Карта сайта

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак, подошло к концу наше путешествие в мир прошлого российской деревни. Мы побывали во многих музеях народного зодчества РСФСР.

В настоящее время проектируется и формируется еще несколько музеев под открытым небом. Оригинальный комплекс создается в чувашском поселке Ибресе. За высоким деревянным забором, какими ограждались крестьянские усадьбы в этом лесном крае, разместились подслеповатая курная изба, амбар, колодец с длинным журавлем, действующая ветряная мельница и другие строения.

На окраине города Козьмодемьянска уже открыта для посетителей первая очередь музея марийского зодчества. Чаще других здесь бывают школьники, для них в музее проводятся специальные уроки, на которых ребята знакомятся с историческим прошлым родной земли.

Утвержден проект музея деревянного зодчества в деревне Семениково, что близ Вологды. В нем будет представлена не только сельская, но и городская архитектура прошлого века. Уже готовятся к переезду деревянные дома Вологды, оказавшиеся в современном городе на магистральных улицах и проспектах.

Музеем сибирского быта стало село Коларово под Томском. Там решено открыть областной этнографический музей. Село застраивалось в начале XIX в., его дома и хозяйственные здания представляют большой интерес для истории архитектуры. Вместе с памятниками народного зодчества из других мест области они составят богатую экспозицию сибирской народной архитектуры конца XIX — начала XX в.

Среди экспонатов особый интерес в недалеком будущем представит усадьба Тиуновых. Своеобразна ее архитектура, неповторимы предметы быта, любопытна история их появления. Так случилось, что семья более полувека прожила почти в полной изоляции на таежном острове среди болот. Сегодня Тиуновых называют «сибирскими робинзонами». Они своими руками построили дом и все хозяйственные помещения, своими руками смастерили сундуки, полки, деревянную утварь и посуду, своими руками расчистили от елей и пихт поляну под поле. Они пахали землю, выращивали хлеб, лен, овощи, собирали грибы и ягоды, при помощи манков и ловушек добывали птицу и зверя. Они ткали холсты и шили одежды, выделывали кожи и тачали обувь, из бересты сшивали тетрадки и вели в них немудреный дневник суровой жизни.

Заброшенную усадьбу обнаружили геологи с вертолета и сообщили о ней в Томский краеведческий музей. Сотрудники музея разыскали последнюю хозяйку усадьбы — 86-летнюю Вассу Ивановну. Она совсем недавно перебралась в поселок к сыну и теперь с их согласия крестьянская усадьба будет перевезена в Коларово.

Здесь названы далеко не все музеи. Каждый год появляются новые, огромные и мини-музеи. Они, как и крупные, также имеют право на существование. И ничего, что в них, может быть, всего один-два экспоната. Главное — все они делают одно большое дело. Они прививают любовь к своему дому, своим предкам, своей земле.

Безусловно, организаторам таких музеев бывает нелегко. Здесь должны работать, как, впрочем, и везде, люди одержимые, увлеченные, не допускающие в своей деятельности ни одной фальшивой ноты. Если она есть — мы уйдем разочарованные. Стоило ехать за тридевять земель, чтобы увидеть, положим, не старину, а новоделы, да притом выполненные не самым лучшим образом. Еще и сегодня некоторые высказываются за то, чтобы строить в музеях новые здания по образцам старых, или, лучше сказать, старинных. Это, говорят они, экономически выгоднее. Не спорю, может быть и выгоднее, но, когда я вижу растрескавшуюся, прокопченную древесину курной избы, мне легче представить, как жила моя прапрабабушка, увидеть, как раз в неделю песочком она отчищала от копоти до медового цвета стены этой избы. Ведь только подлинные вещи несут память о десятках поколений, живших до нас на земле, ибо они свидетели многовековой истории, говорящие на особом языке.

Человеку присуще вкладывать душу в создание не только великих произведений искусства, но даже самых обыденных вещей. След человеческой жизни, его тепло, надежды остаются в этих рукотворных предметах.

Как-то директор музея-заповедника А. С. Пушкина в Михайловском Семен Степанович Гейченко сказал, что немых вещей на свете нет. Все имеет свой язык, свою речь, свое сказание. И если бы этого не было, так не хранили бы люди эти вещи так бережно, не было бы музеев-заповедников и не было бы в словаре русского языка слова «память», породившего другое слово — «памятник».

Именно в этой связи мне кажется особо ответственной работа реставратора. Он не просто восстанавливает памятник, он возвращает память, заключенную в нем.

В работе по спасению памятников и созданию архитектурных музеев принимают участие не только архитекторы и искусствоведы, которые находят и оценивают художественные и конструктивные достоинства того или иного здания. Большая роль отводится проектировщикам — это они определяют место каждому строению на территории музея. Плотники-реставраторы умело заменяют ветхие, восстанавливают утраченные конструкции и детали. Химики помогают «состарить» новую, свежую древесину, чтобы она не отличалась от основного сруба. Они же делают ее стойкой к огню и древоточцам, которые так любят селиться в древесине. Археологи, этнографы, историки, художники собирают давние орудия труда, предметы быта, одежду и наполняют этими вещами все здания, создают картину жизни народа, характерную для определенной области, края, республики. Возможно, мною названы не все профессии специалистов, работающих над созданием музеев под открытым небом. Важно, что их много, и очень важно, чтобы союз этих людей был тесным и крепким, тогда и результаты их деятельности порадуют нас — посетителей музеев народного зодчества.

Приходят в музеи горожане и сельские жители, взрослые и дети. И каждый находит в них что-то для себя. Глядишь, на сельской улице появился улыбчивый, сказочный дом-терем. А все дело в том, что хозяин увидел кружева резьбы в музее и в его душе проснулся художник. Теперь его старый дом украсился новыми наличниками, сделанными своими руками.

Женщины знают, как нелегко порой придать своей квартире индивидуальность. А здесь, что не вещь, то образец для подражания. Берись и делай. Вышитый рушник, сплетенные гардины, абажур сделают то, чего не могут вещи промышленного производства.

Совсем неожиданно я увидела в одной городской KBaptnpe лавку, почти такую же, как в деревенской избе, но модернизированную. При необходимости она легко превращается в дополнительное спальное место. Да мало ли что еще можно придумать, разглядывая предметы быта наших дедов и прадедов! Сколько народной житейской мудрости они могут передать нам, только смотри, запоминай, учись!

Если вы почувствовали интерес к народному зодчеству и народному искусству, то, несомненно, вам будет уже мало знакомства лишь с памятниками архитектуры, собранными в музеях под открытым небом. Вас позовут неизведанные тропы. И тут уж надо отправляться в путь-дорогу. Но куда? Как узнать, в каких местах сохранились творения древних мастеров? Наиболее известные описаны в книгах по архитектуре, путеводителях по историческим и памятным местам страны. Но многие памятники еще не успели попасть на страницы книг, поэтому не забудьте заглянуть в областное отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. Там вам непременно подскажут, какие памятники народного зодчества есть в области.

Возможно, увидев их, вы захотите помочь своим личным участием, своим трудом в восстановительных работах. Вы вступите в члены общества и наравне со взрослыми, студенческой и рабочей молодежью станете чинить крышу, менять поврежденные венцы, навешивать двери на том или ином старинном памятнике архитектуры. Не беда, что вы еще не многое умеете. Была бы охота — заладится и работа.

В самодеятельных путешествиях необходимо постоянно помнить, с какими хрупкими памятниками имеешь дело. Малейшая небрежность может привести к катастрофе. Так, за последние 10—15 лет даже при наличии строгих законов, погиб не один бесценный памятник народного зодчества. От случайной искры сгорела Деревянная церковь на Вологодчине в селе Анхимове. Ее называли дивом, так хороша она была. От удара молнии сгорела в Медвежьегорье замечательная часовня XVII в.

Иногда в гибели народных сокровищ бывают повинны современные вандалы. Это по их вине исчезла с лица земли церковь XVIII столетия в деревне Сибово. Это они, тайком пробравшись в Музей быта народов Нижегородского Поволжья, развели костер в памятнике архитектуры из села Старые Ключищи. Как же потянулась у них рука к спичкам? Как могли они надругаться над красотой? Ключищинский храм, пройдя сквозь столетия, не единожды имел возможность погибнуть. Но он уцелел, чтобы показать, на что были способны талантливые русские плотники. Избежал он смерти и на сей раз. Правда, преступникам удалось скрыться. А жаль, они должны ответить по закону.

В Законе СССР «Об охране и использовании памятников истории и культуры» записано: «Лица, виновные в невыполнении правил охраны, использования, учета и реставрации памятников истории и культуры, нарушении режима зон их охраны, а также в других нарушениях законодательства об охране и использовании памятников, несут уголовную, административную или иную ответственность в соответствии с законодательством Союза ССР и союзных республик».

Знать, гордиться и бережно сохранять культурное наследие нашей Родины — этот лозунг должен стать девизом каждого, кто глубоко осознал свою причастность к прошлому, личную ответственность перед будущими поколениями за продолжение истории своей страны.