Карта сайта

Глава IV - БЕЛОЕ ОЗЕРО

Немного не доходя до Белого озера пароход направляется в шлюз № 34, называемый также Чайкой. От него начинается обходной Белозерский канал. Этот шлюз дает почувствовать, что такое Мариинская система в слабых своих звеньях и почему нельзя дальше оставлять такую худосочную связь между столицей и Ленинградом. Шлюз очень узок и короток. Лишь трактор-тягач да плакаты на бревенчатых служебных зданиях свидетельствуют о принадлежности сооружений к нашему веку. До недавнего времени шлюз открывали оглобельками, вставляемыми в отверстия скрипучего ворота. Такая техника была вполне уместной во времена бурлаков и коногонов. Здесь она дожила до наших дней, когда всюду вводятся автоматизация и механизация.

Шлюз-маломерок не вмещает гонку с буксиром. Плот по частям вводят в камеру баграми и протягивают трактором. Для пропуска большого плога требуется несколько шлюзований.

Сам обходной канал значительно уже Шексны, исток которой остался в стороне справа. То и дело длинными неторопливыми полосами ползут навстречу бурые гонки. Общий темп жизни транспортной артерии здесь замедленный, и трудно представить, что по Волге в это время мчатся суда на подводных крыльях.

Нынешняя пристань Крохинские Пески обслуживает селение Крохино, которое теперь снова окажется у большой водной дороги.

Канал, срезая угол, постепенно сближается с озером.

Вскоре открывается его простор.

Белое озеро имеет удивительно правильные очертания. На картах это — голубой овал, почти круг; лишь в истоке Шексны заметен небольшой залив, нарушающий плавность береговой линии. Площадь озера превышает 1100 квадратных километров. Наибольшая длина— 43, а наибольшая ширина—32 километра. Глубины здесь вполне достаточны для того, чтобы трасса Волго-Балта пересекала озеро без всяких обходных каналов, что сулит немалый выигрыш в расстоянии. Озерная часть новой трассы введена в действие раньше многих других участков. Там, где это было необходимым, строители сделали судоходные прорези по озерному дну.

Белое озеро издавна славилось рыбой. Знаменитый белозерский снеток, которого промышляют в начале мая, расходился в сушеном виде по всем российским ярмаркам. И сейчас на озерных просторах действуют рыбацкие флотилии.

Пассажирские суда Мариинской системы в озеро не выходят. Они идут по узкому каналу среди потока гонок, то и дело сбавляя ход.

Главная озерная пристань, Белозерск, — на южном берегу. Канал проходит вдоль его кварталов.

Древен Кириллов, но Белозерск годится ему в отцы, если не в деды. Городище Белоозеро ведет родословную по меньшей мере с IX века — о нем упоминается в Начальной летописи. По-видимому, оно было племенным центром веси. По некоторым сведениям, уже в VIII Веке на белозерских торжищах появлялись арабы, которые поднимались по Волге и Шексне.

У Белозерска пересекались волоковые пути в верховья Волги и на Сухону. Легенды поселили здесь Синеуса, брата Рюрика. В XII веке значение Белоозера выросло настолько, что из-за обладания им дружины новгородцев схватывались в сечах с дружинами ростово-суздальских князей.

В 1237 году образовалось самостоятельное Белозерское княжество. Город опоясал земляной вал. Княжество существовало самостоятельно около века, а затем перешло в подчинение Москвы. О белозерской рати, о ее доблести в Куликовской битве упоминается в летописях.

Но сегодняшний Белозерск не может хранить каких-либо следов и воспоминаний о тех временах. Дело в том, что он стоял на другом месте. Где именно? По этому поводу было много предположений. Возникла даже легенда о городе, якобы опустившемся на дно озера...

Окончательно вопрос выяснился при раскопках, произведенных в 1949—1951 годах. Археологов привлекли странные холмики неподалеку от истока Шексны. Они высились на обширной луговине, удобной для обитания человека. При раскопках под ними были найдены остатки деревянных домов IX—XII веков, развалины кузниц, нужные при литейном деле ковшички из глины, крестики киевской работы, остатки изделий из средневекового волжского города Великие Болгары и из Средней Азии, остатки деревянных мостовых, похожих на обнаруженные при раскопках «господина великого Новгорода». Но археологи не нашли никаких следов скандинавской культуры, которые могли бы подтвердить легенду о том, что Белоозеро было резиденцией «варяжских гостей».

Старому Белоозеру нанесли тяжкие удары княжеские междоусобицы. Добила его «черная смерть», моровая язва, обрушившаяся на город в 1352 году...

На новом, нынешнем месте Белозерск тоже не жил спокойно — первое время, во всяком случае. Потом он обстроился церквями и лабазами, разбогател, оброс деревянными стенами. Сюда потянулись московские, тверские, новгородские купцы.

Смутное время принесло последние ратные испытания городку, осажденному шайками польско-литовских интервентов. Потом, с годами, деревянная крепость на валу стала разрушаться, башни покривились, осели... Начались века застойной жизни заштатного городка. Как писалось в свое время, город «окончательно не заползущими мимо. Белое озеро, берег которого как бы вымощен огромными валунами. На пологом склоне — церкви, старые, приземистые и среди них — деревянная черная от ветхости. Торговые ряды с массивными рас трескавшимися стенами, осевшими под собственной тяжестью: сооружали их так, будто клали не лабаз, i крепостные стены. Повыше — Гостинный двор с аркадой, возле которого собирались белозерские ярмарки На гряде — белый собор, а справа — высокий земляной вал, из-за которого выглядывает еще один купол. Труд но поверить, что весь четырехугольный холм белозерского кремля, на который не вскарабкаешься без одышки, насыпан вручную во времена, когда тачка была тем же, чем сегодня стал экскаватор.

В Белозерске есть крупные судоремонтные мастерские, маслозавод, большой рыбозавод с флотом кате ров, сейнеров, тральщиков, промышляющих в озере Есть тут клубы и универмаги, парк и стадион. Но этс есть везде, и должно быть поэтому замечаешь прежде всего памятники прошлого, сохранившиеся в Белозерске лучше, чем во многих других городах.

На дамбе между каналом и озером видна железная колонна. Две позолоченные доски сообщают, что Белозерский канал сооружен повелением государя императора Николая Павловича в 1846 году и что сделано это в управление путями сообщения и публичными зданиями генерал-адъютанта графа Клейнмихеля.

За Белозерском канал следует сначала плавной береговой линии озера. Не доходя шлюза № 33, заменившего старый шлюз «Польза», он отходит от озерных берегов и, оставляя в стороне справа устье реки Ковжи, соединяется с ней прямым участком.
моторел в нищете по той причине, что искусственный водный путь из Волги в Балтийское море проходил здесь под именем Мариинской системы, самой удобной и оживленной».

В облике Белозерска и сегодня сохранились черты ушедших времен. Канал, словно водяная улица, с разводными мостами — лавами, с неторопливыми гонками, здесь обычны весенние разливы и не только дома, но и тротуары приподняты на высоких сваях.

Как уже упоминалось, подпор Череповецкого гидроузла, подняв уровень Белого озера, распространится и вверх по долине Ковжи.

Далее начинается участок, ставший предметом оживленных споров в конце 1959 —начале 1960 годов. По проекту, общая характеристика которого приводилась выше и который успешно осуществлялся на южном и северном концах новой трассы, преодоление водораздела мыслилось следующим образом. В районе выклинивания подпора Череповецкого водохранилища намечалось строительство Шумкинского гидроузла с однокамерным шлюзом. Образованное им небольшое водохранилище должно было соединиться с водораздельным каналом, заменяющим прежний Ново-Мариинский. За этим каналом начиналось водохранилище Пахомовского гидроузла, два шлюза которого открывали собой склон трассы к Онежскому озеру.

Однако группа инженеров — тт. Горин, Дорофеев, Иванов, Королев — выступила с существенной поправкой к проекту. Эти инженеры предложили отказаться от строительства Шумкинского гидроузла и уменьшить напор на Пахомовском, сделав его шлюз однокамерным. Они доказали, что в конечном счете экономичнее пойти на резкое увеличение земляных работ и прорезать водораздельный участок более глубокой выемкой канала. Еще сравнительно недавно такое решение показалось бы весьма спорным. Но широкое применение в нашей строительной практике прогрессивного метода гидромеханизации позволяет удешевить земляные работы и вести их форсированными темпами.

После всестороннего обсуждения поправки к проекту были приняты.

На Ковже только два старых гидроузла. У ковжской пристани Анненский Мост водный путь пересечен старым архангелогородским трактом, который стал теперь одной из важных дорог волго-балтийской новостройки.

Обычно перед Анненским Мостом пассажиры начинают собирать вещи. Здесь они покидают судно. Остаются только те, у кого на руках маленькие дети либо обременительный багаж. Остальные ищут на берегу попутных машин или ждут автобуса. И это вполне естественно. От Анненского Моста до города Вытегры остается 63 километра. Машина доставит туда пассажиров за полтора-два часа. А судно пойдет 16—18 часов, потому что этот участок системы буквально перенасыщен шлюзами. Здесь средняя скорость — меньше четырех километров в час! С такой примерно скоростью тут в середине прошлого века продвигались за конной тягой трешкоты...

Да, именно в этой, наиболее густо шлюзованной и наименее отвечающей современным представлениям о гидротехнических сооружениях части системы особенно остро чувствуется, что стране незамедлительно нужен Волго-Балт. Здешние шлюзы были бы поучительными экспонатами для музея отечественной техники. Но больно видеть, как судопропускники, налегая на жерди, вручную открывают ворота шлюзов, видеть, как полусгнившее дерево обшивки не держит железного «ерша», которым в несчетный раз пытаются его скрепить! Больно видеть, как гонки длинным многокилометровым хвостом выстраиваются в русле Ковжи, ожидая входа в водораздельный канал. Какие богатства, нужные стройкам семилетки, мокнут здесь, вместо того чтобы быстрее превратиться в стропила домов, в опалубку шлюзов, в рудничные крепления!

Ковжа в верховьях очень узка. Местами между берегами не более 25—30 метров. Кажется, что протянув руку, можно достать ветви подступившего к самой воде леса.

Наконец, Ковжа остается справа; от разделительного мыса до ее истока из Ковжского озера, питающего систему, всего несколько километров. На мысу у подхода к шлюзу № 30 в березовой роще — обелиск. Возле него шумит водоспуск.

Обелиск окружен столбами с эмблемой путейцев-строителей: якорь и топор. На всех четырех гранях — надписи. Они сообщают, что новый соединительный канал между реками Вытегрой и Ковжей начат в 1882 и окончен в 1886 году и что работы начал инженер Мицкевич, а окончил инженер Звягинцев. Сообщается также, что разделительный плёс нового канала ниже разделительного плёса старого на 4,32 сажени. Упомянуто, что работа предпринята по мысли инженера Мысловского, по направлению, избранному инженером Бучацким, и исполнена подрядчиками инженерами Михайловским и Яфимовичем и их уполномоченным инженером Доманевским.

И невольно думается: а так ли уж плох был обычай отмечать для потомства имена тех, кто строил наши водные пути? Разумеется, для каждого времени — свои герои. При Александре III отмечали только инженеров. Но почему бы нам не поставить на том же водоразделе Волго-Балта памятный обелиск или почему бы не установить мемориальной доски с именами проектировщиков, строителей, бригадиров, ударников коммунистического труда?

Можно представить, сколько удовольствия получат пассажиры Волго-Балта в чудесную пору летнего солнцестояния: белые ночи, белые от ромашек луга, зеркало искусственных озер,..
Входной шлюз в Ново-Мариинский канал еще сравнительно хорош. На подходах к нему видно и устье построенного в начале XIX века самого старого канала, изрядно оплывшее и заросшее.

Ново-Мариинский канал иначе называли Каменным. Грунт здесь светлый слоистый плитняк. Местами кажется, что откосы сложены руками строителей из плоских тонких плит. Их выступающие острые ребра не сулят ничего хорошего судну, если в тесноте его борта коснутся берега.

Канал короток — всего 8 километров. Пожалуй, только за ним начинается ярко выраженная своеобразная красота мест, через которые проходит путь.

Цветет по берегам медуница. Розово-лиловатыми разливами покрывает луга иван-чай. Вытегра, в которую из канала выпускает судно шлюз № 29, падает к Онежскому озеру очень круто, и водоспуски возле шлюзов бурлят, шумят водопадами. Тот, кому приходилось бывать в прославленной долине Гудбрансдален в Норвегии, найдет черты сходства между Вытегрой и излюбленной туристами всего мира рекой Ломен, текущей по этой долине.