Карта сайта

АРХИТЕКТУРА ПРИНАДЛЕЖИТ НАРОДУ

Жилищные условия в дореволюционной России характеризовались разительным, все обостряющимся контрастом между роскошными, благоустроенными домами состоятельных слоев населения и убогими жилищами основной массы трудового народа. «Растут богатые города, строятся роскошные магазины и дома...— а миллионы народа все не выходят из нищеты... В деревнях они голодают, в городах... ютятся, как звери, в землянках городских предместий или в таких ужасных трущобах и подвалах, как на Хитровом рынке в Москве»***,—писал в 1903 г. В. И. Ленин.

Жилищная нужда трудящихся России из года в год возрастала. По переписи 1902 г., четверть населения Москвы жила в коечно-каморочных жилищах, а по переписи 1917 г., уже половина населения Москвы размещалась в таких условиях. Даже путеводитель по Москве, изданный в 1914 г., отмечал, что гигиенические условия домашней жизни в коечных и каморочных квартирах ужасны, духота от скученности населения невыносимая, взрослые и дети спят все вместе, вповалку, нередко по нескольку человек на одной койке. В этот период в рабочих кварталах Москвы приходилось на одну комнату в среднем 6,2 чел., в то время как в центре города сдавалось около 5 тыс. многокомнатных комфортабельных квартир.

Еще более ужасные условия быта наблюдались в фабрично-заводских поселках и на рудниках, особенно в окраинных районах империи. Например, в Бахмутском районе Донбасса в 1909—1910 гг. 40% рабочих квартир находилось в полуземлянках, а в небольшом шахтерском поселке Сулютке, что в далекой Киргизии, рабочая казарма, состоявшая из 12 помещений по 30 кв. м с трехъярусными нарами из досок, вмещала 550 чел.

В деревне положение также было сложным и отражало классовое расслоение крестьянства. Кулаки строили пяти- и шестистенные рубленые дома с железными крышами, беднота вместе со скотом ютилась в избах и мазанках.

Вот почему одна из важных задач грядущей революции состояла в конфискации недвижимого имущества капиталистов и помещиков для улучшения условий жизни трудового народа, «чтобы дворцы и богатые квартиры, оставленные царем и аристократией, не стояли зря, а дали приют бескровным и неимущим...»****.

*** Ленин В. И. Поли. собр. соч.—Т. 7,—С. 140—141.
**** Там же,—Т. 31—С. 44.

 

Разрабатывая накануне Великой Октябрьской социалистической революции план первых государственных мероприятий после взятия пролетариатом власти, В. И. Ленин предусматривает первые шаги по улучшению жилищного положения трудящихся масс. «Пролетарское государство... «распорядится» занять квартиры и экспроприировать дома... Сдача квартир, принадлежащих всему народу, отдельным семьям за плату предполагает и взимание этой платы, и известный контроль, и ту или иную нормировку распределения квартир»*. «Пролетарскому государству надо принудительно вселить крайне нуждающуюся семью в квартиру богатого человека»**.

После свершения революции уже в ноябре 1917 г. В. И. Ленин предложил провести реквизицию квартир богатых для облегчения нужды бедных, поясняя, что «...богатой квартирой считается... всякая квартира, в которой число комнат равняется или превышает число душ населения, постоянно живущего в этой квартире»***.

* Ленин В. И. Поли. собр. соч.—Т. 33.—С. 58.
** Там же,—Т. 34,—С. 314.
*** Там же,— Т. 54,— С. 380.

 

Стремясь к разрешению жилищного вопроса, особенно обострившегося в период войны, Советская власть экспроприировала полностью все дома капиталистических домовладельцев и передала их городским Советам; произвела массовое вселение рабочих с окраин в дома буржуазии, передала лучшие из них рабочим организациям, приняв содержание этих зданий на счет государства, приступила к обеспечению рабочих семей мебелью и т. п.

Проведенная Советской властью экспроприация всех домов капиталистов положила начало «жилищному переделу» — выселению буржуазии из ее жилищ и заселению их рабочими с окраин, из подвалов и трущоб. С 1918 по 1924 г. только в Москве было переселено в благоустроенные квартиры центральной части города свыше полумиллиона рабочих и членов их семей. Если в год революции, рабочие составляли двадцатую часть населения внутри Садового кольца, то через три года — почти половину всех жителей этого района. Подобное переселение было произведено повсеместно.

Как показывает исторический опыт, становление новой архитектуры представляет многосложный, разноплановый новаторский процесс, тесно связанный в то же время с архитектурой предшествующей и вырастающий из нее. Начало этого процесса проявляет себя в большей степени не в строительстве новых зданий, сооружений и их комплексов, а в приспособлении, переделке, реконструкции для новых нужд уже имеющихся построек, в наполнении старой «оболочки» новым социальным содержанием. Именно на этой, внешне неброской и в архитектурно-строительном отношении малоактивной стадии дают ростки и кристаллизуются новые социальные типы архитектурных объектов, обретающие свою самостоятельность и характерность уже на последующих этапах становления новой архитектуры.

По инициативе В. И. Ленина в лучших зданиях, ранее принадлежащих буржуазии, размещались общественные учреждения: школы, детские дома, больницы, санатории, дома крестьянина, клубы и т. п. К середине 20-х годов только под рабочие и сельские клубы было приспособлено около 22,5 тыс. зданий, в том числе 18 тыс. в сельской местности, а в имениях и дворцах открылось более 500 домов отдыха трудящихся.

Социалистические преобразования ломали старый уклад жизни и в сельской местности. Центрами коммун, сельскими клубами и школами становились бывшие помещичьи дома; сельсоветами, конторами колхозов, избами-читаль-нями, столовыми — дома кулаков; на базе помещичьих производственных построек возникал обобществленный производственный сектор коммун.

Таким образом, начало процесса становления советской архитектуры в первые годы после свершения Великой Октябрьской социалистической революции, в годы гражданской войны и восстановления разрушенного хозяйства страны было связано с использованием существовавшего и конфискованного у свергнутых эксплуататорских классов фонда зданий и сооружений для потребностей пролетариата и трудящегося крестьянства, для новых социальных интересов, рожденных новым обществом. В эти годы зародились и стали формироваться новые социальные типы архитектурных объектов, отразившие массовые потребности трудящихся, в том числе дома-коммуны, клубы, детские дошкольные учреждения, избы-читальни и др. Одновременно с формированием новых социальных типов архитектурных объектов происходило активное отмирание классово чуждых потребностям пролетарского государства типов зданий и сооружений, служивших многие века удовлетворению интересов господствовавшего класса, в том числе дворцы, церкви, доходные дома и т. п. Эти здания были возвращены своему настоящему хозяину, и многие из них и по сей день успешно служат интересам нашего социалистического государства.

Однако активное развитие архитектуры молодого Советского государства могло быть связано только с реальным строительством, которое и развернулось широко после окончания гражданской войны, завершения процесса восстановления разрушенного хозяйства страны, в годы первой и последующих пятилеток.

Еще в тяжелые годы гражданской войны разрабатывались планы социалистического строительства в нашей стране. В марте 1919 г., когда Советская Россия, зажатая в кольце фронтов, вела ожесточенную борьбу с объединенными силами международного империализма и внутренней контрреволюцией, собрался VIII съезд РКП (б), обсудивший и утвердивший новую Программу партии, разработанную В. И. Лениным. Программа определила основные задачи партии в переходный период от капитализма к социализму, в том числе обрисовала социальную миссию советского зодчества в виде конкретных задач.

В области жилищного вопроса свою задачу РКП (б) видела в том, чтобы всеми силами стремиться к улучшению жилищных условий трудящихся, к уничтожению скученности и антисанитарии в старых кварталах, к перестройке старых, постройке новых жилищ, соответствующих новым условиям жизни рабочих масс, к рациональному расселению трудящихся.

Предстояло решать новые задачи в области архитектуры и строительства промышленных и общественных зданий, планировки и застройки городских и сельских населенных мест, развития сети детских дошкольных учреждений, школ, культурно-просветительных и лечебно-оздоровительных учреждений, проектирования и строительства жилых кварталов и районов. Все это должно было стать важной составной частью крупномасштабного социального процесса построения социализма в нашей стране. Предстояло создать архитектуру нового, первого в мире, социалистического общества, общества без антагонистических классов, в котором и зодчество впервые в своем долгом развитии лишалось имущественной окраски. Впервые архитектура становилась поистине демократичной, принадлежащей всему народу. И это подтвердила вся последующая история Советского государства и его социалистической архитектуры.