Карта сайта

АРХИТЕКТУРА ЖИЛИЩА - Часть 2

В образном строе жилых домов этих лет явственно ощущалось влияние концепции конструктивизма*, которая вытекала из особенностей новейшей строительно-технической основы зданий: каркаса, железобетона, металла, стекла и т. п., чего в жилищном строительстве, которое велось из кирпича и других местных материалов, почти не было.

* О конструктивизме и других творческих течениях в советской архитектуре 20-х годов см. с. 53.

 

Однако в начале 30-х годов произошли заметные изменения в трактовке образа жилого дома. В июле 1932 г. Моссовет вынес решение «О типе жилого дома». В этом решении, правильно отмечавшем необходимость улучшения планировки и оборудования квартир, в целом не учитывалось все еще острой нужды в жилище и делался определенный акцент на особую роль жилищного строительства в украшении и оформлении улиц, что было воспринято многими архитекторами столицы и других городов как призыв к декоративному оформлению городской застройки. Это совпало с поворотом творческих устремлений зодчих к историческим архитектурным стилям и формам, к освоению классического наследия.

В целом жилищное строительство в годы первой пятилетки стало важнейшим этапом и крупным достижением в области жилищной архитектуры Страны Советов.

В годы второй пятилетки (1933—1937 гг.) масштабы жилищного строительства в стране продолжали возрастать. В городах и сельской местности были построены дома общей площадью 67,3 млн. кв. м, по своей капитальности в целом превосходящие те, что строились в предыдущей пятилетке. В 1934 г. СНК СССР принял постановление «Об улучшении жилищного строительства», которое ограничивало возведение в городах и рабочих поселках всякого рода облегченных малоэтажных домов, бараков и т. п. и обязывало строить капитальные, оборудованные водопроводом, канализацией и другими коммунальными удобствами жилые дома. В феврале 1936 г. СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли постановление «Об улучшении строительного дела и об удешевлении строительства», отмечавшее успехи индустриализации строительства, указывавшее на имевшиеся в нем серьезные недостатки и намечавшее пути его дальнейшего развития за счет улучшения организации, повышения механизации работ, снижения стоимости, ликвидации отставания производства строительных материалов, устранения недостатков в проектировании и планировании строительства. Принятые меры положительно сказались в сфере жилищного строительства. Так, если в 1926 г. в РСФСР было построено около 18% каменных жилых домов, то десятилетие спустя — уже более 64%, а удельный вес строящихся деревянных домов снизился примерно с двух третей более чем вдвое.

Наметились некоторые новые тенденции в размещении жилой застройки. Если в Ленинграде и новых городах строительство производилось преимущественно на свободных территориях, то в Москве оно велось в основном на реконструируемых магистралях, в связи с чем появилась необходимость улучшить тип массового жилого дома. Новые строительные правила для Москвы устанавливали увеличение площади квартир, устройство в них ванной, улучшение оборудования. Так, жилая площадь двухкомнатных квартир возрастала до 35—40, трехкомнатных—до 60—65, четырехкомнатных — 70— 75 кв. м, кухни должны были быть не менее 6 кв. м, а высота комнат —3,2 м. Появились стенные и холодильные шкафы, антресоли и пр.

В крупных городах стали возводиться в основном многоэтажные с двухквартирными секциями жилые дома с лифтами. Новые типы секций отличались улучшенной планировкой и большими удобствами с учетом функционального зонирования квартир: ванная размещалась рядом со спальней, просторная общая комната имела лоджию или балкон. Примерами подобного жилищного строительства могут быть застройка 4-го квартала Автозаводского района г. Горького (архитектор И. Голосов, 1936 г.), жилой дом Бакинского Совета (архитекторы С. Дадашев, М. Усейнов, 1938 г.), многие дома Москвы, Ленинграда и других городов. Однако в условиях недостатка в жилье такие квартиры стали заселяться на коммунальной основе со всеми вытекающими осложнениями.

Этому периоду жилищного строительства свойственно исключительное многообразие жилых секций, создаваемых почти каждой проектной организацией, отсутствие стандартных решений санитарных узлов, унификации многих строительных изделий и конструкций: лестниц, окон, дверей и т. д., распыленность строительства, неразвитость индустриальной базы, которая снижала эффективность массового возведения жилых домов, кварталов и комплексов и справедливо подверглась критике на Первом всесоюзном совещании строителей в 1935 г. В том же году в Москве, а затем и в Ленинграде создаются тресты крупноблочного строительства. Крупноблочные жилые дома в скором времени начинают возводиться в Магнитогорске, Свердловске и других местах.

Уже в эти годы обозначилось и стало усиливаться противоречие между задачами массового жилищного строительства, развитием его индустриальной основы и архитектурным декоративизмом или, как его назвали двадцатилетие спустя, украшательством, наиболее сильно проявившим себя прежде всего в Москве.

Стремление к парадности облика жилых зданий, стоящих на главных улицах, особенно проявилось в жилом доме на Манежной площади* (архитектор И. Жолтовский, 1934 г.).

* Ныне площадь 50-летия Октября.

 

Вся архитектура дома намеренно подчинена достижению художественно-композиционных целей по канонам итальянского зодчества эпохи Возрождения. Главным в доме оказались не жилые квартиры, которые просторны, удобны и, пожалуй, далеко превосходят даже современный стандарт. Главным стало проявление формального архитектурно-худо-жественного мастерства, знание классики и поклонение ей. Автор внимательно проработал каждую деталь интерьера, подчинив художественно-образным задачам и планировку, и отделку, и даже конструктивную основу здания. Особое впечатление производит фасад здания с гигантским архитектурным ордером по аналогии с палаццо Капитанио в Виченце (XVI в.), что как-то на второй план отводит действительную «начинку» семиэтажного жилого дома 30-х годов XX в. В интересах композиции фасада в части комнат окна опущены до уровня пола, а в интерьерах лестничных клеток выполнены ложные крестовые своды, подвешенные к плоским железобетонным плитам лестничных площадок.

Благодаря высокому мастерству зодчего и качеству архитектурного исполнения построенный дом оказал заметное влияние на творчество современников и стал примером для подражания в предвоенные и послевоенные годы при решении вопросов жилой застройки на центральных улицах и площадях многих городов.

Широкие социальные преобразования, происходящие в стране с первых лет Советской власти, затронули и сельский быт, потребовали создания нового типа сельского жилища. В 20-е годы, когда у крестьян появились реальные возможности приобретения строительных материалов, стал расширяться процесс возведения новых усадебных дворов, а многие села даже отстраивались заново. В архитектурной среде нарастал интерес к проблемам сельской архитектуры, выполнялось множество проектов- нового типа жилища, проводились различные конкурсы. Например, в 1921 г. в Петрограде состоялся конкурс на проект коллективного жилого дома в совхозе и т. п.

Большую роль в пропаганде архитектурных проектов и строительных возможностей в области сельского строительства сыграла Всероссийская сельскохозяйственная выставка 1923 г., проходившая в Москве, на которой были показаны образцы новых рациональных животноводческих и других производственных построек, общественных зданий и, конечно, крестьянских жилых домов. Эта выставка надолго определила направление развития сельского строительства в стране. Особое внимание привлек на выставке комплекс жилого дома-коммуны в два этажа с лоджией и мансардой, рассчитанный на пять семей. Каждая семья имела три комнаты-спальни, связанные коридором с другими помещениями, а также пользовалась общественными помещениями: столовой, кухней, читальней, детской, умывальной, прачечной и баней. Во дворе располагались общие производственные постройки — коровник, свинарник, птичник, склад и мастерские.

Коллективистские тенденции активно проявлялись на практике. Так, двухэтажный жилой дом на 20 квартир с общественной кухней и столовой был сооружен в Ново-Брединской коммуне Великолукского округа. В коммуне «Червоный шлях» на Полтавщине в 1923—1927 гг. коммунары собственными силами возвели жилые дома-коммуны со спальнями, общими обеденным залом, кухней, пекарней, залом собраний и комнатами для совета коммуны и клубных занятий.

К десятилетию Октября на селе было построено уже 5,2 млн. домов. На смену старым избам и хатам постепенно приходил новый тип сельского жилища. Так, в упоминавшемся ранее хозяйстве имени Парижской коммуны на Украине в 1929—1930 гг. коммунары построили дом-комплекс на 40 семей, представлявший собой необычное по структуре здание. Это был одноэтажный протяженный деревянный дом с повышенной центральной частью из кирпича. Сооружено здание было из материалов разобранных прежних жилищ коммунаров. В центре располагался вестибюль, от которого шли широкие коридоры с открывавшимися в них помещениями, включавшими спальни для каждой семьи (14—15 кв. м) и комнаты-общежития для одиноких. В этом же здании была школа, совет коммуны, общественная кухня с обеденным залом и общий зал для собраний и других мероприятий.

В наиболее обеспеченных государственных хозяйствах на рубеже 30-х годов для специалистов строились также жилые дома типа коттеджей. В совхозе «Красноборский» Архангельской области можно было видеть еще один новый тип дома, предназначавшегося для доярок и называвшегося «прифермским жильем»,— двухэтажные общежития.

В годы первой пятилетки колхозы и сами колхозники построили 600 тыс. домов, а во второй — еще 800 тыс. Но, несмотря на значительные социальные преобразования, в сельском жилищном строительстве преобладали традиционные типы домов. Например, в колхозе имени Фрунзе Ивановской области колхозникам выстроили в 1934 г. 20 домов, представлявших собой обычные рубленые избы с резными деревянными наличниками, подзорами и слуховыми окнами.

Новые типы сельских жилых домов стали разрабатываться в созданных в середине 30-х годов проектных организациях. Наркомзем СССР и Сельхоз-проект обобщили проектную практику этих лет и выпустили «Альбом колхозных жилищ», Академия архитектуры СССР приступила к изучению опыта колхозного строительства и особенностей народной архитектуры.

* * *

Архитектура городских и сельских жилых зданий в период становления советского зодчества проделала большой эволюционный путь в направлении поисков и создания жилищ нового, социалистического типа. За короткий исторический отрезок времени были выявлены принципиальные типы домов и квартир для массового строительства, определены его технические направления с опорой на индустриализацию. Постепенно формировался облик социалистического жилища, была создана проектная база для обеспечения строительства проектной документацией. Жилище теперь часто рассматривалось и проектировалось не как изолированный архитектурно-строительный объект, а как составная часть городских и сельских жилых комплексов с учреждениями культурно-бытового обслуживания, в удобной связи с местами приложения труда.