Карта сайта

АРХИТЕКТУРА ОБЩЕСТВЕННЫХ ЗДАНИЙ - Часть 3

Своеобразным завершением творческого поиска советских зодчих в области архитектуры рабочих клубов стал Дворец культуры автозавода имени Лихачева, созданный по проекту виднейших советских мастеров братьев Весниных в 1931 —1937 гг. Обширный комплекс Дворца включал по проекту клубный и два театральных корпуса (малый на 1000 и большой на 4000 мест), но большой театральный зал не был построен. В клубном корпусе расположились аудитория, библиотека, зимний сад, обсерватория, ресторан, помещения для клубной работы и др., а в театральном, связанном с клубным по второму этажу, находится группа помещений зрелищного назначения, которая по вместимости зала и оборудованию сцены представляет один из крупных театральных комплексов Москвы. Строгая геометрическая простота наружных форм и интерьеров, умелое контрастное сочетание массива стены с плоскостями остекления, обилие света и простора — все это делает здание одним из лучших произведений советской архитектуры 30-х годов.

Многотысячные торжественные митинги, праздники, народные гулянья и другие формы массовых действ, особенно свойственных первым годам Советской власти, оказали большое влияние на особенности проектирования зданий и сооружений зрелищного характера. Для массовых действ на площадях и улицах строятся трибуны, проектируются гигантские залы для митингов и собраний, театральные сооружения, рассчитанные на прохождение через них колонн демонстрантов, и т. п. По замыслу режиссера В. Мейерхольда разрабатывается проект нового театра (архитекторы М. Бархин, С. Вахтангов, 1931 —1932 гг.) на 2 тыс. мест, в котором нет сценической коробки, портала, занавеса, оркестровой ямы. Игровая площадка выносится на сцену-стадион, а с помощью средств механизации в любом уголке зала создаются местные игровые площадки в подвешенном состоянии, которые можно свободно перемещать.

Однако идеал театра массового действа на практике был реализован в малой степени, поскольку уже в первой половине 30-х годов происходят изменения в самой программе театрального здания в сторону его традиционной организации. Лишь в театре имени М. Горького в Ростове-на-Дону (архитекторы В. Щуко, В. Гельфрейх, 1930—1935 гг.), запроектированном под влиянием идеи театра массового действа, но осуществленном по сокращенной программе, заметно проявление этой идеи в крупном масштабе здания, монументальных формах и строгом геометризме объемно-пространственной композиции, а также и в структуре здания, включающего два зрительных зала — непривычно большой театральный на 2200 и концертный на 900 мест.

В послереволюционные годы создавались многочисленные проекты общественных комплексов, архитектура которых как бы отражала героический пафос и активную деятельность народных масс того периода времени, когда человек мыслился шествующим в колоннах, митингующим. Это отражалось в проектах огромных эспланад для демонстраций, гигантских залов для митингов, грандиозных лестницах для движения людских масс.

В такой атмосфере революционного общественного воодушевления начали проектироваться и закладываться новые Дворцы, рассматривавшиеся как величественные памятники Великой Революции, утверждавшие господство пролетариата. Велико было стремление соорудить «главное здание» Страны Советов—-грандиозный символ нового общества. Уже в 1918 г. в Москве состоялась закладка Дворца народов, в 1922—1923 гг. проводился конкурс на Дворец труда, а в 1931 —1933 гг.— на Дворец Советов. О масштабах таких сооружений говорит, например, состав помещений Дворца труда, который предполагалось возвести в центре Москвы: большой зал на 8000 чел., малые залы для собраний, лекций, концертов, спектаклей и др. на 300, 500 и 1000 чел., комплексы помещений Моссовета и Московского Комитета партии, музей социальных знаний, столовая на 1500 мест и т. д.

Но все же наиболее внушительным был конкурс на проект Дворца Советов, который вместе с последующим проектированием и начавшимся строительством стал важным событием в общественной жизни страны и повлиял на стилевую направленность деятельности советских архитекторов в 30-е годы.

В результате небывалого по своему размаху, многоступенчатого творческого соревнования отдельных зодчих и целых коллективов как советских, так и зарубежных мастеров окончательное проектирование было поручено архитекторам Б. Иофану, В. Щуко и В. Гельфрейху.

В разработанном к осуществлению проекте Дворца Советов (1933 — 1935 гг.) можно было видеть грандиознейшее многоярусное сооружение, служившее своеобразным пьедесталом гигантской 100-метровой статуи В. И. Ленина (скульптор С. Меркулов) и достигавшее с ней высоты 416 м. Внутри Дворца находился большой зал на 21 тыс. чел. в виде круглого в плане гигантского, перекрытого куполом амфитеатра диаметром 160 и высотой 100 м. Малый зал Дворца рассчитывался на 6 тыс. чел., а в башенной части над большим залом размещались залы палат Верховного Совета СССР и помещения его Президиума. Кроме того, в здании предусматривалось размещение множества различных государственных учреждений, служб и т. п. В процессе проектирования Дворца началась подготовка строительной площадки, закладка фундаментов, а в 1939 г.—возведение самого здания, прерванное войной. Проектирование и строительство Дворца Советов послужило школой профессионального мастерства. Из коллектива специалистов, участвовавших в этом процессе, вышли многие мастера архитектуры, крупные инженеры-конструкторы.

В то же время Дом Советов как новый тип государственного учреждения нашел свое реальное воплощение уже в 20-е годы, когда в республиках развернулось строительство зданий для органов народной власти. Из правительственных сооружений этих лет выделяется крупномасштабный комплекс Дома Госпромышленности на центральной площади Харькова (архитекторы А. Серафимов, С. Кравец, 1925—1933 гг.), построенный в виде развернутых полукругом башен, соединенных крытыми переходами на уровне 6-го этажа. Динамичная, строгая по формам и проникнутая романтическим пафосом эпохи индустриализации архитектура сооружения получила высокую оценку М. Горького и А. Барбюса.

В этот период были построены Дома правительства Дагестана в Махачкале (архитектор И. Жолтовский, 1926—1928 гг.), Калмыкии в Элисте (архитекторы И. Голосов, Б. Миттельман, 1928—1932 гг.), Белоруссии в Минске (архитектор И. Лангбард, 1930—1933 гг.), Узбекистана в Ташкенте (архитектор С. Полупанов, 1929—1930 гг.) и др., строились Дома Советов в областных городах — Горьком, Хабаровске, Новосибирске и т. д.

Крупные уникальные здания Дворцов Советов, Домов культуры, театров и других общественных зданий играли значительную роль и как бы фокусировали в себе достижения советского зодчества в период его становления. В то же время основную социальную нагрузку культурно-бытового, культурно-просветительного и оздоровительного характера принимали на себя массовые типы зданий, как это уже было видно на примере школ.