Карта сайта

УРОКИ - часть 3

А на Валааме, между прочим, погоню за темпами реставрации называют не иначе как «валаамской лихорадкой», видимо, по аналогии с печально известной «золотой лихорадкой». Что ж, есть резон. Из разговоров с людьми, болеющими за судьбу острова, вырисовывалась примерно такая картина.

Объемы реставрации! Во что бы то ни стало, несмотря на потери! И в то же время ни на один объект нет технологических карт проведения работ — выхватываются самые дорогостоящие. Впрочем, прорабов можно понять, им ведь процентовки закрывать надо. Иначе как же еще людей заманить? Машина запущена, она влезла и в реставрационное дело вместе со всеми строительными болезнями. Побольше освоить денег!

А сверху опять увеличивается план на реставрацию.

Казалось бы, хорошо, но разговор-то опять о деньгах, которые предстоит освоить, а не о насущной потребности, не о состоянии объекта, который надо реставрировать в первую очередь. При этом опять же количество людей, их квалификация, качество материалов, их поставка, вся производственная база остаются прежними, без улучшения. Объект вскрывается и оставляется под дождь и снег. На острове спрашивают: «Чего стоят наши пятьсот тысяч рублей ежегодного освоения?»

«Объемы реставрационных работ падают с каждым годом!» — восклицают на очередном собрании. Все правильно — леса поставили, маковки позолотили. Осталась работа кропотливая, недорогая, неэффектная. Есть деньги, но нет материальной базы, нет людей. Их и не будет, пока на острове не отладятся хотя бы элементарные бытовые условия. Куда деньги девать, если нет четкой организации работ? Не освоишь — отымут. Кошель с деньгами словно на бочке с порохом лежит — зовет и пугает. И такое искушение деньги потратить! И ведь тратим, иной раз и с закрытыми от страха глазами.

Для собравшихся в зале, конечно же, многие из этих проблем были известны, тем не менее в выступлениях ощущался дефицит конструктивных идей. Критика в общих чертах. Исходили чаще из желаемого, а не из возможного. Однако первые уроки девятилетней реставрационно-строительной эпопеи были налицо.

Один из них словно из учебника по обществоведению. На Валааме просветилась диалектика плюсов и минусов. Кстати, верный признак, что дело сдвинулось с мертвой точки. Начали, к примеру, строительство грузового причала — это плюс. При этом возникли экологические издержки — это минус. Критика в печати почти на месяц остановила строительство объекта, что принесло значительные убытки подрядчикам! Но! Подтвердилась сила гласности, еще раз недвусмысленно было сказано о вреде спешки, о необходимости тщательной проработки проектов. Дорогой урок за праведное, в общем-то, дело, без которого замрет вся жизнь на острове. Но выигрыш на будущее несоизмеримо выше — ведь причал только первая ласточка капитального строительства на острове. Теория «первого блина» грозила обернуться... Впрочем, диалектика плюсов и минусов в том и состоит, что не поддается никаким материальным расчетам. В этом видится движение не только планов, но и дела.

Казалось бы, все так. Но вот как вдруг заиграл на коллегии своими острыми гранями этот «камушек преткновения» — причал. Не было ни особых акцентов, ни восклицаний — ровный тон, как бы просто констатация недоразумения. Но что-то взрывное все же таилось в этой убаюкивающей интонации. Какие-то противоречия, особые мнения и даже позиции все же проглядывали в еле заметных подводных течениях, омывающих этот уже даже не камушек, как казалось поначалу, а булыжник.

Предмет разговора в данном случае требует достаточно полной стенограммы выступлений.

— Повышенное внимание к восстановлению Валаама помогает создать необходимую обстановку, выработать особое отношение к валаамским проблемам, — сказал, открывая собрание, О. М. Стрелков. — Но при формировании средствами массовой информации общественного мнения очень важен уровень компетенции. К сожалению, вокруг Валаама подчас создаются демагогические коалиции, с которыми бывает трудно бороться. Приведу такой пример. Сортавальская газета опубликовала статью Войцеховского и направила немедленно для рассмотрения и принятия мер Председателю Совмина СССР товарищу Рыжкову. Поскольку речь шла о проблемах сохранения Ладоги, было приостановлено строительство важнейшего для Валаама объекта. Простаивали сложная техника, люди, а наши товарищи вынуждены были по второму кругу проходить согласование всех вопросов. В результате всех препирательств и окончательного совещания в Госстрое РСФСР была подтверждена целесообразность строительства причала на выбранном месте. Работы были продолжены. А строительные организации понесли колоссальный ущерб! Надеюсь, что сегодняшнее широкое, гласное обсуждение поможет избежать подобных ошибок.

Одним из первых «поднял перчатку» писатель Л. Я. Резников:

— Не нужно быть специалистом, Олег Михайлович, чтобы видеть, как восстанавливались, к примеру, бывшие мастерские архитектора Горностаева, как там заделывались дыры. Качество скверное, очень скверное. Мне представляется, что пресечение критики по поводу восстановления Валаама недопустимо, даже если она исходит от неспециалиста. Следует вспомнить, что спасение Байкала, спасение северных рек было организовано прежде всего не специалистами, а писателями. Есть вопросы, где сердце решает более точно, чем любые расчеты.

— Я скажу так, — заявил с трибуны архитектор Э. В. Воскресенский, — люди, давшие согласие на строительство причала, стоят не на принципиальных позициях. Порт этот не на месте. Это совершенно явно. Альтернативные варианты не рассматривались. Хотя тот же Войцеховский предлагал, с моей точки зрения, приемлемый вариант.

(Воскресенский имел в виду вариант причала на месте бывшей монастырской разгрузочной площадки.)

— Вопрос по причалу неоднократно рассматривался всеми специалистами, в том числе и архитекторами, — возразил Б. С. Марков. — И другого места, Эрнст Владимирович, на Валааме нет. Мы еще раз убеждаемся, что такие выступления уводят от дела и тормозят его. Мы практически ни одного объекта не могли построить из-за подобных необоснованных выступлений.

— Мне решительно не понравилось выступление председателя Союза архитекторов, — поддержал заместителя министра А. Г. Михайлов. — Во-первых, он оказался поборником такой гласности, какой ее видит и Войцеховский. Этому человеку удалось через прессу остановить строительство причала. В результате — ущерб колоссальный, хотя его никто почему-то не считал. Кто за это будет отвечать? А нам предлагают вновь возвращаться к теме причала, прекрасно понимая, что без него на Валааме вообще ничего не будет.

— Я тоже неспециалист, — заметил доктор архитектуры В. П. Орфинский,— и мог бы воздержаться, если бы не одно обстоятельство. Вы прекрасно знаете, что мы утверждаем генплан с какими-то неясными для нас, неспециалистов, вопросами. Потом он станет документом, и эти неясные вопросы как бы обретут силу закона. На сегодняшний день мы многого не знаем. Нужны расчеты и прогнозирование достаточно авторитетных организаций.