Карта сайта

АРХИТЕКТУРА ЖИЛИЩА

Жилищное строительство для рабочих началось еще в период гражданской войны, когда появились первые поселки при строившихся под Москвой, в Петрограде, Архангельске и других городах предприятиях.

В эти годы велись поиски новых типов жилых домов, в том числе домов-коммун. Но из-за серьезных отступлений от предусмотренного проектом режима эксплуатации этот тип дома резко критиковали. Например, коммунальные учреждения в домах-коммунах обычно не работали, общественные помещения отводились под квартиры, корпуса для одиноких и малосемейных заселялись семьями с детьми и т. п., что приводило к серьезному дискомфорту.

После гражданской войны возобладало малоэтажное жилищное усадебное строительство, которое велось не только в поселках, но и в городах. Например, в Москве рабочий поселок при заводе АМО был застроен двухэтажными блокированными домами (архитектор И. Жолтовский, 1923 г.), при заводах «Красный богатырь», «Дукс» — двухэтажными, четырех- и восьмиквартир-ными домами. В поселке имени С. Разина на Апшероне (архитектор А. Самойлов, 1925 г.) были возведены одно-, двух-, четырех- и восьмиквартирные жилые дома.

Однако жизнь показала, что ни дома-коммуны, ни малоэтажное жилище не позволяют решить проблемы массового жилищного строительства из-за своей социальной и экономической нецелесообразности. Поэтому с 1924— 1925 гг. начало развиваться более отвечающее поставленным задачам строительство многоэтажных секционных жилых зданий. Первая типовая жилая секция для многоэтажного строительства появилась в Москве в 1925 г. В первых проектах московских секций преобладали двухкомнатные квартиры, но затем получили распространение многокомнатные, которые в условиях острой жилищной нужды стали заселяться покомнатно. В таких квартирах каждая комната получала самостоятельный выход в переднюю; кухню и санитарный узел располагали обычно около лестничной клетки; многие квартиры проектировались с ванными.

Кроме жилых домов с'секционной структурой, строили также здания гостиничного типа с выходящими в поэтажные коридоры одно-двухкомнатными квартирами, имевшими свои кухни-ниши и санитарные узлы, но общие для всего этажа ванные.

В конце 20-х годов продолжались архитектурные поиски нового типа жилища с учетом проблемы семейно-брачных отношений, которая порою надуманно и поспешно рассматривалась в аспекте полного обобществления домашнего хозяйства и ликвидации семьи как первичной ячейки общества. Создавались, к примеру, такие проекты домов-коммун, в которых в одном из взаимосвязанных многоэтажных корпусов должны были жить дети дошкольного, во втором — школьного возрастов, а в третьем — взрослые родители (архитекторы М. Барщ, В. Владимиров, 1929 г.). Дома-коммуны с обобществленным бытом в известной степени отвечали особенностям молодежного общежития и поэтому получили определенную реализацию при создании студенческих бытовых коммун из пришедшей в вузы рабочей молодежи. Так, в эти годы в Москве был построен экспериментальный студенческий дом-коммуна на 2 тыс. чел. (архитектор И. Николаев, 1929—1930 гг.). В восьмиэтажном жилом корпусе были двухместные крохотные (6 кв. м) комнаты только для сна, в связанном с ним трехэтажном блоке находились спортивный, зрительный и читальный залы, столовая, зал и кабинеты для занятий, прачечная, починочная, детские ясли, кружковые комнаты и пр. И сейчас это здание функционирует как студенческое общежитие.

В числе построенных домов-коммун, где удалось обеспечить согласованное функционирование жилых ячеек с общественно-коммунальными службами, был дом общества политкаторжан в Ленинграде (архитекторы Г. Симонов, П. Абросимов, А. Хряков, 1931 —1933 гг.). Дом включал три корпуса, в двух из которых, имевших галерейную планировку*, расположились малые двухкомнатные квартиры, а в среднем, секционном, корпусе — большие трехкомнатные. Все общественные помещения — вестибюль, фойе, зрительный зал, столовая, библиотека-читальня и др.— находились на первом этаже.

* При галерейиой планировке входы в квартиры устраиваются из общих на всю длину этажа жилого дома открытых или закрытых галерей.

 

Ряд жилых домов и комплексов, включивших элементы коммунально-бы-тового обслуживания, был построен на рубеже 20—30-х годов в Москве на Берсеневской набережной (архитектор Б. Иофан, 1928—1930 гг.), в Киеве на улице Революции (архитектор М. Аничкин, инженер Л. Жолтус, 1929— 1930 гг.), в Иваново-Вознесенске (архитектор И. Голосов, 1929—1932 гг.) и др.

Жизнь показала, что ни секционные дома с большими квартирами и по-комнатным их заселением, ни аскетичные дома-коммуны с жилыми «кабинами» без подсобных помещений не отвечали в должной мере потребностям массового жилищного строительства. Архитекторы вели творческий поиск экономичной жилой ячейки на семью, работали над проектами типовой рациональной, экономичной квартиры.

Постановление ЦК ВКП(б) «О работе по перестройке быта» (май 1930 г.) указало на исключительную важность формирования нового, социалистического быта и на те ошибки, которые были допущены на этом пути. Были подвергнуты осуждению попытки немедленного и полного обобществления всех сторон быта в ряде формалистических проектов домов-коммун и выдвигалась задача обеспечить строящиеся рабочие поселки всеми видами благоустройства и коммунального обслуживания.

Широкое жилищное строительство в годы первой пятилетки охватило многие города страны. Жилые массивы, кварталы и отдельные дома сооружались на месте бывших окраин, в застроенных частях городов, вырастали на свободных землях вместе с новыми городами и поселками. За этот период в городах и сельской местности государственные и кооперативные организации, а также рабочие и служащие за свой счет с помощью государственного кредита построили жилые дома общей площадью 40,2 млн. кв. м, отличавшиеся уже достаточно высоким уровнем благоустройства (если до революции в городах было обеспечено водопроводом только 17,4% домов, то по итогам пятилетки — 71% построенных домов; соответственно канализацией—13,7 и 69,7%; центральным отоплением — 9,8 и 45,1%; электрическим освещением — 78,0 и 95,7%).

Наиболее широко распространились в этот период трех-пятиэтажные секционные дома, для которых были разработаны многочисленные типы секций с учетом климатических условий различных регионов страны, характера распределения жилой площади, возможностей инженерного оборудования и конструктивной основы зданий. Именно в первую пятилетку развернулись научные и проектные работы в области сборного домостроения. Первый жилой дом из шлакоблоков появился в 1927 г. в Москве, в конце 20-х —начале 30-х годов были построены экспериментальные крупноблочные дома в Харькове и Краматорске. Продолжались работы по деревянному заводскому домостроению, появились проекты жилых домов из объемных элементов.