконечный парк, его сравнивали бы с лучшими местами Швейцарии и Италии. «А какой народ здесь!..» — добавлял он.

Похоронен великий драматург на скромном сельском погосте в Николо-Бережках, подле Щелыково. В усадьбе теперь музей.

В недалеком будущем в Кинешме предполагают установить новый, монументальный памятник Островскому.

Рядом с бульваром — построенный в 40-х годах прошлого века Троицкий собор, а внутри церковной ограды — Успенский, которому более двухсот лет. Туда можно пройти мимо каменного дома, в котором, как свидетельствует мемориальная доска, находился первый Кинешемский Совет рабочих депутатов.

Улица Рылеева приведет нас на площадь Революции, дающую представление о старой Кинешме. Возле нее сохранились торговые ряды, мощеные крупным булыжником переулки, приземистые купеческие хоромы.

По улице Ленина, обсаженной остролистым кленом, пройдем к скверу, где установлен бюст дважды героя Советского Союза маршала А. М. Василевского, уроженца Кинешемского района. Отсюда совсем близко до краеведческого музея, расположенного на соседней Советской улице.

Он, в частности, знакомит посетителя с пребыванием в Кинешме и ее окрестностях А. Н. Островского; Д. А. Фурманова, который учился в местном реальном училище; выдающегося астронома Ф. А. Бредихина, похороненного на волжском берегу напротив Кинешмы, в нынешнем Заволжске; мореплавателя Г. И. Невельского; композитора А. П. Бородина, одно лето работавшего тут над оперой «Князь Игорь»; художника Б. М. Кустодиева, написавшего в селе Семеновском ряд своих наиболее известных картин.

Знакомимся мы и с развитием в Кинешме текстильной лесохимической, деревообрабатывающей, электротехнической, машиностроительной, пищевой, силикатной промышленности.

Если позволяет время, то, возвращаясь к пристани, поверните направо — вниз по улице Фрунзе. Это кратчайшая дорога к внутренней городской гавани.

Трудно представить себе более удобный и безопасный затон для зимней стоянки флота. Новые портовые причалы, построенные здесь, хорошо механизированы. Этот внутренний водоем с прямыми замощенными откосами берегов скрашивает старую и наименее благоустроенную часть города, придает ей индустриальный облик.

Вернувшись по улице Фрунзе к бульвару, мы выйдем на небольшую площадь, где установлен новый памятник В. И. Ленину.

Великая волжская дорога пролегает внизу. Скоро она приведет нас и в родной город Владимира Ильича.