Карта сайта

ДОМ НОВГОРОДСКОГО ГОСТЯ - Часть 2

Как и в поздних крестьянских избах Русского Севера, новгородцы ставили печь чаще всего слева от входа.

Раскопки показали также, что местное население было наделено большим художественным вкусом. Многие предметы утилитарного назначения украшены причудливой резьбой. Найдены фрагменты причелин — досок, прикрывающих торцы слег, с изящной порезкой по нижним кромкам. Сохранились дубовые колонны здания с изображением фантастических зверей.

Все это позволяет говорить о высокой строительной культуре новгородских плотников и живучести архитектурно-строительных традиций прошлого.

Новгородские плотники, или, как их часто называли, рубленники, топорники, славились своим мастерством уже н XI столетии. Они так умели сплачивать (отсюда и плотник), или связывать, бревна в срубы, что даже лезвие ножа не проходило между ними. В каждом венце надо было сделать пазы, врубки, потайные зубья, притесать одно бревно к другому. И все это делалось в основном топором, долотом, теслом, скобелем и другим нехитрым инструментом. Ошкуривали бревно, к примеру, стругом или долгим скобелем, представляющим собой дугообразное лезвие с двумя ручками. Им было удобно сдирать кору. Лес валили древосечным топором с узким лезвием. Плотничий топор имел широкое овальное лезвие. Тесины зачищали потесом — топором, имевшим широкое лезвие с односторонним срезом. Плотник топором мог сделать практически все. Недаром говорилось: «Дай крестьянину топор, и он починит даже часы». Была и вот такая присказка: «Жил я, живал, на босу ногу топор обувал, топорищем подпоясывался».

Плотничать в давние времена умел каждый мужчина, но искусным мастером становился далеко не каждый. Как и любое другое ремесло, строительное дело требовало больших знаний, опыта и таланта. Обычно строительством занимались артели плотников. В Новгороде их называли плотницкими дружинами. Дружина в XV столетии, как известно из документов, состояла из 6 главных мастеров и 10 подсобных рабочих. Артели переходили с места на место, и новгородские строительные традиции и приемы распространялись далеко за пределами Новгорода.

При строительстве любого здания зодчий ориентировался на лучшие известные ему постройки. Человек творческого склада привносил в строительство что-то свое, и, если это новое строение удавалось, на него равнялись другие мастера. Традиции и строительные приемы сохранялись, приспосабливались к новым условиям, развивались, так как они были жизненно необходимы.

Новгородские плотники сохранили давние строительные приемы и навыки по сей день. Не случайно их приглашают на восстановление самых сложных памятников народного зодчества в других городах. Ни одно строение, перевезенное в Новгородский музей деревянного зодчества не сохранилось в своем первоначальном виде. Потребовалось изучение самих памятников, архивных документов, чертежей и уж потом восстановление зданий. Под руководством архитектора Л. Е. Красноречьева плотники-реставраторы Е. А. Стрижов, Г. П. Липатов, А. А. Карта-шов, М. А. Дмитриев и другие дали новую жизнь памятникам народной архитектуры, собранным в музее «Витославицы».

Еще в XII столетии вблизи Новгорода существовало сельцо с таким названием, а сегодня на его месте возникло новое село-музей старинных построек с тем же звучным именем — Витославицы. Исполком Новгородского городского Совета депутатов трудящихся выделил около 50 гектаров земли на окраине города, где и разместился музей под открытым небом. С севера и запада к участку подходит озеро Мячино, с востока он ограничен рекой Волхов, с южной стороны проходит шоссе, за ним раскинулся парк, разбитый в честь 1100-летия Новгорода. Территория заповедника огорожена легким тыном из наклонно поставленных жердей — косой изгородью.

Сейчас в Витославицах собрано около 20 памятников деревянной архитектуры. А совсем недавно считали, что в Новгородской области таковых не найти. Во время Великой Отечественной войны новгородская земля пылала от

фашистских снарядов и бомб. Где уж было уцелеть деревянным постройкам, если каменные рухнули, не выдержали натиска вражеской артиллерии. И тем не менее деревянные памятники народного зодчества в области нашлись, чудом сохранились, чтобы поведать нам, как замечательно было все, что создавал человек, каким мастеровитым строителем и талантливым художником он был.

В 1959 г. архитектор Леонид Егорович Красноречьев начал обследование памятников деревянной архитектуры области. Он исколесил и исходил по дорогам новгородской (емли сотни километров, побывал в самых отдаленных ее уголках. Итог был потрясающим. Оказалось, памятники народной архитектуры есть, и не просто памятники, а шедевры. Только не все их видели, а Красноречьев сумел разглядеть в уродливых строениях древние здания. Деревянные дива были скрыты поздними «одеждами», которые предстояло снять и восстановить постройки в их изначальном виде.

Поиски экспонатов продолжаются и сегодня. Вот, к примеру, в 1978 г. небольшая экспедиция, — нет, пожалуй, это громко сказано, — просто группа энтузиастов в составе Л. Е. Красноречьева, его жены Натальи Михайловны, директора музея Людмилы Андреевны Филипповой и ее дочери Галины, побывала в Рёконьской пустоши. Когда-то там спрятанный за болотами стоял монастырь. От него уцелела лишь могучая Троицкая церковь. Ее зарисовали, сделали обмеры, а уж потом, спустя некоторое время, прибыли рабочие и разобрали постройку. А как перевезти? Ведь кругом болота. Ни одна машина доехать до монастыря не могла. На помощь пришли вертолетчики, но и им было непросто. Один рейс оказался неудачным — оборвался трос и ноша упала в трясину. Леонид Егорович бросился искать потерянные бревна, надо было торопиться. Болото шипело и всхлипывало под ногами, угрожая каждую минуту навсегда скрыть в своем чреве не только старую древесину, но и человека. Дело осложнялось тем, что вертолет не мог зависнуть над этим местом — мешали деревца. Пришлось Леониду Егоровичу вместе с плотниками рубить их на болоте. Наконец, все было сделано, бревна увязаны, подняты в воздух и благополучно доставлены в Витославицы. Сегодня памятник восстановлен и радует глаз своими пропорциями.

Сборка и реставрация первого экспоната музея — Успенской церкви из села Курицко — началась летом 1964 г. Ее поставили на берегу Мячино. Она и прежде стояла на берегу, но другого, легендарного Ильмень-озера. Церковь была построена в 1595 г., что подтверждено специальным анализом в лаборатории Института археологии Академии наук СССР. Это тип распространенного на Руси шатрового храма. В основе его лежит четырехстенный сруб — четверик, на него поставлен восьмигранный — восьмерик, а венчает сооружение семнадцатиметровый шатер с главкой. Шатер — это суживающийся кверху восьмигранник. В старину было принято считать: чем выше здание, тем красивее. Шатер способствовал тому, что постройки становились устремленными ввысь, легкими и изящными.

По традиции с востока к церкви примыкает сруб алтарной апсиды. С трех сторон здание окружено низкими прирубами: галереями и приделом. Церковь почти лишена декора. Ее украшают лишь причелины да резные концы досок на кровле.