Карта сайта

ПО РЕКЕ РУКОДЕЛЬНОЙ - Часть 4

Шексна всегда была судоходной, еще древние новгородцы плавали по ней, пробираясь в Персию. Правда, мели да пороги, которыми изобиловала река, затрудняли движение судов; и так было до тех пор, пока, наконец, в последнее десятилетие прошлого века здесь не поставили четыре шлюза. Первый из них, построенный в самом начале Шексны, у посада Крохино, своей плотиной запер Белое озеро, и сток воды из него был зарегулирован. Теперь ни плотины, ни остальных шлюзов нет — их скрыл разлив реки.

Подобно Волге и другим русским рекам Шексна тоже знала когда-то много горя и слез народных. И по ней в некрасовские времена бурлаки тянули суда; кое-где на ее берегах и сейчас еще можно увидеть, правда, уже еле приметный, старинный бечевник— так называлась политая потом бурлацкая тропа. Позднее судоходство было переведено на конную тягу, но и доля коноводов оказалась нелегкой.

По Шексне речные суда поднимались когда-то только до пристани Чайка. Здесь грузы переваливались на мелкие, так называемые «канавные», суда и дальше следовали по Белозерскому обводному каналу. Теперь же эта пристань имеет местное значение, и наш теплоход минует ее, не задерживаясь. Он словно бы торопится — вперед, вперед, к последнему шлюзу Волго-Балта!

Вот уже остались позади пристань Горицы и окруженный старинной стеной бывший Горицкий монастырь, в который во времена Ивана Грозного и Бориса Годунова заточали попавших в царскую опалу женщин из родовитых боярских семей. А вот и пристань Топорня, стоящая на стыке двух водных систем— Волго-Балтийской и Северо-Двинской. Отсюда, из Топорни, издавна славившейся корабельными плотниками, на местном теплоходе можно попасть в город Кириллов, где находятся всемирно-известный историко-художественный музей-заповедник, созданный в бывшем Кирилло-Белозерском монастыре, и несколько других памятников древнерусского зодчества и культуры. Кстати, туда есть и автомобильная дорога — из Гориц.

За Топорней разлив Череповецкого водохранилища становится особенно широким — от одного берега до другого 15—17 километров. Раздолье! И вот, наконец, на горизонте показываются сооружения Череповецкого гидроузла. Еще несколько минут, и теплоход входит в последний, седьмой, шлюз Волго-Балта. Он мало чем отличается от своих шести собратьев, с которыми мы познакомились на северном склоне водораздела. Но те поднимали теплоход, а этот опустит его на 13 метров.

Но где же здание знаменитой Череповецкой ГЭС, о которой так много писали газеты? Не ищите его! В том-то и заключается новизна и уникальность станции, что агрегаты, вырабатывающие электроэнергию, размещены не в привычном машинном зале, а... под водой. Разумеется, агрегаты особые — так называемые капсульные. В них турбина и генератор смонтированы не вертикально, как обычно, а горизонтально, в специальной металлической капсуле, установленной
в теле плотины на пути рабочего водяного потока.

Как показали расчеты, теперь уже подтвер жденные опытом череповецких энергетиков, такие агрегаты очень выгодны. Во-первых, они развивают достаточно большую мощность при незначительном напоре воды и сравнительно малом диаметре рабочего колеса турбины. Во-вторых, они не нуждаются в сооружении специальных машинных залов.

Наше путешествие по Волго-Балту подходит к концу. Миновав последний шлюз, по широкой дороге, уже являющейся началом Рыбинского водохранилища, приближаемся к городу металлургов Череповцу. И чем ближе его речной вокзал, тем сильнее дыхание большого порта. Снуют юркие катера, степенно проплывают мимо большегрузные «Волго-Балты», выбирается на стрежень такой же, как наш, белоснежный теплоход с туристами, у лесных бирж разгружаются лихтеры...

В Череповце действует старый речной вокзал, но уже началось создание нового пассажирского района. Он расположится на правом берегу Шексны рядом с существующей паромной переправой. Здесь будут построены три причала—для транзитных, местных, пригородных и внутригородских линий. Рядом с ними появится современное, оснащенное всеми видами инженерного оборудования здание вокзала. Разнообразная окраска, широкое применение пластиков и других новых материалов придадут зданию нарядный, праздничный облик. В межнавигационный период зал ожидания вокзала тоже не будет пустовать — на это время он превратится в кино-концертный зал на 400 человек.

Череповец вот уже около 20 лет называют Северной Магниткой. Для советских людей слово Магнитка давно стало символом индустриального могущества, синонимом строек грандиозного размаха. А сегодняшний Череповец именно этим и славен. Здесь, у впадения небольшой речушки Ягорбы в Шексну, за неполных 20 лет вырос металлургический гигант под стать Уральской Магнитке или Кузнецкому комбинату. И он продолжает расти.

Особенно значительны успехи здешних доменщиков. Благодаря комплексному внедрению новой техники и усовершенствованию технологии они добились

на доменной печи объемом две тысячи кубических метров наивысшей в мировой практике производительности на один агрегат. Это их достижение достойно отмечено — в самый канун 50-летия Великого Октября группе череповецких металлургов была присуждена Государственная премия СССР.