Карта сайта

ТОПОРНАЯ РАБОТА

Коль помянуть кого хотим мы

не добром,

Честим его дела: топорная работа...

Но есть в Кижах собор. Он срублен

топором,

И меркнет перед ним любая позолота.

Н. Ры ленков

Когда-то, еще во времена язычества, остров Кижи был местом молений и игрищ. Его так и называли: «кижат», что значит «остров игрищ». Почему древние выбрали для святилища именно этот, один из 1650 островов Онежского озера, небольшой, километра четыре в длину и менее километра в ширину, остров, сказать трудно, но людей тянуло туда всегда. Со временем там образовалось довольно крупное поселение: Спасский Кижский погост.

Мы привыкли погостом называть сельское кладбище с церковью. Но это уже более позднее значение слова. Погост происходит от слова «гость» и означает постоялый двор, где останавливались гости, или торговые люди. В X в. погостами называли места торжищ. В таком населенном пункте ставили церковь, и он приобретал значение церковного прихода, а зачастую становился еще и административным центром для многих близлежащих сел и деревень.

На Кижском погосте всегда было многолюдно. Бывало, не найти места для лодок у причала. С других островов приплывали сюда то на крестины, то на венчание, то на отпевание усопших. Все «мирские» дела вершились тут"же: в трапезной церкви происходили судебные разбирательства, опрашивались под присягой крестьяне по разного рода делам, заключались всевозможные частные сделки, обнародовались указы властей, собирались крестьянские сходы. А по праздникам на площади перед храмом устраивались народные гуляния и ярмарки.

Центром Кижского погоста были две церкви и колокольня. Этот редчайшей красоты ансамбль сохранился до наших дней. Слава о нем так велика, что в Кижи едут люди со всего света. С ранней весны до поздней осени быстроходные «Кометы» без устали снуют по маршруту Петрозаводск — Кижи — Петрозаводск. И так каждый день с утра до вечера. Зимой же для туристов организуют обзорные экскурсии на самолетах.

Остров открывается сразу. Он словно град Китеж поднимается из воды. Мы видим его причудливые силуэты; приближаясь, различаем нарядные дома, ветряк с распахнутыми крыльями, церкви, часовни, амбары. Перевезенные сюда из глухих уголков Карелии, здания создали исторический фон для архитектурного ансамбля Кижского погоста и одновременно стали экспонатами музея народного зодчества, который начали создавать на острове с 1951 г.

Доминирует над градом Преображенская церковь, по высоте она равна современному двенадцатиэтажному дому. В основе архитектурной композиции церкви лежит восьмерик с четырьмя прямоугольными прирубами, на который поставлены еще два последовательно уменьшающихся восьмерика. К восточному прирубу примыкает алтарь, а к западному — трапезная с двумаршевым крыльцом. Восьмерики и прирубы завершаются фигурными «бочками», на которые поставлены в пять ярусов главки разной величины. С какой бы стороны мы ни смотрели на здание, мы видим одинаковые фасады: все те же островерхие бочкообразные покрытия и остроконечные главки. Будто наперегонки, они устремляются ввысь к самой большой центральной, двадцать второй по счету главе. Многоглавие храма создает сказочно-феерическую картину.

«Купола, купола... Это множество куполов поначалу ошеломляет. Порой, особенно на зорях, кажется, что церковь — не создание рук человеческих, а чудо природы, невиданный цветок или волшебное дерево, возросшее в этом суровом северном крае. Это — широкая, привольная песня во славу человека, могущества его рук и разума»* — так написал о церкви руководитель научной реставрации памятника, проведенной в 50-х годах, доктор архитектуры Александр Викторович Ополовников.

* Ополовников А. В. Кижи. М., 1976, с. 44.

 

По преданию, храм был воздвигнут в честь побед русских войск над шведами в Северной войне. На Руси было принято ставить церкви как памятники победы. Так, в честь взятия Казани на Красной площади в Москве возвели Покровский собор, всемирно известный теперь как храм Василия Блаженного. Каждая деталь в нем ликует и поет о победе. Так и здесь, среди озерных вод, в 1714 г. поднялось небывалой красы здание. Оно строилось как летний храм. Службы в нем велись лишь по особо торжественным случаям.

Храм вобрал в себя все лучшее, что было накоплено к этому времени русским деревянным зодчеством. Существует легенда, по которой строитель церкви мастер Нестор якобы сказал: «...не было и не будет такой», да с этими словами забросил в озеро свой топор, чтобы не повторить где-либо подобное чудо. Это, конечно, легенда. Безусловно то, что это произведение народной архитектуры — плод коллективного труда, и просто не верится, что оно сотворено практически одним топором.

Прошли - столетия, много бурь и событий пронеслось над Кижским погостом, не все сохранилось, но некоторые строения выстояли, и сегодня они уже памятники архитектуры. Нас восхищает их красота и совершенство, и мы меньше всего думаем об их былом культовом назначении. Для нас все они, как и Преображенская церковь, храмы-памятники.