Карта сайта

АРХИТЕКТУРА ОБЩЕСТВЕННЫХ ЗДАНИЙ - Часть 2

Дом правительства Армянской ССР в Ереване положил начало формированию нового общественного центра города — площади Ленина и являлся органической частью архитектурного ансамбля этой площади. В архитектуре сооружения на основе приемов русского классицизма и элементов древне-армянского зодчества возникли оригинальные архитектурные формы (например, новые архитектурные ордера), был мастерски применен туф в качестве материала для стен, резных капителей и орнаментов, мощные каменные аркады, галереи и лоджии придавали фасадам пластичность и монументальность. Несмотря на бесспорные черты архаичности в облике здания, оно явилось одним из значительных произведений советской архитектуры 30-х годов.

Активное воздействие на формирование центральных городских комплексов оказывали театральные здания. В числе крупнейших театров были Центральный театр Советской Армии в Москве с залом на 1920 мест (архитекторы К. Алабян, В. Симбирцев, 1934—1940 гг.), Театр оперы и балета в Минске с первоначальной вместимостью зала в 2 тыс. мест (архитектор И. Лангбард, 1935—1938 гг.), Театр оперы и балета имени Спендиарова в Ереване с основным зрительным залом на 1,5 тыс. мест и открытым летним амфитеатром на 2 тыс. мест (архитектор А. Таманян, 1926—1939 гг.), Большой драматический театр в г. Иванове с залом на 1900 мест (архитекторы А. Власов, Н. Кадников, Н. Менде, 1931 —1940 гг.), Театр оперы и балета в Душанбе (архитекторы Д. Билибин, В. Голли, 1939—1946 гг.), Музыкально-драматический театр в Сочи с залом на 1000 мест (архитектор К. Чернопятов, 1938 г.), театр оперы и балета имени Алишера Навои в Ташкенте (архитектор А. Щусев, 1940—1947 гг.).

Объемно-пространственное построение здания Центрального театра Советской Армии в Москве было подчинено изначально выдвинутому условию создать здание-монумент, символизирующий значение Красной Армии, чем объясняется его непривычная центрическая композиция с планом в виде пятиконечной звезды. В эту форму архитекторам нелегко было вписать необходимые театру помещения, и в итоге в центре расположились громадная сцена и своеобразной формы зал, над которым, в свою очередь, размещены репетиционный и декорационный залы, вокруг него — пояс фойе и залов, в треугольных лучах звезды — лестницы, буфеты, артистические и прочие помещения.

Новая специфическая область советской архитектуры возникла и получила развитие в связи со строительством Московского метрополитена. Одну из важнейших задач при создании станций метро архитекторы видели в преодолении ощущения их подземного расположения, а также в том, чтобы они не были только функциональными сооружениями, а несли в себе выразительные художественные образы.

В числе лучших станций метро довоенной постройки признаны «Дворец Советов» («Кропоткинская»), «Красные ворота», «Площадь Свердлова» и «Маяковская». В архитектуре каждой из них решались непохожие, специфические для каждого конкретного случая технические и художественные задачи. Так, станция «Маяковская» (архитектор А. Душкин, 1938 г.) была первой станцией глубокого заложения колонного типа, что позволило объединить в единое пространство боковые и центральные перроны, а впервые примененная для колонн нержавеющая сталь явилась основой темы художественного решения интерьера станции.

В архитектурной жизни конца 30-х годов было много важных, интересных событий. Таким крупным событием стало открытие 1 августа 1939 г. в Москве Всесоюзной сельскохозяйственной выставки, сооружения которой представляли своеобразный итог творческих поисков зодчих за существенный отрезок времени развития советской архитектуры.

Обширная, хорошо озелененная и благоустроенная территория выставки композиционно представляла собой систему последовательно расположенных площадей с сосредоточенными вокруг них функциональными зонами и 230 разнообразными павильонами. Несмотря на то что выставка создавалась как временная, архитектуре придавался монументальный характер. В архитектуре павильонов каждой союзной республики по-своему трансформировалось распространенное в этот период понимание социалистического реализма в архитектуре как искусства с обязательным национальным характером формы, толкуемым как выявление и развитие традиционного. Архитектурному ансамблю выставки были свойственны театрализованность и декоративность, так как одной из важных функций было создание среды зрелища. Архитектура этой выставки была во многом воспринята в качестве образца, что породило, к сожалению, множество повторений.

В современном ансамбле ВДНХ СССР о выставке 1939 г. напоминают сохранившиеся элементы планировки, большие зеленые массивы и фрагменты отдельных павильонов. Сменилась и эмблема выставки — долгое время это была скульптурная группа колхозника и колхозницы с высоко поднятым снопом пшеницы, венчающая арку главного входа.

Теперь ВДНХ имеет новую эмблему с изображением известной скульптурной группы рабочего и колхозницы, высоко поднявших символы свободного труда — серп и молот. История создания этого выдающегося произведения советского искусства связана также с предвоенным периодом, когда в 1937 г. на Международной выставке в Париже был сооружен павильон СССР, достойно представивший первую в мире страну социализма. На неудобном, узком и протяженном вдоль берега Сены участке удалось создать удачное по планировке и эффектное по динамичности композиции сооружение, нараставшее стремительными уступами к входной части, решенной в виде 24-метрового пилона с установленной на его вершине гигантской скульптурной группой из нержавеющей стали рабочего и колхозницы (архитектор Б. Иофан, скульптор В. Мухина). Авторам удалось убедительно выразить идейный замысел сооружения — торжество социалистического государства рабочих и крестьян.

В годы Великой Отечественной войны строительство общественных зданий резко сократилось. В районах, куда были эвакуированы предприятия и гражданское население, вместе со строительством жилищ возводились и необходимые культурно-бытовые здания современного типа (каркасно-насыпные и каркасно-щитовые конструкции): бани, прачечные, столовые, детские ясли и сады, амбулатории, для которых были разработаны соответствующие проекты.

Кроме того, завершалось начатое до войны, а также в ограниченном объеме велось новое строительство отдельных крупных общественных зданий и сооружений, в том числе третьей очереди Московского метрополитена, театра оперы и балета имени Алишера Навои в Ташкенте (архитектор А. Щусев), хранилища древних рукописей Матенадарана в Ереване (архитектор М. Григорян), Дома правительства (архитекторы Л. Руднев, В. Мунц, И. Ткаченко) и Музея Низами в Баку (архитекторы С. Дадашев, М. Усейнов) и др.

После окончания Великой Отечественной войны перед страной встали огромных масштабов новые задачи в области культурного строительства, первоочередной из которых было восстановление очагов культуры, разрушенных фашистскими оккупантами. Враг уничтожил свыше 82 тыс. школ, около 2 тыс. высших и средних специальных учебных заведений, более 600 научно-исследовательских институтов, 44 тыс. клубов, театров, музеев и других культурных учреждений.

Во многих городах и селах население собственными силами восстанавливало школы, клубы, избы-читальни. За годы четвертой пятилетки колхозами были восстановлены тысячи школ на 1,5 млн. мест.

Основными типами школьных зданий для строительства в городах оставались школы на 280, 400, 880 мест, в которых был в обязательном порядке гимнастический зал, а в крупных школах и актовый. Например, в Москве строительство школ в эти годы велось по двум типовым проектам. Более удачным по планировке был типовой проект пятиэтажного здания школы на 880 учащихся (архитекторы Л. Степанова, Р. Юсин, 1950 г.), имевшего компактный П-образный план с устройством просторного гимнастического зала между выступами и поэтажным расположением классов и лабораторий, объединяемых светлой и широкой рекреацией-коридором, а также актового зала на верхнем этаже.