Карта сайта

НОВЬ САРАТОВЩИНЫ - Часть 2

В 27 километрах от Балакова — город Вольск. Обступили его со всех сторон меловые горы и холмы. Взгорья перемежаются с глубокими долинами, темными оврагами. Вряд ли нужен справочник, чтобы определить, каков основной промышленный профиль этого города. Высятся мощные, как домны, печи для обжига извести, дымят трубы возле заводских корпусов. И на всем лежит серовато-белый налет известковой и цементной пыли. В этих местах издавна производили строительные материалы. В окрестностях города подземные недра хранят колоссальные залежи мела, известняка, мергеля, глины, песка.

Сейчас четыре Вольских завода дают ежегодно сотни тысяч тонн отличного цемента разных марок. Один только завод «Большевик», самый старый в городе, построенный еще в 1898 году, производит продукции больше, чем вся цементная промышленность царской России.

Кроме «хлеба строительства» — цемента, предприятия Вольска выпускают шифер, кирпич, пиломатериалы, сборный железобетон и другие изделия.

Разнообразна культурная жизнь города. Здесь имеются учительский институт и специальные учебные заведения. Открыты краеведческий музей и картинная галерея, а по вечерам жители города заполняют зрительные залы драматического театра и нескольких кинотеатров.

Вскоре за Вольском на том же правом берегу появляются довольно крутые, с белесыми меловыми вершинами склоны Змеевых гор, о которых сложена не одна легенда. Например, такая. Давным-давно жил в этих горах огромный змей. Злой и кровожадный, он набрасывался на людей. Много слез и горя принес он жителям окрестных селений. Но нашелся смелый молодец. В смертельной схватке разрубил богатырь змея на куски. И превратились они в огромные камни. С тех пор и зовутся горы Змеевыми.

Ниже этих гор, но только на другом берегу, лежит город Маркс. История его начинается с 1765 года, когда, как отмечал В. Я. Шишков, Екатерина II задумала населить приволжские пустыри между Саратовом и Астраханью выходцами из соседних западных стран, дабы эти колонисты, привезя с собой европейскую культуру, могли «умножить благополучие империи». На переселение из-за границы двадцати тысяч семейств русское правительство издержало 7 миллионов рублей, что было по тем временам колоссальной суммой. Так возник на Волге город Ека-териненштадт, который после революции был переименован в Марксштадт, а в 1942 году — в город Маркс. Известный когда-то своими хлебными базарами, которые устраивались каждую осень, этот город в наши дни славится дизелестроением. Ветеран промышленности города завод «Коммунист» выпускает мощные стационарные и судовые дизели. Почти полвека назад по поручению Владимира Ильича Ленина изобретатель Я. В. Мамин организовал на этом заводе производство первых советских тракторов своей конструкции. Машины эти назывались «Карлик».

У города хорошие перспективы — в его окрестностях разведаны газ и нефть.

...Все ближе и ближе серо-стальной многопролетный красавец-мост. Вот уже с борта теплохода видно, как мчатся по мосту грузовики, «волги», «москвичи», голубые троллейбусы. И тут же невольно начинаем считать число опор—их 38. Это крупнейший в Европе автомобильный мост, его длина 3 километра. Однако связывает он не городские районы, а два разных города. Слева — Энгельс, а справа, за Соколовой горой, в котловине между горами Лысой, Алтынной и Увекской, лежит Саратов. Жители этих соседей-городов еще совсем недавно ездили друг к другу в гости или по делам на речных трамваях. Другого сообщения не было. А несколько десятков лет назад и речной трамвай казался им несбыточной мечтой: от берега к берегу медленно полз тяжелый, грузный паром.

Когда-то пролегал в этих местах солевозный тракт. Там, где сейчас выросли новые кварталы Энгельса и раскинулись его индустриальные районы, стояли на берегу соляные амбары и домишки жителей Покровской слободы. Годом ее основания считают 1747-й, когда правительство России учредило государственную монополию на соль, добываемую на озере Эльтон. По всему солевозному тракту были созданы такие слободы, в которых жили чумаки-солевозы. Чумацким шляхом назывался в старину этот тракт, и был он окроплен слезами и потом не меньше, чем бурлацкий бечевник на Волге.

В конце XIX столетия Покровская слобода стала большим торговым селом. Здесь торговали хлебом, скотом, рыбой и солью. За этими товарами сюда приезжали купцы из городов Поволжья, приходили многочисленные чумацкие обозы с Украины. Тем временем само село быстро росло, и с 1914 года Покровская слобода стала называться городом Покровском. Если вы хотите получить хотя бы относительное представление о том, каким был этот город во время первой мировой войны, в 1917 году и в первые годы Советской власти, перечитайте повесть Льва Кассиля «Кондуит и Швамбрания» — описанные в ней события происходят не только на придуманной Швамбранской земле, но и в реальном Покровске.

В последние годы Покровск, переименованный в 1931 году в Энгельс, неузнаваемо изменился. В нем появились многоэтажные дома, выросли гиганты индустрии. Бетонированная дамба длиной более 15 километров защитила город от волн Волгоградского водохранилища. Из зоны затопления перенесено на новые места более 400 домов. На дамбе — зеленый бульвар, цветники, скамейки. Вниз к самой воде ведет широкая лестница. Хорошо сидеть на ее ступеньках, любоваться разливом реки, слушать плеск волны...

Город стал центром большой химии. На окраине Энгельса выросли цехи комбината искусственного волокна. Его продукция — тонкие и очень прочные капроновые нити, ацетатный шелк и многие другие изделия синтетики. Продолжается строительство и другого комбината — текстильного, одного из крупнейших в стране. Гордость энгельсовцев — троллейбусный завод имени Урицкого, выпускающий добротные комфортабельные машины, которые курсируют по магистралям Москвы, Ленинграда и многих других городов страны.

Растет и увеличивается население Энгельса. Один за другим заселяются новые жилые дома, на бывших окраинах появляются новые улицы. Сами их названия говорят о молодости города — Молодежная, Братская. Здесь строят много, с размахом. Энгельсовцы переняли опыт ленинградских домостроителей и, построив у себя домостроительный комбинат, возводят теперь дома индустриальным методом.

Напротив Энгельса, на другом берегу, — Саратов. Он был основан в 1590 году для защиты Московского государства от нашествия врага с востока. Почти целое столетие город лежал на левом берегу Волги, затем по указу царя Алексея Михайловича был перенесен на правый берег. Специалисты считают, что его название, вероятнее всего, произошло от татарских слов «сарытау», что по-русски означает «желтая гора» или «красивая гора».

Расположение Саратова в центре плодороднейшего края было весьма благоприятно для развития торговых связей города. Здесь встречались пути, по которым везли каспийскую рыбу и соль с озера Эльтон, шли обозы с фруктами, хлебом и другими товарами. В 1798 году Саратов стал губернским городом и получил герб, на щите которого были изображены три стерляди. О его прошлом можно судить хотя бы по такой записи, которую оставил один петербург-
ский чиновник, посетивший город в 1839 году: «Саратов... мог бы быть гораздо в лучшем положении. Ныне он в большом беспорядке: в нем нет даже мостовых, отчего летом, в сухую погоду, пыль летает тучами, а в дождливую— такая грязь... пешком нельзя ходить». Город неоднократно был жертвой огня. Пожары были сильнейшие, иногда улицы выгорали дотла.

Давно уже нет такого Саратова. Теперь это совсем другой город—светлый, чистый, зеленый, значительный индустриальный и культурный центр.

До революции почти вся промышленность Саратова и губернии занималась переработкой только сельскохозяйственного сырья. Ныне же индустриальный облик Саратова определяют крупные заводы — авиационный, нефтеперерабатывающий, подшипниковый, зуборезных и зубо-строгальных станков, электротехнического оборудования, технического стекла и другие.