Карта сайта

АРХИТЕКТУРА ОБЩЕСТВЕННЫХ ЗДАНИЙ - Часть 3

В общей картине развития архитектуры общественных зданий школьное строительство в эти годы отличалось наибольшей массовостью, что настоятельно требовало перехода на индустриальные методы строительства, которые уже широко стали проникать в строительство жилых зданий.

До 1954 г. основная часть школ строилась из кирпича. Перевод на крупноблочное исполнение в практике Москвы типового проекта школы на 880 учащихся оказался неэкономичным. Уже требовался новый подход к проектированию полносборных школьных зданий в строгом соответствии с требованиями единой модульной системы, унификации планировочных и конструктивных схем и размеров зданий.

Решение XX съезда КПСС о переходе к обязательному десятилетнему образованию остро поставило задачу создать новые типовые проекты школьных зданий, вместимость которых была увеличена до 320, 520 и 920 мест. В Москве же стали строиться и еще более крупные здания — трехкомплектные школы на 1350 учащихся, предназначенные для размещения в жилых кварталах с повышенной этажностью и большой плотностью населения. Такие пятиэтажные здания школ строились в виде двух относительно самостоятельных учебных блоков на 680 учащихся каждый с отдельными входами и вестибюлями, но объединенными в центре блоком общего пользования.

В состав помещений новых школ были введены помещения производственных мастерских и актового зала, появилась необходимость использования и приспособления школьных зданий для групп продленного дня. Планировочная организация зданий производилась по блочной схеме, при которой каждый блок школы предназначался для определенных групп помещений — учебных, учебно-производственных и лабораторных, зальных. В типовых проектах стали применяться не только традиционные «продольные» классы (с окнами по длинной стороне помещения), но также «квадратные» и «поперечные», имевшие дополнительное освещение со стороны рекреации.

Типовое проектирование школьных зданий в 1956 г. впервые было дифференцировано по климатическим зонам страны, что позволило в планировке и конструктивной основе зданий учесть особенности естественного освещения, проветривания, сейсмичности и т. д.

Вместе с типовым проектированием школьных зданий все более широкое развитие получала разработка типовых проектов детских дошкольных учреждений, кинотеатров, клубов, больниц, торговых и других массовых общественных зданий. Однако полноценное развитие этого процесса тормозилось проникновением в него тенденций украшательства, некритического заимствования приемов и форм исторических архитектурных стилей, затруднявших внедрение прогрессивных методов проектирования и индустриализации строительного производства.

Но наиболее полно эти тенденции проявились в послевоенное десятилетие в архитектуре крупных общественных зданий различного назначения. Так, в строившихся в большом количестве железнодорожных вокзалах в ущерб удобствам иногда применялись традиционные дворцовые объемно-планировочные приемы русского и зарубежного зодчества, как, например, в зданиях вокзалов в Харькове, Пушкине, Брянске, Курске, Симферополе, Сочи и др. Здание железнодорожного вокзала в Харькове (архитекторы Б. Мезенцев, Г. Волошинов, Е. Лымарь, С. Филиппов, 1947—1949 гг.) имеет неоправданно усложненный силуэт, тяжеловесный многоколонный входной портик, преувеличенную монументальность пространственной композиции, а также фасадов и интерьеров, сочетающихся с недостаточными по площади и неудобными по планировке операционными помещениями.

Многоплановые творческие поиски архитекторов были связаны с продолжавшим активно развиваться строительством метро, которое развернулось также и в Ленинграде. В 1954 г. в столице была завершена четвертая очередь, так называемое «большое кольцо», пересекавшее все диаметральные линии и связавшее тем самым между собой различные районы и важнейшие вокзалы Москвы. Годом раньше пассажирское движение открылось на Арбатском радиусе метро. Значительные достижения в разработке новых конструктивных решений позволили в ряде станций, как, например, «Курская» и «Комсомольская», заменить массивные пилоны колоннами, создать под землей целостные просторные залы.

Задачей архитектурно-художественного решения станций являлось утверждение величия советского народа, одержавшего Великую Победу в недавней войне, а каждая станция кольца средствами архитектуры, монументальной живописи и скульптуры раскрывала ту или иную тему героизма советского народа. Так, в архитектуре интерьеров станции «Комсомольская кольцевая» (архитектор А. Щусев, соавторы В. Кокорин, А. Заболотная, инженер А. Семенов, художник П. Корин, 1952 г.) Щусев пытался выразить национальные черты русского зодчества, связать ее с архитектурой созданного им и расположенного на Комсомольской площади Казанского вокзала, а в мозаичных панно плафона перронного зала запечатлеть тему триумфа нашей страны в Великой Отечественной войне.

Вместе с позитивными чертами в архитектуре станций метрополитена проявилось и характерное в этот период стремление к декоративному изобилию, порою превалировавшему над логикой архитектонического решения, как, например, в архитектуре станции «Новослободская» (архитекторы А. Душкин, А. Стрелков, художник П. Корин), где могучие, несущие громадную нагрузку пилоны, из-за устройства в них освещенных изнутри витражей, кажутся внутри полыми, бутафорными.

В 1955 г. вступила в строй первая очередь Ленинградского метрополитена, связавшая центр города, Кировский район и основные железнодорожные вокзалы. Архитектурно-художественные принципы решения всех семи станций в своей основе близки к московской практике этих лет, но декор отличается большей сдержанностью.

В годы войны жестоко пострадали курорты Крыма, Кавказских Минеральных Вод, Прибалтики, многие здравницы РСФСР, а курорты в западной части Украины были почти полностью разрушены. В результате больших восстановительных работ и нового строительства уже к 1950 г. емкость курортно-оздоровительных учреждений в стране превысила довоенный уровень. В силу специфичности своего назначения, связанного с созданием максимально благоприятных условий восстановления здоровья советских людей, архитектура курортных зданий, сооружений и комплексов ставит задачу создания не только функционально совершенных, но и художественно выразительных построек, что в целом и отражала практика предвоенного и послевоенного курортного строительства. К числу удачных новостроек относится санаторий Министерства высшего образования в Сочи (архитектор А. Самойлов, 1935— 1954 гг.), расположившийся на крутом склоне и спускающийся террасами к морю, хорошо вписавшийся в ландшафт многоплановый архитектурный ансамбль. В то же время перенесение акцента в архитектуре многих здравниц на художественную сторону, свойственное в этот период творческим увлечениям зодчих, вызвало появление помпезных, не в меру декорированных построек, страдавших к тому же серьезной неэкономичностью в ущерб потребностям развития сети учреждений здравоохранения.

Ту же творческую тенденцию отражала архитектура построенных в послевоенное десятилетие театров в Ашхабаде, Душанбе, Фрунзе, Запорожье, Волгограде, Казани, Калинине и других городах, многих Дворцов культуры и клубов.