Карта сайта

НА СТРАЖЕ РОДИНЫ

Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно; не уважать оной есть постыдное малодушие.

А. С. Пушкин

Шел 1551 год. Всю зиму звонко стучали топоры в бору под Угличем. Валили вековой лес, со стоном падали стройные сосны и еще долго трепетали шапки хвои на белом снегу. Тут же рубили срубы крепостных стен, ставили высокие башни. Ставили и снова разбирали, предварительно переметив все венцы.

После неудачного похода и штурма столицы Казанского ханства Иван IV принял решение построить на Волге укрепленный город — опорный пункт для овладения непокорной Казанью. И сделать это надо было так, чтобы хан ни о чем не догадался.

К весне крепость была готова, а построена она была за тысячу километров от того места, где ей надлежало стать твердыней. По бревнышку перенесли ее на берег Волги. Когда река вскрылась ото льда, из стеновых бревен связали плоты, погрузили все детали сооружений, на плоты же сели стрельцы.

В конце апреля по большой воде этот караван отправился вниз по Волге и 21 мая пристал к высокому холму в устье Свияги. Здесь его уже поджидали работники. Они помогли выгрузиться на берег, а на другой день воины отложили свои пищали, взяли в руки лопаты и топоры и, не мешкая, принялись выравнивать склоны Круглой горы и «складывать» город.

Под боком у Казанского хана, всего в 30 километрах, с невероятной быстротой поднялась мощная крепость. Стены ее по периметру равнялись двум с половиной километрам. Они несколько уступали по протяженности стенам Московского Кремля, но были в полтора раза длиннее Казанских. 18 дозорных башен, как часовые, возвышались над городом. Были построены жилые дома, амбары, церковь. И все это за четыре недели! До той поры дело неслыханное. Правда, такое сборное строительство зачастую применялось в жилищном строительстве тех лет. Иностранцы-путешественники свидетельствовали, что в XVII в. на московском рынке, известном под названием «Скородом», продавались избы в разобранном виде. Дом легко и скоро мог собрать любой мужчина. Теперь таким образом собрали целую крепость.

Всего при сборке укрепленного городка, как подсчитали сегодня, было использовано 27,8 тысячи кубометров леса и засыпано в укрепления около 100 тысяч кубометров земли и камня. Невольно возникает вопрос: сколько же человек было занято на строительстве? Точного ответа мы не имеем. В письменных источниках упоминаются «500 детей боярских», но историки склонны считать, что вместе со стрельцами возводили этот чудо-город около пяти тысяч человек.

В летописи о Свияжске, так стали именовать крепость, сказано: «город древян ...хитр сотворен». В крепости засели русские войска, а спустя год они штурмом взяли Казань. И снова мастера проявили находчивость и смекалку. В укромном месте они срубили тринадцатиметровую башню и незаметно в разобранном виде, т. е. бревна, подтянули к Арским воротам Казани. В одну ночь башня была собрана, а утром меткий огонь пушкарей открыл путь стрельцам. Казань пала. Волга по всему течению стала русской рекой. Русь ликовала.

Свияжск как крепость утратил свое значение, но долго еще оставался образцом великолепного военно-оборонительного укрепления.

В старину вся Русь была покрыта деревянными крепостями. Их строили на перекрестках сухопутных и водных дорог, они обороняли крупные поселения и прикрывали границы. Для своего времени это были грозные сооружения — «сторожи» государства. Из летописей мы знаем, что в IX в. уже существовали такие деревянные крепости, как Новгород, Полоцк, Ростов Великий и другие. В XVI столетии рубежи государства охраняли Ливны, Елец, Кромы, Оскол, Белгород. Тогда же возводилось много каменных и кирпичных оборонительных укреплений.

Из «Повести временных лет» известно о конфликте княгини Ольги с древлянами, которые в 945 г. убили ее мужа, киевского князя Игоря. Ольга жестоко мстила: одних велела закопать живыми в землю, других — сжечь в бане, третьих — напоить допьяна и порубить. Наконец она подошла со своей дружиной к городу Искоростеню, где был убит ее муж. Население укрылось за бревенчатыми стенами и накрепко затворило ворота. Началась осада. Все лето не могла Ольга взять город и лишь хитрость помогла овладеть им. Княгиня попросила у жителей в качестве дани по 3 голубя и 3 воробья с каждого двора, обещая за это снять осаду. Получив птиц, она приказала привязать к ним куски тлеющей пакли. Когда птиц выпустили, они полетели назад в город к своим гнездам и одновременно подожгли все дома в нем. Город был вынужден сдаться.

Какими же были укрепления Искоростеня и других древних городов? О многих из них мы знаем лишь по упоминаниям в летописях. Время уничтожило все, даже местонахождение той или иной крепости не всегда удается установить. Москве в этом отношении повезло. Археологические находки позволяют сказать, что уже в XI в. над Москвой-рекой стояла крепость. Она была совсем маленькой: шагов триста в длину и чуть меньше в ширину. На высоком насыпном валу стояла стена — частокол из толстых бревен. Перед валом с наружной стороны проходил глубокий ров. Башен в первом Московском Кремле, очевидно, еще не было.

В следующем столетии, в 1156 г., князь Юрий Долгорукий приказал рубить новый город. Надо сказать, что городом тогда называли обнесенное городьбой, или стеной, поселение. «Все то, что окружено стеною, укреплено тыном или огорожено другим способом, они называют город», — объяснил в начале XVI столетия иностранец Сигизмунд Гер-берштейн русское слово «город».

Мастеров, умеющих возводить стены, называли горододельцами. Они должны были быть искусными инженерами и архитекторами, должны были уметь разместить башни, учесть их высоту, найти форму и связать их с собором, теремами. Все сооружение должно было отвечать требованиям военно-оборонительного дела и создавать ансамбль.