Карта сайта

НА КУРЬИХ НОЖКАХ - Часть 3

Не все знают, что в Древней Руси была у горшка и иная служба. Использовали его строители для усиления звука в каменных церквах и называли такой горшок голосником. Возможно, вам приходилось видеть круглые отверстия на внутренних стенах и сводах старых храмов — это и есть голосники. Обычный горшок вставляли в стену так, что его горлышко было обращено в помещение, благодаря этому уничтожалось отражение звука от сводов. Звук становился более чистым, можно было разобрать каждое слово,-произнесенное даже не в полный голос.

Гончарное искусство не забыто и в наши дни: возрождаются давние традиции, разрабатываются новые виды эмалей и глазурей, новые приемы украшения изделий. Произведения декоративно-прикладного искусства из керамики мы встречаем не только на выставках. Интерьеры наших квартир, магазинов, учреждений часто украшают цзделия народных промыслов — глиняные горшки. А если мы зайдем в кафе, то фирменное блюдо нам подадут в глиняном горшочке.

Ежегодно в один из июньских дней каждый может побывать на традиционном празднике ремесел у стен бывшего Ипатьевского монастыря. Уже с раннего утра начинают здесь собираться костромичи и гости из других городов. Они с нетерпением ждут рождения замысловатых глиняных горшков, искусных поделок из бересты, узорчатых кружевных салфеток. Вот что написал журналист Е. Сырцов, наблюдавший работу гончара: «Кувшин рождался из ничего. Истинное матерство, как известно, всегда незаметно. Легчайшее касание рук, безостановочное движение круга... Вот поднялись, сузились бортики, образовали чашу и перехват горловины. Вертится гончарный круг. Что-то там тихонько трогают руки, на твоих глазах возникает красота. Гармония линий, изгибов, форм. Мастер подводит под донышко проволоку, и кувшин сам подскакивает к нему в руки».

На этом красочном празднике то тут, то там мелькают синие, желтые, красные сарафаны. Это женщины собираются водить хороводы на лугу. А рядом уже прошли рядами косцы и показали древнее умение — косьбу.

Отшумит праздник и вновь начнется размеренная жизнь музея. Будут приходить экскурсионные группы и отдельные посетители. Они непременно остановятся перед усадьбой из деревни Мухино Вохомского района, которая выделяется среди других прежде всего своими размерами. Курная изба и хозяйственные постройки огорожены бревенчатым забором с массивными воротами. Дом представляет собой древнейший тип народного жилища, называемый избой-двойней. В ней два сруба стоят рядом, тесно прижавшись один к другому, и имеют одну общую крышу. В таком доме уже не одна, а две теплые комнаты. К избе с торца примыкает крытый хозяйственный двор с широким пологим взвозом, по которому въезжали на сеновал груженые подводы.

Несколько поодаль от жилья построена Житница. Это невысокий сруб без окон. В нем в сусеках хранилось жито — немолотое зерно ржи, овса, ячменя, гречи. В некоторых областях так называли и яровую пшеницу. Прежде чем зерно попадет в житницу, снопы надо было высушить и обмолотить. Сушили их в овинах.

Овин, перевезенный в музей из деревни Пустынь Костромского района, отличается красивыми пропорциями и силуэтом далеко выступающей кровли, которая защищает от дождя бревенчатый помост перед входом на второй этаж. Помост держится на консольных бревнах. К этому своеобразному балкону подъезжали груженые телеги и прямо с них снопы забрасывали в открытую дверь второго этажа овина. Там их «садили», т. е. устанавливали в бабки для просушки. Пол был сделан из жердей с просветами, через которые поступал нагретый воздух от печи, расположенной в первом этаже. Печь топи-лаЬь по-черному, дым выходил в открытую дверь и волоковые окна. К основному срубу овина как бы прилепился сбоку еще невысокий срубик. Там хранились орудия молотьбы и дрова.

Раз в музейном селе имеются закрома для хранения зерна, то должны быть и мельницы. Одна совсем рядом, надо лишь перейти улицу, пройти по широкому, что могут разъехаться телеги, мосту, и тут, на берегу пруда — водяная мельница из деревни Нюрюг Шарьинского района.

Из деревень Разливное, Германов Починок и Малое Токарево приехали ветряки. Особенно интересна мельница из Малого Токарева. Плотник, построивший этот ветряк в прошлом веке, был, безусловно, художником. Он постарался сработать его как можно более привлекательным и нарядным. Красив размах крыльев, радуют глаз колонки, поддерживающие «вынос» избушки. Они украшены неброской, но эффектной резьбой.

Костромские зодчие всегда славились своим искусством. В старинной легенде рассказывается, как плотники смастерили преудивительную модель храма для своего удельного князя. Забава была так хороша, что ее хранили как большую ценность и передавали из поколения в поколение, пока не подарили гостям-иноземцам в знак особого к ним уважения.

Среди плотников Костромского края в особом почете были мастера из древнего города Галича. В XVIII столетии, когда развивались отхожие промыслы, га-личские плотники строили по всей России. Петр I, прослышав об искусных мастерах, специальным указом повелел городу отрядить плотников на строительство новой столицы. Недаром говорили: «Галицкий топор Петербург построил».

К сегодняшнему дню на 20 гектарах прибрежной полосы собрано более трех десятков памятников деревянной архитектуры. Когда-то здесь протекала речка Игумен-ка, теперь на ее месте заросшие ивняком и камышами неглубокие пруды. Вокруг них и разместились все постройки. Деревянные мостки связывают их в единое целое.

Костромской музей под открытым небом так хорошо передает атмосферу старой русской деревни, что послужил историческим фоном при съемках летом 1980 г. фильма «Юность Петра», поставленного режиссером С. Герасимовым.

А. В. Ополовников написал об этом замечательном музее: «Причудливые контуры темных церквей, ветряной мельницы и других старинных деревянных построек, обступивших белые стены и башни монастыря, придают панораме города какую-то особую прелесть, выходящую за рамки привычной повседневности и уводящую в потаенные глубины человеческого сердца».