Карта сайта

КАК БЕЛКА В КОЛЕСЕ - Часть 2

Дом зажиточного крестьянина из села Лог двухэтажной, на кирпичном фундаменте. Ор рублен из толстых, до полуметра в диаметре, бревен, карниз, причелины, полотенца, наличники и ставни изобилуют нарядной корабельной резьбой. Крутая кровля переходит с одной стороны доме в пологое покрытие хозяйственного двора.

В этом доме нижний этаж использовался как ткацкая мастерская, или, как ее здесь называют, ткацкая еве-телка. В старину не было избы, где бы не стоял ткацкий стан, не было женщины, которая не умела бы прясть и ткать. Отбеленное солнцем льняное полотно шло на повседневные нужды, оно же служило основой и для более сложных рукоделий — набойки, вышивки, узорного ткачества. К XIX в. тканье из домашнего занятия давно уже превратилось в ремесло, а материи изготовлялись и для продажи на рынке. В этой светелке хозяин использовал наемный труд. Женщины работали на трех ткацких станах. Они выделывали полосатые половички, такие, как расстелены на полу в жилых комнатах, ткали ткани. Из этих домотканых материй сшиты праздничные одежды, в которых встречают гостей хозяйки домов-музеев. Очень эффектны синие сарафаны с красной каймой, белые сорочки и красные головные уборы.

В интерьере избы, в декоративном убранстве дома снаружи уже чувствуется влияние города и тех изменений в укладе, которые произошли в русской деревне в эпоху капитализма. Карниз дома напоминает карнизы городских каменных зданий, в избе появилась деревянная резная кровать с высоко взбитыми подушками — признак достатка хозяина дома. Все остальное как и в знакомой уже нам избе из села Илькино, но только богаче и пышнее.

Есть в музее под открытым небом еще две крылатые мельницы. Эти ветряки представляют собой соединение низких четвериков с высокими суживающимися восьмериками, крытыми низкими шатрами. Рядом с мельницами установлены овины и амбары. Таким образом, в музее выделена как бы промышленно-хозяйственная зона.

Деревня не была бы деревней, если бы в ней не было колодца. Здесь он особенный. Под навесом — огромное, едва ли не с избу величиной, колесо. Надпись перед ним гласит: «Колодец ступальный. XIX в.». Он перевезен из деревни Кольцове Селивановского района. Водоносные пласты в тех местах залегают очень глубоко, поэтому приходилось устраивать такое сооружение, которое обеспечивало бы за один раз подъем большого количества воды.

Ворот ступального колодца устроен так, что с внут-ненней стороны он имеет вид желоба с поперечно набитыми дощечками, своеобразными ступеньками. Человек или даже двое входили внутрь колеса и шагали по ступенькам-поперечинам, колесо начинало вращаться и поднимать на веревке или цепи наполненную водой пя-тиведерную .бадью. Вот и вертелся человек как белка в колесе, добывая воду.

Известный журналист Василий Песков как-то увидел в музее подобный колодец. Он был настолько поражен этим сооружением, что отправился искать, не найдется ли где сегодня действующий колодец такого типа. И нашел, в Горьковской области. «Мужицкая техника», оказывается, продолжает служить людям. С легкостью поднимают воду из ступального колодца даже старики и дети.

Однако ступальный колодец является редкостью, повсеместно же в деревнях России распространены колодцы с журавлями, воротами и барабанами с ручкой. Несмотря на то что почти везде теперь есть водопровод, колодцы все еще в большой чести. Вспомните, какая вкусная вода из колодца: пьешь — не напьешься! И тем не менее колодцы — это день вчерашний.

Мастеров-колодезников становится все меньше и меньше, а дело это очень непростое. Во-первых, необходимо найти воду, и не просто найти, а чтобы была пригодной для питья. Во-вторых, вырыть яму, иногда довольно глубокую. Кроме того, что это тяжело физически, еще и опасно: не ровен час — обвалится и засыплет землей. В-третьих, хорошо сладить сруб, чтобы долго стоял без ремонта и не портил вкуса воды. В-четвертых, поставить самое целесообразное устройство для подъема воды. И, наконец, сделать колодец красивым, чтобы радовал глаз. Ведь вся деревня собирается у колодца, да и прохожий остановится испить водицы.

Колодцы были известны на Руси давно. Летопись за 997 г. упоминает о том, что при осаде Киева печенегами в нем были устроены два колодца. Самыми древними были колодцы, в которых яма укреплялась долбленым стволом дерева — колодой, отсюда и название «колодец». Воду из них поднимали на веревке узкой деревянной бадьей. Судя по рисункам художников XVII столетия, очень распространен был подъем воды «журавлями». К вертикальному столбу, обычно с развилкой в верхней части, крепилась деревянными спицами стрела. К ней подвешивали бадью, а другой конец уравновешивали грузом. Крестьяне придавали ему эстетичную форму: одни вырезали из дерева фигурки птиц, другие вытачивали Шары, цилиндры, конусы, третьи привязывали камень. Верхний конец столба также украшали, создавая иной раз многоярусную сложную композицию.

Строительство колодца начиналось с выбора места. Важно было не ошибиться, где копать, чтобы труд непропал даром. Мастера-колодезники хорошо знали грунт, и это помогало им. Если шла глина — близко воды не жди. Если встречался черный ил, смешанный с песком, лучше перейти на новое место. Здесь вода могла быть рядом, но она невкусная, тяжелая. А в колодце, пробитом в камнях, вода всегда мягкая и вкусная.

Разведку на воду отдельные умельцы вели с помощью лозы ивы или орешника. Для этого обламывали ветку с развилинкой, брали оба конца в руки так, чтобы третий, острый угол был обращен кверху, и начинали искать. Там, где лоза в руках склонится верхним концом вниз, рыли землю и, как правило, не ошибались. Подобным образом еще много столетий назад искали воду и руду в Индии, Вавилоне, Франции. И в наши дни иногда выручает ивовый прутик или металлическая рамка, заменяющая его. В 1944 г. советские войска вели бои на вражеской территории, многие колодцы оказались отравленными. Полковник Советской Армии, будущий академик Г. Богомолов обучил солдат находить воду древним способом. Не одному воину спасло тогда жизнь это нехитрое приспособление.

Были и другие способы определения водяной жилы в данном месте. Можно было выкопать неглубокую ямку, поставить в нее вверх дном стакан и оставить так на ночь. Утром смотрели: если стакан запотел изнутри, значит вода близко.

Считалось, что лучше всего копать колодцы зимой, тогда вода уходит глубоко под землю и не мешает добраться до основной жилы. Когда доходили до воды, на дно колодца ставили ящик с крупным песком. Уже в далеком прошлом знали, что песок очищает воду, отделяя от нее механические примеси. Надо сказать, что очистка воды песчаными фильтрами применяется и в наше время на крупных водопроводных станциях.

Стены шахты колодца укрепляли деревянным срубом. Рубили его прежде, чем начинали копать яму. Готовый сруб метили и разбирали, оставляя несколько венцов высотой 50—60 сантиметров. Эту часть сруба устанавливали на месте будущего колодца и начинали выбирать из середины и под ним грунт. По мере опускания сруба его постепенно наращивали, пока не доходили до воды. Иногда сначала вырывали яму и в ней собирали сруб, а пространство между стенками шахты и сруба засыпали землей.

Лучшим считался осиновый сруб. Неплох был и дубовый, но вода в таком колодце становилась темной и горькой и обретала нормальный цвет и вкус только года через два. Для подводной части сруба использовали также вяз или ольху. Надводную часть можно собрать из сосны. Если же сосновый сруб опустить в воду, в ней появятся золотые блестки и она будет пахнуть смолой, что не всем по вкусу.