Карта сайта

НА ПРОСТОРАХ ВОДОХРАНИЛИЩ - Часть 7

Проходя водохранилища, вы, вероятно, обратили внимание на серые решетчатые башни, стоящие по две недалеко от края воды? Если посмотреть дальше, в глубь берега, то там обязательно будет видна еще одна такая же башня. Это щелевые створы — береговые знаки обстановки, которые служат для судоводителей ориентирами. Капитаны ведут свои суда так, чтобы дальняя башня была видна между двумя ближними. Вечером и ночью на щелевых створах загораются тонкие вертикальные линии неоновых огней: на передних—красные, а на дальней — зеленые. Узкие полоски огней, вытянувшиеся сверху вниз почти на всю высоту створных знаков, прекрасно видны с теплоходов на очень далекие расстояния.

. . .По пути нам часто встречаются теплоходы, буксиры, составы барж. Иной раз можно видеть, как небольшой буксир тянет за собой пять-шесть больших барж, каждая из которых больше его в несколько раз. Впрочем, эта картина уже отходит в прошлое. Теперь советские речники все чаще применяют более выгодный способ вождения судов — толкание. Буксир-толкач становится сзади счаленного состава и толкает его вперед.

Толкание несамоходных барж имеет большие преимущества перед буксировкой на тросе: на 15—20% возрастает скорость движения состава и на 5—7% сокращается расход топлива. Вводя толкание вместо буксировки, речники решили и еще одну задачу —с барж сняли команды; техническое обслуживание барж выполняет в пути команда толкача.

На наших судостроительных заводах строят теперь мощные буксиры-толкачи, предназначенные для вождения барж по волжским водохранилищам. Такой буксир-толкач «Зеленодольск» мощностью 1200 лошадиных сил может вести три огромные баржи общей грузоподъемностью 9 тысяч тонн, что равно примерно пяти-шести полным железнодорожным составам.

Но вот где-то сзади, за кормой, послышался все усиливающийся шум. Светлые контуры относительно небольшого судна еще плохо вырисовываются на серо-голубом фоне воды, но мы уже догадываемся: летит «Ракета»—«крылатый корабль», детище Сормовских судостроителей, новый тип речных судов.

Мы видели «Ракету» у причалов Северного речного вокзала; тогда она привлекала к себе внимание лишь своим несколько необычным внешним видом. Теперь мы наблюдаем ее в движении и это изумляет. Судно действительно летит, весь корпус его — над водой. Лишь «ноги», на вид не столь уж мощные, поддерживают его, точно опираясь о воду. Скорость его движения поразительна: до 75 километров в час. Отсюда, с палубы обычного печного теплохода, кажется, что мы стоим на месте, а «Ракета» мчится мимо чуть ли не со скоростью спортивного самолета.

В 1957 году «Ракета» впервые появилась у причалов Северного вокзала. Тогда уже начались и ее регулярные рейсы по водохранилищам канала имени Москвы. «Ракета» брала на борт до 65 пассажиров.

Интересны ощущения поездки на этом очень легком и комфортабельном судне. Вот «Ракета» начинает набирать скорость, и чувствуется, как постепенно поднимается над водой ее корпус. Сначала поднимается нос, а затем и корма. . . Ощущается легкий толчок вдруг рванувшегося вперед судна, кажется, что оно стало значительно легче. Осматриваемся кругом — бежавшие от носа волны вдруг исчезли, а за кормой виден высокий бурун воды, оставляющий на поверхности заметный пенящийся след.

«Ракета» имеет в носовой и кормовой частях подводные крылья, соединенные с судном стойками — «ногами». Если бы можно было, не рискуя сорваться на быстром ходу, сильно перегнуться через борт, то стали бы видны эти крылья - несущие поверхности теплохода, не так уж глубоко погруженные в воду. Именно благодаря им корпус судна во время хода поднимается над водой, примерно, на полметра, что резко уменьшает сопротивляемость воды при движении и обусловливает высокую скорость хода.

Между прочим, модель скоростного пассажирского теплохода типа «Ракета» демонстрировалась на Всемирной выставке в Брюсселе и была удостоена золотой медали. Но сейчас это пройденный этап. По Волге уже ходит повое судно того же типа — «Метеор». Его скорость —80 километров в час, вместимость—150 пассажиров. А со стапелей Сормова спущен и проходит испытания на Волге новый «летающий» корабль— «Спутник»; в трех его комфортабельных кабинах свободно размещается 300 пассажиров. У него сигарообразный корпус, сделанный не из стали, как на обычных судах, а из легкого алюминиево-магниевого сплава. Впервые в стране корпус речного судна выполнен целиком сварным, без единой заклепки, что обеспечивает высокую прочность корпуса. При отделке салонов широко применены пластмассы и синтетические материалы; для пассажиров сделаны удобные кресла, как на самолетах. Скорость «Спутника» — 80 километров в час, но сормовичи уже построили катер, который может двигаться по реке со скоростью 100 километров в час, и создают проект более быстроходного судна.

Быстроходные «летающие» суда — это новая эра в истории судостроения. Нельзя не отметить в связи с этим, что "начало ей положено талантом и трудом конструкторов и рабочих славного русского судостроительного завода «Красное Сормово», вот уже более 110 лет строящего флот для наших рек и морей.

В ближайшее время в Сормове будут построены корабли на подводных крыльях и для морских путешествий.

Но пройдет некоторое время, и на наших реках и морях появится еще одна интересная и перспективная «новинка». Мы имеем в виду суда на воздушной подушке. На венгерской промышленной выставке в Москве, состоявшейся в конце августа 1960 года, внимание Н. С. Хрущева привлек шлифовальный станок, сконструированный Иожефом Палом — слесарем одного из будапештских заводов. Станок этот легко перемещался над поверхностью гладкой плиты, он двигался на воздушной подушке. Тов. Хрущев высоко оценил станок, сказав: «Замечательная выдумка. Это очень умная машина. Я уже не говорю о ее изобретателе». Отцом идеи создания воздушной подушки является К. Э. Циолковский, предложивший использовать в качестве опоры транспортных средств «слой воздуха, нагнетаемый между полом экипажа и дорогой». Еще перед Великой Отечественной войной коллективом молодых конструкторов под руководством профессора В. Левкова была построена машина, способная двигаться по пашне, болоту и воде на воздушной подушке. Такие суда могут пойти по любым рекам, в любое время года и будут двигаться со скоростью корабля на подводных крыльях. Суда этого типа у нас уже' проектируются и строятся. По мнению ученых подобные морские и речные суда, паромы, автомобили — транспорт будущего.

. . .По Пестовскому водохранилищу теплоход идет около 7 километров — по протяженности судового хода эно длиннее всех водохранилищ на водораздельном участке. Наш взор не устанет скользить по широко разлившимся плесам. И тут много лесов и всякой зелени, широким кольцом охватывающей водоем. Ветерок едва волнует воду. Над волнами кружатся чайки, высматривая себе добычу.

Справа по ходу судна видна пристань Рождествено, куда регулярно делают рейсы местные теплоходы. Свое название пристань получила от села Рождествено-Суворово. В XVIII веке недалеко от этого места находилась усадьба великого русскою полководца А. В. Суворова, который неоднократно ее посещал. Усадебный дом Суворова был сожжен французами во время Отечественной войны 1812 года, и впоследствии на его месте выстроили школу. Уцелели остатки парка, пруды. Рядом стоит небольшая церквушка, построенная в начале XVIII века. В склепе под церковью похоронен отец великого полководца, который здесь жил и умер. На его могиле сохранился камень со старинной резьбой и надписью. Возле пристани Рождествено устроена паромная переправа.

От Рождествена можно совершить прогулку в село Протасово. Места к северо-западу от него в 1941 году стали ареной крупных боев с прорвавшимися через канал фашистскими ордами, стремившимися во что бы то ни стало пробиться к Москве. Но дальше продвинуться им не удалось; энергичным ударом советские воины смели врага и отбросили его обратно. Памятником этих военных событий в Протасове является братская могила героев, погибших в борьбе за свободу и независимость нашей Родины.

В самом конце Пестовского водохранилища, с левой от нас стороны тянется длинный ряд больших и малых островков. Это —вершины холмов, затопленных при сооружении канала. Среди густой кустарниковой зелени кое-где выглядывают маленькие башенки-маячки; при наступлении темноты на них автоматически зажигаются электрические огоньки.

Через соединительный канал теплоход переходит из Пестовского в Икшинское водохранилище. Теперь в этих местах проходит край новой расширившейся столицы, ее лесопаркового пояса, граница Большой Москвы. Мы ехали несколько часов, проплыли много километров и только сейчас добрались до новой границы Москвы. Мы уже можем наглядно судить, какие замечательные места по решению правительства включены в пределы столицы и переданы в распоряжение москвичей как зона отдыха, спорта и туризма. Поистине чудесную пору роста и обновления переживает Москва — столица нашего великого государства.

Икшинское водохранилище — последнее на водораздельном участке канала имени Москвы. Оно относительно невелико, площадь его равна всего лишь 4,9 квадратных километра. Это искусственное озеро, образованное подпором плотины, перегородившей долину реки Икши, напоминает длинный и широкий канал. Причудливо изрезанные берега водохранилища покрыты хвойными и лиственными лесами, перемежающимися лугами и полями. В его водах много рыбы, особенно леща, и московские рыболовы-любители часто бывают в этих местах, чтобы поохотиться на эту осторожную и вкусную рыбу.

Дне песчаные дамбы узкими полосами врезаются с права и слева в водную гладь озера и делят его на две части. Теплоход проходит мимо заградительных ворот.

Почти у самого выхода из водохранилища устроена пристань Икша — длинный железобетонный причал и каменное голубоватое здание павильона.

Места в районе Икши были заселены давным давно. I" наших дней сохранились могильники эпохи фатьяновской культуры.

При раскопках могильников были найдены глиняные и каменные изделия, сделанные во втором тысячелетии до нашей эры.

Минуем пристань, две белые башенки-маяки, паромную переправу. И, наконец, сделав плавную дугу вправо наш теплоход подходит к сооружениям первого шлюза на нашем пути.

Паше плавание по водораздельному, наиболее высокому участку канала закончилось. Мы прошли почти 50 километров, и красота этой изумительной водной дороги, цепочка живописных озер-водохранилищ останется у нас в памяти надолго. Эта водная дорога очень украсила северное Подмосковье, дала новую жизнь прилегающим районам, придала им еще большее очарование и прелесть.