Карта сайта

ВДОЛЬ НЕВСНИХ БЕРЕГОВ - Часть 4

В те же памятные дни января 1943 года советские воины освободили от оккупантов город Шлиссельбург. Завершилась беспримерная, длившаяся почти 500 дней, эпопея защиты старинной Шлиссельбург-ской крепости. Этот город и крепость — конечные пункты нашего путешествия по Неве.

Очень давно, почти 650 лет назад, по велению новгородского князя Юрия Даниловича у самого истока Невы, на острове, сплошь покрытом кустами орешника, были возведены военные укрепления для охраны от шведов русских торговых судов, следовавших по Неве. Крепость получила название Орешек. С тех пор несколько веков шла борьба за обладание этим островом — то он переходил в руки шведов, то снова становился русским, пока наконец в 1702 году Петр I не отвоевал его навсегда.

Взятие Нотебурга (так по-шведски назывался Орешек) было крупной победой русских войск в Северной войне. Солдаты, сражавшиеся за Орешек, понимали справедливый характер этой битвы и в своей песне пели, что они «победили силу шведскую, покорили город надобный». А Петр в известном письме к «надзирателю артиллерии» А. А. Виниусу 13 октября 1702 года писал: «Правда, что зело жесток сей орех был, аднака, слава богу, счастливо разгрызен. Артиллерия наша зело чюдесно дело свое исправила».

Ключ от крепостных ворот, врученный Петру комендантом сдавшегося шведского гарнизона, царь прикрепил к главной башне отвоеванной крепости и повелел впредь именовать ее Шлиссельбургом, то есть Ключ-городом. Однако в последующие два с лишним века крепость военного значения не имела. Зато она начала играть другую роль, зловещую и страшную: стала «государевой тюрьмой» для политических заключенных.

В сырых полутемных шлиссельбургских казематах томились передовые люди своего времени — один из крупнейших русских просветителей XVIII века писатель Н. И. Новиков, декабристы И. И. Пущин, В. К. Кюхельбекер, братья М. А. и Н. А. Бестужевы и другие, видный деятель польского освободительного движения Валериан Лукасиньский, содержавшийся здесь в одиночке 37 лет и умерший в застенке. А построенная в крепости в 80-х годах прошлого столетия Новая тюрьма стала местом заточения героев-народовольцев— В. Н. Фигнер, Н. А. Морозова, Г. А. Лопатина и многих других.

За малейшее нарушение «Инструкции для заключенных» узников переводили в карцеры Старой тюрьмы. Вот что рассказывает о таком карцере известная революционерка В. Н. Фигнер, просидевшая в Шлис-сельбургской крепости 20 лет:

«В небольшой камере, нетопленной, никогда не мытой и не чищенной — грязно выглядевшие стены, некрашеный, от времени местами выбитый, асфальтовый пол, неподвижный деревянный столик с сиденьем и железная койка, на которой ни матраца, ни каких-либо постельных принадлежностей... Я была в холщовой рубашке, в такой же юбке и арестантском халате и начинала дрожать от холода... Пришлось лечь на это рахметовское ложе. Однако невозможно было не только заснуть, но и долго лежать на металлических полосах этой койки: холод веял с пола, им дышали каменные стены, и острыми струйками он бежал по телу от соприкосновения с железом.

На другой день даже и это отняли: койку подняли и заперли на замок, чтобы больше не опускать. Оставалось— ночью лежать на асфальтовом полу, в пыли. Невозможно было положить голову на холодный пол, не говоря уже о его грязи; чтобы спасти голову, надо было пожертвовать ногами: я сняла грубые башмаки, которые были на мне, и они служили изголовьем. Пищей был черный хлеб, старый, черствый; когда я разламывала его, — все поры оказывались покрытыми голубой плесенью. Есть можно было только корочку. Соли не давали. О полотенце, мыле — нечего и говорить».

8 мая 1887 года в Шлиссельбургской крепости, во дворе, примыкавшем к Старой тюрьме, были казнены старший брат В. И. Ленина Александр Ильич Ульянов и его соратники П. Я. Шевырев, В. Д. Генералов, В. С. Осипанов и П. И. Андреюшкин, обвинявшиеся в подготовке покушения на Александра III.

После поражения революции 1905—1907 годов Шлиссельбургская крепость из политической тюрьмы для одиночек-революционеров превратилась в массовый каторжный централ. Здесь отбывал трехлетнюю каторгу Серго Орджоникидзе, здесь были заточены большевики Ф. Н. Петров, И. X. Лалаянц, Р. М. Семенчиков, братья М. А. и Д. А. Трилиссеры, П. Ф. Анохин и многие другие.

Для всех политкаторжан большевики служили примером мужества и стойкости в борьбе против тюремного режима. В стихах, сочиненных в Шлис-сельбургском застенке, Серго Орджоникидзе писал:

Друг, мужайся! День настанет!
В алом блеске солнце встанет!
Синей бурей море грянет,
Волны песней загудят!
Будет весел многоводный
Пир широкий, пир свободный,
Он сметет грозой народной
Наш гранитный каземат.
Мы расскажем миру тайны
Долгих лет и долгих мук.
Вспомнишь ты, сосед случайный,
Наш условный, тихий стук —
Стук приветный, стук ответный,
Голос азбуки заветной,
Голос камня: тук... тук... тук!
Голос друга: «Здравствуй, друг!»

Конец «русской Бастилии» настал в дни Февральской революции. А в январе 1919 года на Ореховом острове был поставлен памятник-обелиск работы известного скульптора И. Я. Гинцбурга. На обелиске золотыми буквами высечено:

ГЕРОЯМ-РЕВОЛЮЦИОНЕРАМ, СЛОЖИВШИМ СВОИ ГОЛОВЫ ПРОТИВ ЦАРСКОГО САМОДЕРЖАВИЯ

Ниже этой надписи — имена погибших в крепости с 1884 по 1906 год. Среди них и имя Александра Ульянова.

В годы Великой Отечественной войны древний Орешек сыграл важную роль в борьбе с фашистскими захватчиками на подступах к Ленинграду.

Небольшой героический гарнизон крепости — артиллеристы, пограничники и моряки-балтийцы превратили ее в неприступную твердыню и помешали гитлеровцам форсировать Неву. «Вы, дорогие товарищи, заняли передовое место в рядах бесстрашных бойцов за Ленинград, — писали в те дни защитникам Орешка воины 86-й стрелковой дивизии, которую крепостная батарея не раз поддерживала своим огнем. — С вашей помощью враг был остановлен. Каменные стены крепости крошатся, ломаются, но вашей воли к борьбе не сломить никому. Ваши доблесть и мужество будут записаны на стенах золотыми буквами: «Здесь в 1941 —1943 гг. вели смертоносный бой с немецко-фашистскими оккупантами советские героические богатыри за нашу святыню — город Ленина».

Подвиг богатырей Орешка давно уже стал легендарным. Изрешеченное пулями и осколками красное знамя, реявшее в дни обороны над крепостью, сейчас хранится в Ленинграде в Центральном военно-морском музее.

Город, который возник по соседству с крепостью, на левом берегу Невы, тоже был назван Шлиссельбургом.

На его гербе были изображены крепостная стена и ключ с короной.

До революции это был захолустный уездный городок. В годы Советской власти он развился в промышленный центр и транспортный узел. Сейчас Пе-трокрепость (так с 1943 года называется Шлиссельбург)— город речников: 80 процентов его населения связано с речным флотом. Одни обслуживают Нев-ско-Ладожский технический участок Северо-Западно-го речного пароходства, другие трудятся на Невском судоремонтно-судостроительном заводе — крупнейшем предприятии этого пароходства.

Завод известен многими добрыми делами. Здесь, например, впервые в Советском Союзе были построены нефтеналивные танкеры со съемными баками вместо отсеков. Большой интерес представляет и созданный заводом мощный буксирный теплоход «Невский-1». Надобность в таких буксировщиках появилась после того, как начал действовать обновленный Волго-Балтийский канал. Это же обстоятельство определило и значение Петрокрепости как одного из важных портов на Неве.

За последние годы преобразился и сам город. Он по существу возведен заново; после изгнания фашистских оккупантов в нем осталось не больше одной десятой части жилого фонда. И если раньше Петро-крепость была преимущественно одноэтажной, то теперь в ней строят и пяти- и шестиэтажные дома. Город благоустраивается, в нем растет число магазинов, школ, культурно-бытовых учреждений.

...За кормой теплохода остаются здания Петро-крепости, древние, полуразрушенные стены Орешка. И сразу же перед глазами раскрывается великолепная ширь Ладожского озера.