Карта сайта

Глава III - К ЧЕРЕПОВЦУ

Ознакомив читателя с некоторыми вехами истории волго-балтийского водного соединения, мы хотим предложить его вниманию очерки последних дней существования Мариинской системы и строительных работ на новом пути, прокладываемом между великой рекой и берегами Балтики.

Мы старались здесь бегло обрисовать картины уходящего и набросать эскизы недалекого будущего одной из важнейших водных трасс страны, использовав для этого и путевой очерк, и записи бесед со старожилами, и самое общее описание некоторых особенностей проекта Волго-Балта, и историко-географические характеристики территории, преображаемой стройкой.

*

Для москвича поездка по водным путям к волго-балтийскому водоразделу начинается на Северном речном вокзале столицы. Сквозное пассажирское движение от Москвы до Ленинграда станет возможным только после открытия новой водной трассы. Пока же маршрут привлекает лишь энтузиастов водных путешествий, не боящихся пересадок, мирящихся с неудобствами местных линий.

Правда, речнику, едущему в район Волго-Балта, не заказан и другой способ: поездка на грузовом теплоходе. Эти суда идут сквозными рейсами. Но ходят они слишком быстро для тех, кто хочет основательно ознакомиться с водной дорогой. Времена изменились: грузовой экспресс — это ведь не баржа, которую тянет неторопливый буксир. Заправившись топливом в Москве, грузовой теплоход может идти до Ленинграда практически без остановок, если не считать ожиданий у шлюзов или небольшой задержки возле лавки, где будут покупать продукты для команды.

Итак, для москвича поездка на Волго-Балт начинается маршрутом Москва—Череповец, обслуживаемым специальными судами, приспособленными для плавания в Рыбинском море-

Начав путешествие по водному проспекту канала имени Москвы, пассажир продолжает его преображенными верховьями Верхней Волги. Мы не будем описывать этот широко известный отрезок пути, входящий в популярнейшие водные маршруты страны, и начнем прямо с плёса Рыбинского моря.

В Рыбинском море пересекается много водных дорог. Суда, направляющиеся со стороны Каспия вверх по Волге, выпускает в огромное водохранилище шлюз Рыбинской ГЭС.

Они идут вдоль искусственно насыпанной каменной дамбы, украшенной символическим монументом «Волга»: женщина с прекрасным русским лицом простерла руку навстречу волнам; в другой ее руке — свиток чертежа. У ног этой Волги-строительницы, Волги-созидательницы изваян буревестник. На пьедестале монумента начертаны бессмертные ленинские слова: «Коммунизм — это есть Советская власть плюс электрификация всей страны».

Трасса из Москвы на Череповец пересекает просторы водохранилища от самого южного его залива до самого северного. Судно идет над скрытыми водой заиленными пнями —остатками лесов затопленного «журавлиного края». Здесь была огромная заболоченная впадина, по которой текли к Волге Молога и Шексна. После наполнения водохранилища, для того чтобы проследить прежнее течение этих рек, стали нужны довоенные атласы.

Над заливом у Череповца еще издали очерчиваются контуры крупного металлургического завода: домны, корпуса агломерационной фабрики, воздухонагреватели, коксовые батареи, трубы газового цеха. Затем появляются краны порта и возникает картина оживленного рейда. Все это — череповецкая новь, приметы двух последних десятилетий.

История же Череповца уходит корнями в глубокую древность. Археологи докопались (в буквальном смысле слова) до следов первожителей здешних мест — они относятся ко второму тысячелетию до нашей эры! Затем идет этап, засвидетельствованный летописями. В IX веке лесные дебри возле нынешнего Череповца населяло племя весь.

Можно подумать, что название города имеет корнем «череп» либо «черепок». Но если обратиться к языку древних обитателей края, то в нем найдутся более вероятные и легче объяснимые корни: чери — рыба, еп — гора, весь — племя. Тогда Череповесь — люди рыбьей (или рыбной) горы. Череповец действительно расположен на взгорье, а Шексна всегда славилась рыбой.

Весь постепенно смешалась с пришедшими на Шексну славянами. Воскресенский монастырь, от которого пошел современный Череповец, был заложен в 1360 году. Отсюда слали шекснинских стерлядей к столу «патриарха всея Руси». Под монастырем оседали люди, искусные в ремесле. Здешние болотные железные руды шли на плавку, и в XIV веке местное сельцо Федосьево вело обширную торговлю топорами, серпами, косами. Под Череповцом отливали пушки — «волоконейки», отсюда поставляли железо для оковки лафетов Петербургскому пушечному двору. Позже здешние кузнецы прославились выделкой гвоздей.

История собственно Череповца начинается с 1777 года, когда Екатерина II издала указ: «учредить при Череповецком монастыре для пользы водяной коммуникации город, именованием город Череповец».

В гербе нового города были и медведи, и рыбины, и крицы железа, и руль судна в лучах восходящего солнца: герб утвердили год спустя после достройки Мариинской системы.

Событиями история Череповца не богата. Славился город ярмарками, на которых торговали холстиной домотканного производства, медом, овчинами, деревянной посудой, привозными московскими и петербургскими изделиями.

Известность городу принес его уроженец, крупный русский художник-баталист В. В. Верещагин. В 1869 году в Череповце открылось Александровское техническое училище. Здесь была первая в России сельскохозяйственная школа, где учащиеся не столько занимались теорией, сколько работали в имении.

Колоритными фигурами Череповца были уже упомянутые нами братья Милютины. Кроме волжских судов, они построили на своей верфи морские грузовые бриги дальнего плавания «Россия», «Шексна» и «Алексей», которые по Мариинской системе ушли в океан и плавали к берегам Америки. Человек недюжинного ума, цепкой хватки, большого размаха в делах, И. Милютин основывал банки и училища, добивался постройки железной дороги, которая прошла бы через Череповец, хлопотал о переустройстве и улучшении Мариинской системы. По-своему он был патриотом Озерного края, и, пожалуй, в известной мере его можно сравнивать с такими ревнителями севера, как Сидоров или Сибиряков. Конечно, ничто капиталистическое не было ему чуждо, о прибылях он заботился не меньше других толстосумов, был убежденным противником революции. Но среди представителей своего класса Милютин выделялся большой широтой взглядов, предпринимательской смелостью, понимал пользу просвещения и технического прогресса, Техническое училище, основанное Милютиным, помогло сделать шаг от кузнечного к слесарному делу, отвечавшему как новым местным потребностям, так и, прежде всего, потребностям волжского судоходства. Любопытно, что правилами училища предписывалось желающим обучаться: «в виде испытания предварительно посещать завод и школу при нем для занятий не менее одного года и затем оказавшиеся способными зачисляются в штат учениками...». Милютин отнюдь не занимался благотворительностью от окончивших училище он требовал отработки, трехлетнюю практику на своем заводе не оплачивал. Но остается фактом, что его училище выпустило многих людей, способствовавших техническому прогрессу на волжском флоте.

В 1916 году в Александровское техническое училище был зачислен В. П. Чкалов.

Бытописатели прошлого века рисуют нам Череповец как провинциальное захолустье с «веселым» заведением «Новый свет» и захудалым дворянским клубом. По описанию газет, в Череповце летней порой преобладал «народ пришлый, работники Мариинской водной системы, двигатели богатств России, все эти хозяева, крючники, рулевые, коноводы в своих обносившихся от труда и непогоды одеждах».

В 1913 году Череповец имел пять предприятий; главным из них считался лесопильный завод. На остальных же четырех в общей сложности работало 136 человек.

...Если бы сейчас пришлось придумывать герб Череповца, то, исключив медведей и поставив под большое сомнение рыбу, можно было бы вполне модернизировать два главных его элемента: крицы заменить силуэтом домны, а руль — изображением шлюза...