Карта сайта

ПРИГЛАШЕНИЕ К РАЗМЫШЛЕНИЯМ

«Валаамские мечтания» Евгения Крылова обладают несомненным, тотчас заметным при чтении достоинством: все написано по живому, из первых рук, с подлинным — верно. Автор очерка, развернувшегося в книгу, оказался в центре (или, как говорят, в эпицентре) проблем животрепещущих, особо важных ладожских проблем.

Евгений Крылов пишет о Валааме — собственно, здесь его писательский НП, но видит всю Ладогу: без Валаама клубок ладожских экологических и других проблем не размотаешь. Да и не только Ладогу. Вполне уместны в этой книге размышления автора о Соловках, Куршской косе, вообще — об отношениях современного человека с историей и природой. Не обойден вниманием и экономический аспект жизнеустройства в местности,- отмеченной особым знаком исторической, национальной реликвии и роковым образом отдаленной, отрезанной от центра. Весьма активен в повествовании и человеческий фактор.

Это, может быть, самое выигрышное качество книги — удачно выбранное место: как бы на пути идущих вереницей паломников, несущих каждый свою идею, свой подход. Так оно и есть на самом деле — в смысле текущих на Валаам разнообразных лиц. Удача писателя в том, что он не в ряду прибывающих-убывающих, что он «зацепился» за остров, живет на нем, даже что-то делает по хозяйству. Это важно, вызывает уважение к автору, доверие к написанному им. Да к тому же автор и местный, из Сорта-вала, в некотором роде вернулся к земле отцов, припадает к ней заново душою. Все это сообщает книге Евгения Крылова доверительность, задушевность, даже в тех местах, где автор касается сухой материи выкладок и прений сторон.

Очеркиста отличает въедливость и дотошность, уместная в данном случае, просто необходимая, дабы набраться духу выступить судьей при решении валаамских проблем, не разрешенных ни временем, ни примером образцово-показательного хозяйства и быта в монастырском прошлом, ни недавним решением республиканских директивных органов по Валааму, щедрым ассигнованием средств. Евгений Крылов умеет выслушивать разные точки зрения, объективно представлять их на страницах очерка, проникать на всевозможные «говорения» на разных уровнях, терпеливо все выслушивать до конца. В книге множество прямой речи, услышанной, точно записанной — на совещаниях, в кабинетах. Автор принципиально объективен, непредвзято относится к любому мнению, дает возможность читателю сравнить, самому выбрать.

Однако писатель дает волю и эмоциям, и эрудиции, и «потоку мысли и жизни», возбужденной, неулегшейся памяти, поскольку все пишется по свежим впечатлениям, не устоялось, не улеглось, как признается сам автор — «первый всплеск». В этой недосказанности — приглашение читателю к более глубоким размышлениям. Причем приглашаются все желающие: и те, кому больше по душе роскошество ассоциаций, экстраполяций, реминисценций и т. д. Во всяком случае, хотя воздействие на читателя идет по многим каналам, но возможные (кому как на вкус) стилистические переборы не уводят в сторону настолько, чтобы потерялась ведущая нить повествования. И насыщенность книги людьми, казалось бы, появившимися на ее страницах лишь для первого знакомства, также воспринимается как обещание на будущие встречи.

Главное же в книге Евгения Крылова «Валаамские мечтания»— самое существо валаамских проблем и их разрешения, той связи времен, без которой повсюду жизнь хромает на обе ноги, а на Валааме в этом основа основ, все на свете.

В ретроспективной части книги Евгения Крылова мне все же не хватило более цельного, рельефно воспроизведенного образа настоятеля Валаамского монастыря прошлого века, отца, родоначальника, наставника, талантливого организатора и вдохновителя процветания Валаама — Дамаскина. Его пример — совершенно конкретный — весьма пригодился сегодня на Валааме. А может быть, писатель держит этот образ в запасе для своих дальнейших размышлений об острове? Избегает торопливости в постижении этого человека?

В целом же все повествование вызывает отклик в душе, ибо написано с чувством, с любовью к человеку и верой в него, как бы ни были плачевны предлагаемые действительностью ситуации. «Валаамские мечтания» остро актуальны, соответствуют моменту, могут помочь если не решить, то лучше разобраться в ладожских проблемах — и не только в них,— стремительно, неотвратимо накатывающих на нас...