Карта сайта

Глава IV - ПО ШЕКСНЕ

От Череповца местные пассажирские суда ходят по Мариинской системе до города Вытегры; часть судов совершает рейсы лишь до Белозерска, а часть — до города Кириллова. Он расположен неподалеку от шекснинской пристани Топорня, но в стороне от основной трассы, не на Шексне, а у Северо-Двинской системы.

На этих линиях редко встретишь людей с туристскими рюкзаками. Едут колхозники, лесозаготовители, жители приречных поселков. Железной дороги на водоразделе нет. Автодороги озерного края не так хороши, как хотелось бы: по ним движутся и трактора, и тяжелые грузовики, а покрытие осталось таким, каким было в те годы, когда самым скоростным транспортом считалась почтовая тройка с ямщиком на облучке. Поэтому водные пути считаются здесь основными.

После оживленных плесов Большой Волги Шексна кажется сначала пустынной рекой. Попадаются навстречу суда-площадки, на которых из карьеров возят в Череповец песок, тянутся за буксировщиками узкие плоты-гонки с желтыми дощатыми шалашиками, изредка появляется из-за мыса грузовой теплоход.

Река спокойно несет воды меж зеленых берегов. Она напоминает неширокую водную аллею в лесном царстве. Рядом с осинниками белеют березовые рощи, кое-где выделяется липа. Ближе к воде — заросли ольхи, ивы, смородины, жимолости.

Течение плавное, спокойное. Почти невозможно представить себе, что здесь русский человек, осваивая дорогу к Балтике, воевал с грядами и порогами, что в этих местах по нескольку ватаг бурлаков впрягалось в барку, чтобы протащить ее через иную стремнину.

До вступления в строй Волго-Балта на Шексне доживают свой век гидроузлы, плотины которых превратили некогда бурную реку в цепочку спокойных плесов.

Через несколько десятков километров от Череповца, выше места строительства нового Череповецкого гидроузла— старый гидроузел Черная гряда. Счет на Мариинской системе идет со стороны Балтики, и гидроузел Черная гряда известен под № 38. А скоро вместо 38 шлюзов будет всего 7!

Соседи Черной гряды — гидроузлы Ковжа, Ниловицы, Деревенька. Скажем прямо — шекснинские каменные шлюзы не производят жалкого впечатления даже на того, кто только что видел шлюзы канала имени Москвы. Стенки шекснинских шлюзов невысоки, но сложены из розоватого камня. Каменные глыбы скреплены поверху металлическими «ершами» — похоже, что клали их люди, привыкшие иметь дело с деревом...

Камера шлюза весьма вместительна. Пассажирский пароход — правда, небольшой — занимает лишь часть ее, оставляя место для грузового теплохода и путейского катера. Но если размеры шлюза и способны внушить уважение, то этого никак не скажешь о способе пропуска судна: тут почти отсутствуют механизмы, облегчающие ручной труд.

Между Ковжей и Ниловицами в Шексну впадает Сизьма. На этой реке — значительный сплав, и устье ее бывает забито березовыми стволами так, что почти не видно воды.

Сизьма известна тем, что по ней, затем по озерам и волокам новгородские ушкуйники попадали в реку Вологду, на которой и был основан одноименный город.

Кстати, об ушкуях и ушкуйниках. Во многих изданиях воспроизводится рисунок художника А. Вахрамеева, изображающий бородатых ушкуйников в каких-то дворницких фартуках, которые стоя гребут на маленьких лодочках—на каждой по одному. Рисунок впечатляет необычностью, называется он «Вотчина господина великого Новгорода». Его репродукции увидишь и в музеях, есть они даже в официальных изданиях

Казанского округа путей сообщения. А между тем, как далеко изображенное на столь популярном рисунке от истины!

По свидетельству такого знатока волжского судоходства, как И. Шубин, ушкуй вовсе не был подобием лодки-однодеревки, изображенной художником. На ушкуях новгородцы отваживались выходить даже в море. По-видимому, это было судно значительного размера, легкое в ходу, возможно даже, имевшее палубу; на ушкуе размещалось свыше 30 человек..

Можно только пожалеть, что рисунок, изображающий новгородских ушкуйников, чуть ли не в виде гребцов на легких спортивных каноэ, до сих пор используется для характеристики важного периода истории отечественного судоходства...

Значительная шекснинская пристань Топорня — узел речных дорог. Некогда отсюда тянулись волоки на север В 1825 году их стали заменять каналами и шлюзами системы герцога Виртембергского, соединявшей Шексну с бассейном Северной Двины. Было построено 13 шлюзов. Движение по системе началось в 1828 году. Для архангельских судостроителей повезли дубовые доски, железо, чугун, а навстречу — рыбу, пушнину, северный лес.

В 60—70-х годах прошлого века систему обновили. Последняя реконструкция, вернее, углубление Северодвинского пути произошло в годы Великой Отечественной войны с помощью технического флота, стянутого сюда во время эвакуации западных бассейнов. Что путейцы потрудились не зря, свидетельствует уже хотя бы проход по системе на Волгу трехпалубных судов типа «Гастелло».

Пассажир, направляющийся в Кириллов, может покинуть в Топорне судно и обогнать его, пройдя по кратчайшему пути прямо к третьему шлюзу Северо-Двинской системы.

По тротуарам, проложенным на сваях вдоль наполненного стоячей водой русла старого канала, по которому когда-то попадали с Волги в Белое море, можно выйти за пределы поселка. Тропа ведет через корабельную сосновую рощу прямо к стоящим почти вплотную друг к другу трем шлюзам современной Северодвинской системы. Их напор так невелик, что никакого ощущения «лестницы» не создается.

Из этого шлюзованного канала судно выходит на простор темного Сиверсова, или Сиверского, озера. Над озерной гладью — известный Кирилло-Белозерский монастырь. Его стены— у самой воды. Не сразу приходит в голову, что не монастырь поставлен низко, а вода в озере поднята плотиной к фундаментам его башен.

Монастырь — одна из основных достопримечательностей города Кириллова. Этот город, несмотря на небольшие свои размеры, расположен на трех озерах сразу — на Сиверском, Долгом и Лунском: много воды в здешних краях!

В 1775 году в монастыре праздновал день рождения новгородский губернатор Сивере. Место ему понравилось, и он велел составить проект планировки города. Но, замечает историк, «город возник, как он сам хотел, по своей фантазии, и скромно прилегает к монастырю, в тени его громад и бесчетных воспоминаний».

В Кириллове есть большой маслозавод, овощесушильный завод и другие предприятия; здесь существует областная культурно-просветительная школа. Но для туристов будущей линии Москва—Ленинград все же наибольший интерес представят экскурсии в Кирилло-Белозерский монастырь и в соседнее Ферапонтово. Оба эти ценнейших культурно-исторических памятника находятся в стороне от главной трассы; но, по-повидимому, следовало бы заранее подумать о том, каким образом пассажиры могли бы знакомиться с ними.

Кирилло-Белозерский монастырь основан в XIV веке Кириллом Белозерским, который, как говорят летописцы, умел книги «добро писати». В 1369 году он выкопал пещеру на месте нынешних храмов; вокруг поселилось несколько монахов, которые прилежно переписывали священные книги.

Но и до прихода Кирилла это место не пустовало. Раскопками на одном из островков Сиверского озера обнаружены следы человека, жившего 3—4 тысячелетия назад. Музей, в который превращен теперь монастырь, хранит трухлявое дерево свай и балок из древнего поселения рыболовов и охотников, живших на здешних озерах. В будущем археологам предстоит установить смену культур и племен в ее последовательности. Пока же тут достаточно пробелов, и древние могильники еще не досказали повести о том, кто населял здешние земли до IX века, когда племя весь построило в лесах свои городища. Отголоском, отзвуком былых времен и сегодня звучат названия: Череповесь, Луковесь, Весьегонск...

В музее — коллекции рукописных книг, относящихся к XV веку, резьбы по дереву, старинной утвари, вышивок и т. д.

На территории монастыря находится часовня, построенная при Кирилле. Внутри ее —большой деревянный крест. Он весь изгрызан, вернее, обгрызай людьми, которым монахи внушали, что крест исцеляет от зубной боли...