Карта сайта

ПО МОСКОВСКОМУ МОРЮ - Часть 2

Противоположный берег, низменный и лесистый, окаймлен густыми зарослями тростника, камыша, рогоза. Тут много островов, мелководных мест и заводей. Последние густо зарастают гречихой земноводной и омежником, придающими особый колорит этим уголкам, окрашивая их то в розовый, то в снежно-белый цвет. В северо-восточную часть побережья глубоко вдаются Березовский и Омутнинский заливы. В этих местах выделяется довольно значительный остров Клинцы, считающийся основным местом гнездования и выкармливания водоплавающей и болотной птицы на Иваньковском плесе.

Надо сказать, что на Московском Море довольно много островов и значительных и совсем небольших. Все это—-вершины бывших здесь раньше холмов. Есть немало и плавучих островов, образовавшихся из осоковой или же всплывшей на поверхность воды торфяной сплавины. Плавучие острова обычно густо зарастают кустарником, осокой, рогозом, тростником и служат отличным убежищем для птиц; особенно их любят утки. Такие острова чаще всего постепенно разрушаются под действием ветра и волн, но порой некоторые из них причаливают к берегу, растения врастают в почву, и это способствует зарастанию берегов.

Калининская область, на территории которой разлилось Московское море и в глубь которой сейчас направляется наше судно, — это своеобразный «зелено-голубой» край, соперничающий по красоте с Подмосковьем, край воды, лесов и лугов.

Огромны водные пространства Калининской области, и не случайно родилась здесь матушка-Волга! Широко раскинулась она тут, подчинившись воле и планам гидростроителей. На территории области текут и многочисленные ее притоки—Селижаровка, Тверца, Медведица, Молога, Вазуза, Шоша, Лама, Сестра, Дубна, Нерль. . . А озер в этом краю более 500! Самое крупное из них, хорошо известное туристам, — озеро Селигер — раскинулось на площади в 270 квадратных километров.

Леса и кустарники занимают около трети территории Калининской области, а луга — около четверти. В калининских лесах преобладают ель, сосна, береза, ольха и осина. Встречаются также можжевельник, богулькик, вереск, шиповник, растет масса ягодного кустарника — малины, калины, дикой черной и красной смородины, брусники, черники, голубики. В грибную пору — много грибов.

Густые леса зелени стеной окружили Московское море. Их линия прерывается лишь там, где к воде спускаются села и луга.

В охотничий сезон ружейная стрельба то и дело нарушает тишину. Тут богатая и разнообразная охота; в лесах, в прибрежных зарослях много дичи: глухари и тетерева, оелая и серая куропатка, бекасы и вальдшнепы, рябчики и всякая водоплавающая птица. В окрестностях водится завезенная сюда с Дальнего Востока и хорошо прижившаяся енотовидная собака, рысь и даже медведь.

Московское море резко изменило условия существования разных птиц. Вместо лугов, лесов, пашен и болот тут появились обширные водные пространства с
островами и густыми зарослями. В связи с этим исчезли некоторые виды птиц; сохранились и приспособились к новым условиям грачи, скворцы, коростель, белая трясогузка, жаворонки и многие другие мелкие птицы. Зато резко, во много раз, возросло количество болотной и водоплавающей дичи — уток, бекасов, кроншнепов, турухтанов, чибисов и других. Появились и такие виды пернатых, которые раньше здесь не обитали: это — белый аист, кулик-сорока, черная хохлатка, утка-широконоска.

Московское море—не только надежное и богатое кормами обиталище для птиц, а и перепутье при их массовых перелетах: поля еще укрыты снегом, вся поверхность водохранилища скована льдом, появились лишь первые закраинки, а над Московским морем уже потянули сгаи уток; не успевают еще поля очиститься от снега, как над морем к северу и востоку несутся вереницы гусей. Когда же море освобождается ото льда, начинается массовый пролет болотной и водоплавающей птицы. Первым же весенним днем тут появляются чайки. Они без устали носятся над водой, бродят по песчаным отмелям, копошатся в прибрежных лугах. Чаек здесь много. Они и сейчас провожают наш теплоход.

А в первых числах августа на Московском море птицы уже собираются на отлеты в более теплые места. Первыми улетают чайки, за ними покидают море дикие утки; осенний отлет уток идет и в сентябре и в октябре. В середине октября одна за другой пролетают на юг стаи нырковых уток и серых гусей.

Заливы и бухты Московского моря посещает много любителей-рыбаков. В его водах водится множество всякой рыбы, и рыболовы редко уходят отсюда с пустыми руками. Лучше всего ловятся щука и судак, лещ и язь, голавль и жерех, налим и плотва. Базами для рыболовов служат специальные «Дома рыбака», созданные в разных местах по берегам водохранилища.

Среди охотников и рыболовов на Московском море встречаются не только местные жители; сюда приезжают и москвичи, и калининцы, и любители охоты и рыбной ловли из более далеких мест. В выходные дни здесь собираются десятки автомашин и азтобусов, которые привозят охотников и спортсменов-рыболовов со спиннингами.

Тихо и ровно движется наш белоснежный теплоход. Удобно расположившиеся на палубах пассажиры любуются открывающимися видами и панорамами. Прекрасны широкие водные пространства, очень гармонируют с ними окружающие леса, луга и поля. Радуют взор сочетания красок, с наслаждением вдыхаешь чистый и живительный воздух. Интерес не ослабевает: то встречается причудливой формы островок, или укромная, закрытая зарослями заводь, то пролетит чайка или сверкнет на поверхности воды рыбка, а вот — крохотная будочка бакенщика, за ней — раскинувшееся на покатом берегу селение. Хорошо, приятно и интересно!

Сегодня на Московском море тихо и покойно, но далеко не всегда оно бывает таким мирным. Речники знают его буйным и каверзным. В осенние, хмурые и ветреные дни плавание на нем требует от судоводителя умения и осторожности.

Немногим более 27 километров проходит наш теплоход по Иваньковскому плесу до первой значительной пристани — Устье реки Сози. По пути к ней судно описало почти полную дугу: от Большой Волги мы двигались на северо-запад, а теперь плывем на юго-запад.

С образованием Московского моря небольшая речонка Созь стала широкой и глубокой, а прилегающие к ней места заметно оживились. В летнюю пору тут нередко можно встретить вереницу туристов, которых влекут сюда красоты края.

Проходим мимо деревни Городище, входим в реку Созь и причаливаем к пристани.

После короткой стоянки теплоход снова отправляется в путь, выходит на водный простор и почти сразу же поворачивает к югу. В этих местах образовался целый архипелаг островков. За ними Московское море заметно сужается —оно теперь напоминает широко разлившуюся реку. Мимо проплывают села и пристани — Бабня, Глинники (справа) и Заборье, Григорово, Скрылево (слева), а затем открывается небольшой залив, в глубине которого у соснового леса расположена пристань Конаково. Тут нам тоже предстоит небольшая стоянка. Мы прошли от Большой Волги 37 километров.

Конаково — в прошлом небольшой заводской поселок Кузнецове) — раскинулось по обоим берегам притока Волги — речки Донховки в двух километрах от пристани. До создания водохранилища жители городка могли переходить Волгу вброд, теперь же глубина реки в этих местах достигает 12—14 метров, а ширина — одного километра. Местность здесь здоровая и живописная. От пристани открывается замечательный вид на Волгу и ее окрестности. Внимание привлекают три острова в самом центре фарватера, прямо против пристани. Недалеко от пристани, в тени стройного соснового бора раскинулся санаторий для рабочих.

Окрестности Конакова очень удобны для строительства санаториев и домов отдыха. Совсем недавно здесь появился большой корпус «семейного» дома отдыха рабочих мастерских Мосглававтотранса. Это — гостиница-пансионат, в котором комнаты рассчитаны на 2—3 человека и где можно отдохнуть целой семьей. Весьма возможно, что в скором времени и здесь возникнет целая зона отдыха, подобная той, какая устраивается на берегах Клязьминского водохранилища.