Карта сайта

ТВОРЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ

Советская архитектура 20-х — первой половины 30-х годов осталась в истории советской архитектуры как период необычайной творческой активности, стремительного взлета и широчайшего диапазона прогрессивных идей, оказавший и продолжающий оказывать влияние на развитие советской и зарубежной архитектуры. Несмотря на то что в эти годы было немало построено и произошли коренные перемены в реальном проектировании и строительстве, все же большинство архитектурных проектов носило поисковый характер, было в той или иной степени устремлено в будущее. Экономические возможности молодого Советского государства не позволяли технически реализовать многие новаторские проекты.

Происходившие после свершения революции исторические, социально-экономические и политические преобразования требовали объективного осмысления и реального отражения в творческой деятельности и теоретических воззрениях зодчих. Совершить революционный поворот в архитектурном творчестве было делом нелегким, проще казалось продолжать уже сложившиеся творческие течения. Возобновившие в начале 20-х годов свою деятельность Московское архитектурное общество (МАО) и Общество архитекторов-художников (ОАХ) в Петрограде ориентировались главным образом на возрождение архитектурных традиций прошлого.

Одним из центров формирования творческого направления, боровшегося с эклектикой и провозглашавшего своей целью поиски нового, стали Высшие художественно-технические мастерские (ВХУТЕМАС), созданные в 1920 г. в Москве по подписанному В. И. Лениным декрету и объединявшие в едином учебном заведении архитектурные, производственные и художественные факультеты. Здесь вели преподавание такие архитекторы-новаторы, как А. и В. Веснины, М. Гинзбург, И. и П. Голосовы, В. Кринский, Н. Ладовский, К. Мельников и другие, происходили жаркие творческие обсуждения, возникали оригинальные идеи, осуществлялись новаторские эксперименты.

В начале 20-х годов в советской архитектуре сложились два течения, известные как рационализм и конструктивизм.

Коллектив единомышленников, провозгласивших себя рационалистами, формировался вокруг Н. Ладовского и в 1923 г. объединился в Ассоциацию новых архитекторов (АСНОВА), в руководство которой входили также Н. Докучаев, В. Кринский, А. Рухлядев. АСНОВА уделяла повышенное внимание проблемам пространства и технологии восприятия, стремясь обнаружить в художественной стороне зодчества не только эмоциональные, но и рациональные элементы, что могло бы архитектору помочь точнее отражать в композиции архитектурной формы объективные закономерности ее восприятия. Характерными примерами являются произведения К. Мельникова — многочисленные клубы, павильон «Махорка» на выставке в Москве, советский павильон на международной выставке в Париже, его дом в Москве и др.

Второе течение — конструктивизм — впервые определенно проявило себя в начале 1923 г. в проекте Дворца труда в Москве (архитекторы братья Веснины) и в теоретических статьях М. Гинзбурга в журнале «Архитектура» (хотя еще годом раньше А. Веснин уже сформулировал творческое кредо этого течения, выразив мысль, что вещи, создаваемые современным художником, должны быть чистыми конструкциями без балласта изобразительности). Свою организацию «Объединение современных архитекторов» (ОСА) конструктивисты создают в 1925 г. Их позиция выражалась в том, чтобы во внешнем облике сооружения выявлять его функционально-конструктивную структуру. Примерами конструктивизма являются работы лидеров этого течения — братьев Весниных (конкурсный проект Библиотеки имени Ленина, Дворец культуры ЗИЛ в Москве) и М. Гинзбурга (проекты Домов правительства для Алма-Аты, Махачкалы и др.).

При определенном различии творческих позиций рационалистов и конструктивистов они много внимания уделяли поискам новых типов зданий, в своем творчестве опирались на новейшие научно-технические достижения, точно учитывали функциональную основу сооружений, удачно дополняя друг друга, и внесли большой вклад в формирование основного творческого направления советской архитектуры 20-х годов.

Вторая половина 20-х — начало 30-х годов были тем временем, когда новое творческое направление (на базе рационализма и конструктивизма) стало определяющим в деятельности советских архитекторов, победив в борьбе с эклектикой. Решающую роль в утверждении нового направления сыграли архитектурные конкурсы 1924—1925 гг., среди проектов которых выделяются два: здания отделения «Ленинградской правды» в Москве (архитектор А. Веснин) и советского павильона в Париже (архитектор К. Мельников).

Первый проект широко публиковался в архитектурных журналах многих стран и получил признание как один из самых артистичных проектов мировой архитектуры XX в. Новаторский и в то же время высокохудожественный облик сооружения достигался выразительной уравновешенной композицией здания с тонко найденными пропорциями фасадов, органичным сочетанием железобетонного каркаса, стекла и металла. Здание не было построено в отличие от советского павильона в Париже, триумфально и впервые представившего молодую советскую архитектуру за рубежом.

В 20-е годы появилось множество проектов поискового характера, не предназначавшихся для осуществления, но способствовавших прогрессу архитектуры. Технические, научные и социальные прогнозы отличали такие проекты, с их помощью происходил процесс выявления и отбора новых идей для их последующей проверки в экспериментальном, проектировании.

Проект памятника III Интернационала, созданный В. Татлиным в 1919 г., был первым крупным поисковым проектом, в котором новые технические достижения смело применялись для воплощения архитектурного образа. Интересным было предложение А. Лавинского запроектировать целый город, подняв его над землей магистралями (1921 г.), или смелая идея Л. Лисицкого (1923—1925 гг.), предложившего соорудить над пересечениями Бульварного кольца с радиальными магистралями в Москве своеобразные «горизонтальные небоскребы»: поднятые на трех высоких опорах протяженные двух-трехэтаж-ные здания. В 1925 г. К. Мельников разработал проекты многоэтажных гаражей-стоянок над существующими парижскими мостами через Сену.

Большую роль в разработке вопросов рациональной планировочной структуры современного города, учитывающей возможности его динамичного развития, сыграли проекты-идеи, опубликованные в 1930 г. Это — поточно-функциональная схема Н. Милютина и «парабола» Н. Ладовского, о которых уже говорилось выше.

Основное внимание в поисковом проектировании 20-х годов уделялось наиболее актуальным вопросам — разработке предложений по новым в социальном отношении типам жилых и общественных зданий, где многое еще только нащупывалось. Так, например, не сразу стало ясно, что обобществление домашнего хозяйства не требует размещения в пределах дома комму-нально-бытовых служб, что, кроме коллективного общения, человеку необходимо и уединение и т. п. Все это отразилось в разработке новых типов жилищ: в проектах коммунальных домов Н. Ладовского и В. Кринского (1921 г.), в проектах домов-коммун в виде состоящих из нескольких корпусов громадных жилых комплексов братьев Весниных (1930 г.), в проектах жилых домов переходного типа, ряд из которых был построен в Москве, Саратове и Свердловске почти на четверть века ранее аналогичных домов за рубежом.

Значительной творческой личностью этого периода стал И. Леонидов, как специалист, выросший в атмосфере 20-х годов и внесший замечательный вклад в процесс становления социалистического зодчества. Большое впечатление произвел еще его дипломный проект Института библиотековедения имени В. И. Ленина, продемонстрированный в 1927 г. на Первой выставке современной архитектуры в Москве, в котором весь комплекс зданий, включающий библиотеку, научно-исследовательские институты, аудитории и т. д., он запроектировал в виде эффектной объемно-пространственной композиции. В огромном, поднятом над землей на ажурных металлических конструкциях шаре размещалась аудитория; рядом с шаром располагался вертикальный параллелепипед книгохранилища.

Своими работами И. Леонидов убедительно показал, какими большими выразительными возможностями располагают простые геометрические объемы. Ему не удалось построить ни одного крупного сооружения, но творчество мастера оказало большое влияние на развитие не только советской, но и мировой архитектуры. Интересны идеи Леонидова в проекте социалистического расселения при Магнитогорском комбинате (1930 г.), в котором он предлагал создать город-линию вдоль транспортной магистрали с чередованием жилых кварталов и детских учреждений и размещением по обе стороны от этой полосы в зелени различных общественных зданий.

Советская архитектура 20-х — начала 30-х годов рассматривалась прогрессивными архитекторами мира как лидер новой архитектуры.

Успехи нового творческого направления оказали влияние и на деятельность ряда мастеров старшего поколения, в той или иной мере в своих работах отразивших его характерные черты, что видно в отдельных произведениях А. Щусева, И. Фомина. Однако другие архитекторы этого поколения, среди которых выделялись И. Жолтовский и А. Таманян, продолжали поиски в направлении освоения классического наследия.

Наряду с существовавшими творческими организациями, в 1929 г. образуется Всесоюзное объединение пролетарских архитекторов (ВОПРА), которое резко критиковало эклектику и стилизацию, но в целом вело полемику схоластического толка, обострив разногласия в среде архитектурной общественности. Межгрупповая борьба тормозила прогрессивное развитие советского зодчества, и в целях выправления положения потребовалось вмешательство партии. Постановление ЦК ВКП(б) «О перестройке литературно-художественных организаций» (апрель 1932 г.) указало на целесообразность создания единых творческих союзов в области искусства и литературы. В том же году все архитектурные группировки и мастера советской архитектуры объединились в Союз советских архитекторов.

В 1934 г. создается Академия архитектуры, ставшая ведущим научно-исследовательским учреждением в области архитектуры и центром подготовки и переподготовки высших архитектурных кадров.

В 30-е годы происходят серьезные изменения в направленности творческой деятельности архитекторов, все больше внимания начинает придаваться идейно-художественному содержанию архитектурного образа здания. Переломным моментом развития творческих взглядов стал конкурс на проект Дворца Советов, итоги которого ясно и недвусмысленно выявили перенесение центра тяжести в создании образа с социальных проблем на чисто внешние, оформительские. Стали преобладать архитектурно-декоративные формы прошлого, активно пошло освоение классического архитектурного наследия.

Процесс перестройки творческой направленности в работе советских архитекторов продолжался несколько лет (1932—1935 гг.), в течение которых происходила своеобразная «монументализация» сооружений.

Наибольшее свое развитие классицистическая направленность творческой деятельности советских архитекторов получила в конце 30-х годов и послевоенное десятилетие.