Карта сайта

АРХИТЕКТУРА ОБЩЕСТВЕННЫХ ЗДАНИЙ - Часть 4

В эти же годы стала активно развиваться сеть детских дошкольных учреждений, для строительства которых в 1928 г. были разработаны первые типовые проекты. С середины 20-х годов развернулось больничное строительство, в процессе которого стал вырабатываться рациональный тип централизованной больницы. 1926—1935 гг. стали начальным этапом широкого возведения санаторных зданий, когда были сооружены первые крупные здравницы в южных курортных районах страны. В числе первых построек были больница имени Боткина в Ленинграде (архитекторы А. Гегелло, Д. Кричевский, 1928 г.), санатории в Мацесте (архитектор А. Щусев, 1927—1928 гг.), Кисловодске (архитектор И. Фомин) и др.

Уже в первой половине 20-х годов в основных рабочих городах страны создается сеть общественных столовых для трудящихся. Прообразом нового типа здания стала фабрика-кухня. Первая была открыта в Иваново-Возне-сенске в 1925 г., а затем в Нижнем Новгороде (1927 г.), на Днепрострое (1928 г.), позднее в Москве, Ленинграде, Баку, Днепропетровске и т. д.

В это же время начинается проектирование крупных универмагов, служивших важной формой централизации торгового обслуживания населения. Первые универмаги строились в Москве, среди них архитектурно-художественными качествами выделялся универмаг на Красной Пресне (архитекторы братья Веснины, 1927—1928 гг.) —небольшое трехэтажное здание со сплошным остекленным фасадом в виде эркера, обрамленного железобетонной рамой.

Значительное внимание уделялось в этот период новым типам бань-бассейнов, служивших не только санитарно-гигиеническим, но и культурно-спортивным и оздоровительным целям. Например, баня-бассейн в Бауманском районе Москвы (архитектор Н. Гундоров, 1928—1930 гг.), построенная в два этажа, имела не только женские и мужские банные отделения, но и расположенный между ними бассейн для плавания с трибуной для зрителей, кабинами для раздевания и вышкой для прыжков в воду.

Приобщение широких масс к спорту входило в круг важных культурно-оздоровительных мероприятий. Во второй половине 20-х годов в стране началось строительство стадионов с трибунами и спортклубами, в числе первых можно назвать стадионы имени Красного спортивного Интернационала (1927 г.) и «Красный путиловец» (1928 г.) в Ленинграде. Самым крупным спортивным сооружением этих лет стал стадион «Динамо» в Москве (архитекторы А. Лангман, Л. Чериковер, 1928 г.).

Интересной областью архитектурного творчества заявила себя в эти годы архитектура выставок, начало которой положила Всероссийская сельскохозяйственная и кустарно-промышленная выставка 1923 г. в Москве, которая одно: временно стала как бы и демонстрацией новой советской архитектуры. Генеральный план выставки разработал И. Жолтовский, а ее главным архитектором стал А. Щусев. Все разнообразие архитектуры многочисленных павильонов имело единственную конструктивную основу — дерево, но это не помешало появлению новаторских, не имевших прототипов в мировой практике построек архитекторов братьев Голосовых, Б. Гладкова, В. Щуко и других зодчих. Среди павильонов выставки выделялся своей необычной композицией павильон «Махорка» К. Мельникова.

В историю мирового зодчества вошел павильон СССР на Международной художественной выставке 1925 г. в Париже того же мастера, удостоенный «Гран-при», достойно ознаменовавший выход молодой советской архитектуры на мировую арену. Легкость, простор, динамичность диагонального сдвига перекрытий и лестниц, новизна архитектурно-художественного содержания, всей композиционной формы, а также материала (стекло) производили большое впечатление на посетителей выставки.

Выдающуюся страницу в историю советской архитектуры вписало создание Мавзолея В. И. Ленина на Красной площади в Москве.

Место для возведения Мавзолея было выбрано у Кремлевской стены по оси площади, намеченной куполом здания Совета Министров СССР и Сенатской башней. Первый деревянный Мавзолей построен перед этой башней 25— 27 января 1924 г. на месте кирпичной трибуны, стоявшей здесь с 1922 г. Это был скромный, невысокий, покрашенный серой краской куб, увенчанный тремя уступами. Сооружение создавалось как временное не только потому, что для его строительства были отведены считанные часы,— не была определена сама форма увековечения памяти В. И. Ленина.

Задача состояла в том, чтобы не просто вписать здание Мавзолея в ансамбль, но сделать его композиционным центром Красной площади. Второй, уже более крупный, деревянный Мавзолей построен весной 1924 г. Для окончательной его формы принципиальное значение имело объединение мемориального сооружения и трибуны. Определились и основные элементы трехъярусного построения: широкое массивное основание с торжественным порталом, поднимающаяся над ним ступенчатая пирамида и лаконичный венчающий портик.

Окончательный проект Мавзолея из бетона и камня закончен в 1929 г., а в октябре 1930 г. завершено его строительство. Сооружение абсолютно соразмерно окружающему пространству (объем гранитного Мавзолея увеличен в сравнении с деревянным — высота его 12 м, он составляет треть высоты Сенатской и одну шестую высоты Спасской башни). Более монументальными стали все формы. Ярусность и пирамидальный силуэт, идущие от древних традиций, оказались органично соединены с выразительным лаконизмом, присущим новаторским направлениям архитектуры 20-х годов.

«Важным средством образной выразительности стал глубокий, насыщенный цвет полированных блоков камня — гранита, лабрадорита, порфира красного и черного, из которого сложено здание. Цвета траурных знамен и цвета Красной площади вобрал в себя каменный монолит Мавзолея; на фоне кирпичной Кремлевской стены его грани создают впечатление драгоценного кристалла.

Именно как монолит воспринимается Мавзолей. Ни камень, ни бетон не навязали архитектору присущую им форму. Они послужили материалом для воплощения художественного образа — им продиктована форма, предельно выразительная при всей сдержанности. Символом скорби и вместе с тем веры в будущее вошел Мавзолей в сознание людей.

...Работая над проектом Мавзолея В. И. Ленина, архитектор А. Щусев решил задачу огромной сложности и создал подлинно современное произведение...»*

* Иконников А. В. Архитектура Москвы. XX век.— М., 1984.— С. 82.

 

В процессе строительства Мавзолея реконструировалась и Красная площадь. Вдоль кремлевских стен по сторонам Мавзолея появились гостевые трибуны на 10 тыс. чел., памятник Минину и Пожарскому перенесли к Покровскому собору (Василия Блаженного), были снесены Воскресенские ворота, чем был открыт широкий вход на площадь народным массам во время шествия, булыжное покрытие площади было заменено брусчаткой (1931 г.), а в 1936 г. был целиком убран неблагоустроенный квартал ветхой застройки позади собора и площадь открылась в сторону Москвы-реки и Замоскворечья.

Культурно-массовое строительство разворачивалось и в сельской местности, где, кроме упоминавшихся выше школьных зданий, проектировались и возводились больницы, лавки, магазины и другие необходимые общественные здания. Большая общественно-пропагандистская работа в 20-е и 30-е годы велась в получивших большое распространение домах крестьянина или сельских народных домах, где читались лекции, проводились беседы, ставились научно-агрономические спектакли. Предназначавшиеся для больших сел дома крестьянина были своеобразными универсальными зданиями-клубами, одновременно служившими избами-читальнями, выставками, сельскими театрами.

Проектировались также здания сельсоветов, волисполкомов. И здесь велись поиски образа нового государственного учреждения, что, правда, сдерживалось малым числом высококвалифицированных зодчих, работавших в области сельской архитектуры, а также отсталостью строительной базы на селе. Поэтому проекты и сооружения 1920—1925 гг., отличаясь своим социальным содержанием от дореволюционных построек на селе, имели с ними определенную общность в приемах архитектурной композиции.

Сооружение школ, детских садов, больниц, сельских Советов, правлений колхозов и клубов развернулось в более широких масштабах в период коллективизации сельского хозяйства. Главная роль в организации сельской застройки теперь отводилась клубам. Не сразу были сформированы рациональные типы сельских общественных зданий, в том числе и клубов. В этих целях был проведен ряд всесоюзных и республиканских конкурсов, способствовавших повышению интереса зодчих к проблемам сельской архитектуры.

В числе удачных проектов сельских клубов были такие, как проекты клубов на 170 мест (архитектор Н. Ким), на 200—400 мест для южной полосы (архитектор И. Гайнутдинов), на 300 мест (архитектор П. Ашастин) и др., отличавшиеся простой и удобной планировкой, необходимым составом помещений (зал, фойе, клубные комнаты), строившиеся в основном из местных материалов (кирпич, дерево, черепица и т. п.).

Строительство клубов велось повсеместно. Например, только в украинских селах в первой половине 30-х годов было сооружено около 100 клубов и кинотеатров. Архитектура сельских общественных зданий этого времени отражала разнообразие стилевых направлений, которые были свойственны творческой деятельности тех лет. Можно было видеть постройки и в духе конструктивизма, и классицистического характера, и с использованием приемов народного зодчества.

* * *

Итак, в этот период советские архитекторы при проектировании общественных зданий добились решения широкого круга выдвинутых перед ними сложных задач, прежде всего по созданию массовых типов общественных зданий, призванных создать необходимые условия для удовлетворения социально-культурных потребностей трудящихся города и села. Одновременно с массовыми типами зданий был создан ряд выдающихся произведений, сфокусировавших в себе прогрессивные черты и новаторскую сущность архитектуры первого в мире государства рабочих и крестьян.