Карта сайта

ИНДУСТРИАЛЬНОЕ СЕРДЦЕ ПОВОЛЖЬЯ - Часть 2

Наконец, «Красное Сормово» дало путевку в жизнь всемирно известному ныне племени кораблей на подводных крыльях. Стремительные «ракеты», «метеоры», «вихри», «чайки», «спутники» можно встретить всюду — на Волге и Неве, Днестре и Енисее, Днепре и Оби, на многих других реках в нашей стране и за рубежом. К этому же семейству кораблей в 1965 году присоединилось оригинальное судно на воздушной подушке — «Сормович», развивающее высокую скорость и не боящееся мелководья. А теперь создан и «Буревестник», отличающийся от своих предшественников прежде всего тем, что вместо обычных дизелей на нем установлены авиационные турбины, а винты заменены водометными движителями, позволяющими развивать скорость до 95 километров в час.

Кроме «летающих» судов марку сормовского гиганта носят флагман волжского пассажирского флота дизель-электроход «Ленин», транскаспийские паромы «Советский Азербайджан» и «Гамид Султанов», гигантское крановое судно «Кер-Оглы», построенное по заказу нефтяников Каспия, многочисленные грузовые теплоходы большой вместимости. К 50-летию Великого Октября сормовичи построили очередной паром «Советский Узбекистан» и начали выпуск серии сухогрузных судов смешанного плавания «река — море».

Сормово — цитадель славных революционных традиций. Вспомните горьковские строки:

«Древко, белое и длинное, мелькнуло в воздухе, наклонилось, разрезало толпу, скрылось в ней, и через минуту над поднятыми кверху лицами людей взметнулось красной птицей широкое полотно знамени рабочего народа.

Павел поднял руку кверху — древко покачнулось, тогда десяток рук схватили белое гладкое дерево, и среди них была рука его матери.

— Да здравствует рабочий народ! — крикнул он.
Сотни голосов отозвались ему гулким криком.

— Да здравствует социал-демократическая рабочая партия, наша партия, товарищи, наша духовная родина!»

Строки эти, как известно, М. Горький писал, вдохновленный смелой политической демонстрацией сормовских рабочих 1 мая 1902 года. Организаторами ее были члены первого Нижегородского комитета РСДРП слесарь Петр Заломов, послуживший прототипом Павла Власова, и модельщик Дмитрий Павлов. Это они внесли на нелегальном собрании сормовских социал-демократов предложение: выйти на первомайскую демонстрацию под лозунгом «Долой самодержавие!».

Значение сормовской маевки высоко оценила ленинская газета «Искра»: в ней были напечатаны листовка Нижегородского комитета РСДРП с описанием этой демонстрации, отчет о судебном процессе над группой ее участников, речи, которые произнесли на суде Заломов и его товарищи — Быков, Самылин и Михайлов. В статье «Новые события и старые вопросы», опубликованной 1 декабря 1902 года в том же номере «Искры», В. И. Ленин назвал эти речи замечательным ответом, который рабочие дали царскому правительству.

Знаменосец Петр Заломов и пять других организаторов сормовской демонстрации были приговорены тогда к пожизненной ссылке в Сибирь. В повести «Мать» мы расстаемся с Павлом Власовым и его товарищами в момент, когда оглашается приговор суда. И вот недавно, в мае 1967 года, в трех номерах «Комсомольской правды» был напечатан документальный очерк «Возвращение Павла», ставший своеобразным послесловием к замечательной горьковской повести. Составленный в основном из неизвестных ранее писем Петра Андреевича Заломова, этот очерк рассказывает, как сложилась судьба сормовского знаменосца.

Сибирская ссылка. Побег из Красноярска через Самару и Киев в Петербург. Нелегальная партийная работа за Невской заставой, встречи с Горьким. Организатор боевых дружин в Москве 1905 года, участник баррикадных боев, Петр Заломов «в половине лета 1906 года по причине кровохаркания и полного истощения сил был вынужден легализоваться». Он поселился в Судже, Курской губернии. Но и там «до Февральской революции 1917 года был все время под строгим негласным надзором сыщиков и жандармов...»

После Великого Октября Заломов становится одним из организаторов Советской власти в Суджан-ском районе. Его посылают в Петроград на Второй Всероссийский съезд крестьянских депутатов, где он впервые видит и слышит Ленина.

Жить и работать в Сормове Петру Андреевичу Заломову больше не довелось, но никогда не порывал он связи с родным заводом, переписывался и встречался со многими сормовичами. А в дни празднования столетия «Красного Сормова» в 1949 году старейший революционер был самым почетным гостем кол-лектива-юбиляра.

Умер П. А. Заломов в марте 1955 года. Именем бесстрашного знаменосца революции названы Сормовский Дом пионеров и одна из улиц Горького.
Таким же верным и смелым солдатом революции был и другой руководитель сормовской демонстрации— Дмитрий Александрович Павлов, чье имя также увековечено в названии одной из горьковских улиц. А дом № 2 по улице Фурманова, где была квартира Д. А. Павлова, отмечен теперь мемориальной доской. Этот маленький старый дом сормовичи так и зовут — «Домик Мити Павлова».

После исторической майской демонстрации Д. А. Павлову удалось избежать ареста и суда, но потом его все же схватили и бросили в тюрьму. А когда через 14 месяцев выпустили, он уже не мог оставаться в родном Сормове. Чтобы избежать нового ареста, он уехал в Петербург.

У М. Горького есть небольшая зарисовка — «Митя Павлов». Она о том, каким храбрым и самоотверженным бойцом партии был этот сормовский рабочий-большевик. Дмитрий Александрович Павлов пользовался полным доверием партии. Не случайно именно в его квартире на Сердобольской улице в Петрограде в ночь на 18 октября 1917 года Владимир Ильич Ленин встретился с Н. И. Подвойским и другими руководителями большевистской Военной организации, чтобы обсудить с ними вопросы подготовки вооруженного восстания.

Жизнь Дмитрия Павлова оборвалась рано: он умер от сыпного тифа в феврале 1920 года, когда был комиссаром части, принимавшей участие в боях против Деникина.

А вот еще одно имя, которым гордятся сормовичи,—Тихон Григорьевич Третьяков. Он прожил сто лет, из которых семьдесят отдал «Красному Сормову».