Карта сайта

ПО САМАРСКОЙ ЛУКЕ

Причудливо изгибаясь, Волга в своей средней части делает огромную петлю: сначала у Жигулевских гор она круто поворачивает к востоку, а после Куйбышева снова течет на запад и затем за Переволоками устремляется на юг. Вот эту излучину реки длиной около 200 километров и называют Самарской лукой. Вдоль нее, у подножия и на взгорьях Жигулей, на берегах водохранилища лежат деревни, села и города Куйбышевской области. Ее границу наш теплоход пересек между Сенгилеем и пристанью Новодевичье. По этой области нам предстоит проплыть почти 300 километров.

По сравнению со многими, особенно с сибирскими областями и краями, Куйбышевская область невелика— она занимает всего 0,2 процента территории страны. Но совсем не маленькой она покажется, если сравнить ее с некоторыми западными державами: ее площадь, равная 54 тысячам квадратных километров, чуть меньше площади двух Бельгии или двух Голландии. Природа щедро одарила этот край всевозможными богатствами и красотой. Пейзажи области восхищают всякого, кто хоть раз побывал здесь. То перед вами настоящее морское побережье с золотистыми пляжами, то пологие буераки, заросшие орешником, то высокие обрывистые берега и крутые утесы, стоящие неприступно и величественно. А недра области хранят в себе сланец, серу, гипс, известняк и свое самое главное богатство — нефть.

В наши дни в Жигулях открыты десятки нефтяных месторождений, в том числе Мухановское — одно из богатейших в стране. Куйбышевские нефтяники добывают за год нефти в 3,3 раза больше, чем добывали ее до революции на всех нефтепромыслах России.

Появились в области и другие совершенно новые отрасли народного хозяйства: энергетика, машиностроение, нефтехимия. Создана мощная строительная индустрия. Из 422 ныне действующих в Куйбышевской области крупных предприятий 378 построены за годы Советской власти, а валовой выпуск промышленной продукции увеличился по сравнению с 1913 годом в 418 раз. Заводы и фабрики области дают стране цемент и шифер, изопреновый каучук и синтетический спирт, волокно и станки, комбайны и многие другие изделия.

Коренные перемены произошли и в сельском хозяйстве области. О них красноречиво говорят две описи экономического положения крестьян, о которых рассказала газета «Известия» в одном из февральских номеров за 1967 год.

Без малого столетие назад Лев Толстой сделал в самарском селе Гавриловке опись экономического положения двадцати крестьянских дворов — «начиная с края». Впоследствии Л. Толстой писал: «В 9/ю семей не достанет хлеба. Что ж делают крестьяне? Во-первых, они будут мешать в хлеб пищу дешевую и потому не питательную и вредную — лебеду, мякину... во-вторых, сильные члены семьи, крестьяне, уйдут осенью или зимой на заработки, и от голода будут страдать старики, женщины, изнуренные родами и кормлением, и дети. Они будут умирать не прямо от голода, а от болезней, причиной которых будет дурная, недостаточно питательная пища... Страшно подумать о том бедствии, которое ожидает население большей части Самарской губернии».

Вспомнив об этой описи, редакция «Известий» послала в Гавриловку своих корреспондентов, и они с помощью колхозного бухгалтера Александра Дмитриевича Егорцева, потомка тех гавриловцев, которых знал великий писатель, провели новую опись. В Гавриловке сейчас полтораста дворов. Это — обычное село. Его колхоз, являющийся по экономическим показателям средним хозяйством, в 1966-м засушливом году продал государству сто тысяч пудов пшеницы. На каждый двор пришлось 650 пудов проданного зерна. Все хозяйственные нужды удовлетворены. Колхозники с хлебом. Есть у них и скот. Кроме того скота, который имеется в личном пользовании, на каждый колхозный двор в Гавриловке приходится в среднем из общественного стада 5 голов крупного рогатого скота, 17 овец и 2 свиньи. Правда, лошадей в колхозе всего 70, но зато механизированных лошадиных сил несколько тысяч: более сорока тракторов, комбайнов, автомобилей.

И надо ли говорить, что не один гавриловский колхоз, а все колхозы и совхозы Куйбышевской области прочно стоят на ногах и повсюду в деревенский дом вошел достаток.

Первое село этой области, мимо которого проходит наш теплоход, — Новодевичье. Так оно называется потому, что в прошлом принадлежало московскому Новодевичьему монастырю. Когда-то село рассекал глубокий овраг, а теперь он, заполненный водами Куйбышевского моря, превратился в надежное укрытие для судов, пережидающих штормовую погоду.

30 октября 1955 года строители Куйбышевской ГЭС начали последний штурм великой реки. С наплавного моста в Волгу полетели десятитонные бетонные плиты, надолбы, огромные камни. Река бурлила и рвалась через растущий с каждым часом порог. А самосвалы с пирамидами и камнями все шли и шли, и все меньше становился проран.

Девятнадцать с половиной часов длилось перекрытие. И Волга смирилась. Неторопливо, в точно назначенные сроки она затопила берега, заливами вклинилась в лесостепь, превратила устья своих притоков в озера. Куйбышевское водохранилище заполнялось до лета 1957 года...

Чаще всего, однако, его называют морем, и это справедливо: уровень Волги поднялся почти на 28 метров, море разлилось вверх по течению на 600 километров — до устья лесной речки Какшаги и вверх по Каме — почти на 300 километров, до устья Вятки. Ширина нового моря достигает 40 километров, а глубина— 30—40 метров. Теплоход плывет над бывшими лугами и лесами, над местами, где стояли города и деревни. Все эти места стали дном моря. На другое местожительство «перебрались» 270 населенных пунктов, в том числе 17 городов и рабочих поселков и 5600 колхозных построек. На 300 тысячах гектаров был вырублен лес.

Изменился и некогда грозный и неприступный облик прославленных Жигулей, но по-прежнему они остались одним из красивейших мест на Волге.

Сколько сложено песен о живописных волжских горах, где каждый курган овеян легендой! Лесные дебри, неприступные скалы, темные провалы пещер укрывали атаманов волжской вольницы, совершавших смелые нападения на проходившие по Волге богатые купеческие караваны. С Жигулями тесно связаны имена Степана Разина и покорителя Сибири Ермака.