Карта сайта

Глава III - НОВЫЙ ПУТЬ РУДЫ

В новой историй Череповца — две основные вехи: постройка большого перевалочного порта, когда после разлива Рыбинского водохранилища Череповец заменил Рыбинск в роли ключ-города Мариинской системы, и создание крупной металлургической базы.

Говоря образно, металл ворвался в исконно деревянный, лесной Череповец, внеся в жизнь города новые черты, придав ей новый темп и ритм.

Череповецкий металлургический завод работает не на скудной болотной руде, которую плавили во времена Петра. Руду привозят с Кольского полуострова. Уголь доставляют из шахт Воркуты.

Но почему же выбрали для стройки Череповец, расположенный в стороне и от руды, и от угля? Выгодно ли это?

Проектировщики исходили из того, что новый завод должен быть построен в ближнем тылу Ленинграда, промышленность которого не может жить без чугуна и стали. Металлургический гигант у кольских рудников или возле угольной Воркуты оказался бы слишком далеким от главного потребителя. Поэтому экономически оправданным было строительство домен и мартенов где-то на полдороге между рудой и углем, в непосредственной близости к Ленинграду. Во всех отношениях удобнее было строить завод не на пустом месте, а там, где уже существовал город с водными и железнодорожными путями.

С учетом всего этого Череповец — лучшее место для новой металлургии. Он удален от месторождений руды на 1500 километров, от угля — на 1830 километров. Волго-балтийский путь, связанный с беломорско-балтийским, открывает ему дороги к пяти морям. Железная дорога связывает город с важными магистралями. Кроме того, поблизости от города есть месторождения кварцитов, огнеупорных глин и доломитов, нужных металлургам.

Строительство металлургического завода развернулось в 1949 году. Оно продолжается сегодня, будет продолжаться завтра, и мы еще не раз встретим в газетах сообщения из Череповца о пуске новых домен, мартенов, прокатных цехов, потому что в завершенном виде это будет огромное предприятие, надежная база снабжения металлом всего промышленного Северо-востока, да и не только его...

Череповецкий завод отличается от многих металлургических предприятий первых пятилеток более высокой культурой производства. С Кольского полуострова сюда везут не руду, а ее концентрат, в котором железа почти вдвое больше, чем в сырой руде. Это избавляет от перевозок пустой породы и ускоряет разгрузку. Шестидесятитонный вагон с концентратом освобождается за три минуты — его опрокидывают над бункерами. Ваго-ноопрокидыватель — вот грузчик, крючник наших дней! Ежели бы поставить на выгрузку весь рабочий люд, который кормился горбом на всех пристанях старой Мариинской системы, то на эти 1200 тонн пришлось бы ему затратить немало времени и пролить реки пота. А теперь машинист опрокидывателя нажимает кнопку — и 60 тонн в бункере!

На Череповецком металлургическом заводе возле домен — ни рудного двора в обычном смысле, ни мостов, ни бункерных эстакад. Есть транспортерные галереи с дистанционным управлением. Они заменяют паровозы и вагоны, обычно снабжающие сырьем бункера доменного цеха. Домны работают на заранее подготовленной шихте.

Именно в Череповце у нас впервые применено вторичное грохочение агломерата, избавляющее домну от лишней пыли и мелочи. В автоматизации управления многих узлов череповецкого доменного цеха продолжен процесс контроля за деятельностью доменщиков точными приборами, дополняющими субъективный опыт объективными показателями.

Мы остановились несколько подробнее на характеристике технически передового Череповецкого завода, в частности, потому, что тогда особенно наглядна будет необходимость технической реконструкции водных путей, призванных его обслуживать.

В 1960 году концентрат доставлялся в Череповец только по железной дороге. А ведь на севере, в районе его месторождений, есть Беломорско-Балтийский канал, связанный с Мариинской системой. Перевозки концентрата по воде должны бы обходиться гораздо дешевле, но лишь в том случае, если техника современной металлургии не войдет в противоречие с транспортной техникой, застывшей на уровне, характерном еще для начала века!

Поэтому проектировщики завода основывали расчеты не на Мариинской системе, а на действующем Волго-Балте. Они проектируют промышленный порт с причалами для железнорудного концентрата. К нему будут подходить саморазгружающиеся баржи грузоподъемностью 2700 тонн. Разгрузка мыслится так: два ряда бункеров, под ними — транспортеры; производительность— до тысячи тонн в час.

Понятно, что завоз по водному пути рассчитывается на летний период. Хранить концентрат под открытым небом невыгодно, не по-хозяйски. Разработан предварительный проект купольного склада весьма своеобразной конструкции. Его свод как бы пузырится отдельными, более мелкими выпуклыми куполами. Каждая из этих мелких выпуклостей 20 метров в диаметре. А диаметр главного купола 160 метров!

Концентрат в гигантском складе не должен смерзаться даже в сильные морозы. Фольговая облицовка внутри купола и инфракрасные нагреватели — вот что поможет решению этой нелегкой задачи. Инфракрасные лучи не нагревают воздух, но будут нагревать верхний слой концентрата, предохраняя всю его массу от промерзания.

Подобные устройства обойдутся недешево. Но защитники проекта подсчитали: доставка сырья водным путем через Беломорско-Балтийский канал и Волго-Балт сулит такие выгоды, что они с лихвой перекроют все затраты на организацию самого передового транспортного хозяйства комбината.

* *

Сегодняшний Череповец во многом еще сохранил облик деревянного одноэтажного города, не лишенного, однако, привлекательности, свойственной едва Ли не всем нашим северным городам. Он зелен, его бульвары— это аллеи столетних берез и лип, лиственниц под крышу пятого этажа, сосен из корабельной рощи.

Металл принес старому городу много перемен. И это не только — площадь Металлургов, Дом культуры металлургов, гостиница «Металлург», не только кварталы новых многоэтажных каменных домов и уютных коттеджей. Не так скоро увидел бы город трамвай, если бы не металл, если бы не завод, к которому ведет от вокзала главная колея.

Солнечная площадь Металлургов, где поставлен памятник Верещагину, — один из лучших уголков нового Череповца. И небо над ним не замутнено дымом. Строители поставили Череповецкий металлургический гигант с очень верным учетом розы ветров. Загрязненный воздух уносится не на город, а туда, где зеленые лесные просторы способны очистить и освежить его.

В Череповце долгие годы жил уже известный читателю И. В. Петрашень, историк Мариинской системы, талантливый инженер, с успехом занимавшийся как строительством гидротехнических сооружений, так и судостроением. Череповецкие старожилы рассказывали нам об этом незаурядном человеке.

Он окончил Петербургский университет, потом институт путей сообщения. В Череповце Петрашень работал начальником участка Мариинской системы и с увлечением отдавался инженерному делу. У него была огромная семья, поддерживал он и многих своих товарищей — бывших путейцев, как тогда говорили, «сбившихся с круга».

Петрашень — патриот Мариинской системы, блестящий ее знаток. Как инженер-гидростроитель, он относился к убежденным «деревянщикам». Говаривал: «Почему я люблю дерево? Оно иной раз отслужит свой век, а все еще стоит «по привычке». Его увлечение деревянными сооружениями было по тем временам вполне естественным и, можно сказать, инженерно обоснованным.

Работы на Шексне тесно связаны с именем Петрашеня. Он был главным инженером строительства шлюзов с 1912 по 1917 год. По натуре это был новатор. Петрашень сумел, например, увеличить напор на старых сооружениях по своему, оригинальному методу. В судостроении он проявил себя как хороший конструктор бескокорных деревянных барж.

В годы советской власти Петрашень был инспектором при начальнике Северо-Западного бассейнового управления пути, участвовал в строительстве Беломорканала. Умер он незадолго до войны. Жаль, что в Череповце его память не отмечена хотя бы мемориальной доской на доме, где он жил...

Естественно, что наш очерк города далеко не полон и односторонен; здесь, как и дальше, мы будем говорить главным образом о том, что прямо или косвенно связано с Мариинской системой и строительством Волго-Балта.

Волго-Балт сулит Череповцу немало перемен. Сейчас здесь — значительный порт. Крупнотоннажный флот Большой Волги обменивается в Череповце грузами с флотом, которому доступно плавание по Мариинской системе.

После завершения строительства Волго-Балта надобность в перегрузке на Череповецком рейде отпадет. Зато порт станет принимать и отправлять много новых грузов — в частности, металлурги будут получать по воде рудный концентрат, металлолом, известняк и отгружать металл как в район Ленинграда, так и в Поволжье.

Череповец перестанет быть ключ-городом Мариинской системы. Он станет портом пяти морей в полном смысле этого слова, поскольку нынешняя его воднотранспортная связь с Балтикой и Белым морем не может считаться магистральной.