Карта сайта

Глава IV - ИДЕТ СТРОЙКА!

Тот новый канал, которым трасса Волго-Балта прорежет водораздел, строится несколько в стороне от прежнего водного пути.

Пассажир, путешествующий в 1961 году, на сравнительно большом расстоянии от строительной площадки Череповецкого гидроузла до подходов к гребню водораздела почти не видит примет стройки—это зона водохранилища. Пассажиру трудно решить, углубляют ли работающие кое-где землесосы старый путь или уже вынимают грунт в счет создания нового: старая и новая трассы частично совпадают, хотя и приблизительно, потому что даже там, где используется одна долина, новый путь идет напрямик, срезая все кривуны старого.

Но в верховьях Ковжи и дальше стройка все заметнее одухотворяет пейзаж. С палубы видны то пульповод, трубы которого тянутся к картам намыва, то самосвалы, бегущие по дороге высоко над трассой, то очертания корпусов подсобных предприятий. Нащупать глазом будущую трассу, однако, и здесь непосвященному человеку почти невозможно, потому что Мариинская система приучила его к карликовым масштабам и в Голове никак не укладывается, что новая трасса проложена как бы без видимого подчинения очертаниям речных долин и приноравливается к ним лишь там, где это не заставляет ее петлять.

Водораздел волго-балтийской трассы тысячелетия назад был основательно перепахан великими ледниками, которые ползли с гор Скандинавии на равнины Европы. Ледники сгладили холмы в одних местах и нагромоздили в других, оставили после себя множество валунов и озерных впадин.

До водораздела от Череповца тянулись, как определяют географы, древне-озерные низменные равнины. Путь пересекал заболоченную низину Белозерской впадины. Водораздел относят к так называемому главному моренному поясу, где озера чередуются с уступами и холмистыми высотами, за которыми снова низменность, прилегающая уже к Онежскому озеру.

Каковы здесь природные условия?

Средняя температура самого жаркого месяца, июля— около 17 градусов, самого холодного, января—около 12 градусов мороза. Безморозный период — свыше 200 дней; осадки — около 600 миллиметров. Для зимы характерны глубокие снега, а для лета — обильные дожди, приводящие к заболачиванию местности, поскольку прохладное лето не способствует быстрому испарению влаги.

Трасса проходит через пояс лесов, где преобладает влаголюбивая ель, а в долине Вытегры — сосна. Встречаются и обширные пространства тайги.

Водораздел — это, разумеется, вовсе не хребет, по одну сторону которого реки текут к Волге, а по другую — к Балтике. Подобное школьное схематическое представление не годится.

Водораздел, на котором действуют строители, сооружая канал, — это болота, перемежающиеся пятнами леса. Это торфяники, по которым среди вырождающихся хилых елей и березок растут пышные хвощи, кустятся малинники. Сюда хорошо ходить по клюкву и бруснику, но работать здесь трудно, и обилие воды угнетает не меньше, чем угнетало полнее ее отсутствие на водоразделе Волго-Дона, где земля лежала растрескавшейся коркой.

Строители прорывают русло водораздельных каналов с помощью земснарядов и гидромониторов. Здесь всюду проложены пульповоды, некоторые болота превращены в карты намыва и скрыты под толстым- слоем грунта, вода, стекающая с карт, образовала временные ручьи, промывшие себе русло.

Нот на одном из участков работ в огромной, им же самим вырытой глубокой траншее канала, — земснаряд № 304. Две «пушки» гидромониторов, установленных на Земснаряде, разрушают, подмывают обрыв.

В очертаниях прорытого земснарядами чудовищного искусственного оврага еще слабо угадывалась будущая «геометрия строгого канала». Вдали различался силуэт «Северо-Западного-25», «прогрызающего» свой трудный, сплошь глинистый участок стальными черпаками.

Командир земснаряда № 304 Николай Иванов по окончании Ростовского морского училища технического флота работал на Волго-Доне, на стройке порта в Казани, на Горьковской ГЭС, на защите от волжских разливов Костромской плотины. Ему есть с чем сравнивать Волго-Балт. Иванов твердо убежден, что самые сложные условия работы здесь, на водоразделе, где грунт пятой-шестой категории. Когда снаряд поднимает фрезу, она напоминает бочонок из глины. Глина такая, что- ее с трудом отбивают тяжелым ломом,—лопата не берет.

Мы видели трассу канала в тот период, когда он был углублен до отметок, рассчитанных на существование подпора Шумкинского гидроузла. Уже тогда он поражал своими размерами и высотой откосов. Строителям предстоит в соответствии с поправками к проекту еще значительно углубить и соответственно расширить его. Пассажиры увидят здесь еще один пример грандиозных преобразовательных работ, размах которых свойственен семилетке.
Новый путь через водораздел выходит в широкую долину Вытегры, отключая, оставляя в стороне и прежний Каменный канал, и несколько шлюзов.

На подходе к шлюзу у Пахомовского гидроузла, замыкающему водораздельный бьеф на севере, торфяники напитаны водой, как губка. Шагов не слышно, идешь словно по перине, лишь изредка хрустнет под ногой сухая ветка. Отчетливо выраженных гор нет и тут, это скорее холмы, сильно сглаженные великим ледником.

Во время работ на подходном канале однажды после сильных дождей в его русло внезапно сползло несколько десятков тысяч кубометров грунта. Землесосам пришлось снова удалять его.

В районе гидроузла тоже работают землесосы и гидромониторы. Водяная пушка крушит, размывает грунт, образуя пульпу. Эта пульпа стекает под стоящий на дне выемки землесос, и тот гонит ее по трубам далеко в сторону. Там грунт оседает, а вода стекает прочь.

Под крупными валунами водяная струя роет «могилы» и «хоронит» их поглубже, избавляя от необходимости перемещать огромные тяжести в сторону. Эта струя обладает убойной силой в прямом смысле слова. Ею можно убить человека. Она способна перебить ствол дерева.

От котлована Пахомовского гидроузла начинается цепочка подсобных предприятий стройки. Узкая гряда песка и гравия, нагроможденная здесь еще ледником, с помощью экскаваторов и самосвалов постепенно перемещается к гравийно-сортировочной фабрике, чтобы в конце концов воплотиться в бетонных стенах шлюзов или в устоях плотин.

Но прежде чем говорить о других новых гидроузлах балтийского склона, вернемся на трассу старого водного пути и закончим по ней путешествие до Вытегры.