Карта сайта

Заключение - Часть 2

В социальной сфере произошли крупнейшие и принципиальные изменения— создалось развитое социалистическое общество, родилась новая социальная и морально-политическая общность —единый советский народ.

В условиях соответствующего этим экономико-политическим и социальным процессам роста эстетического сознания, подъема его на качественно более высокий уровень не только возросла, вернее, по самой логике хода общественного развития не могла не возрасти заинтересованность общества в развитии искусства, и как один из показателей этой закономерности наблюдается гигантский взлет монументального искусства, ибо оно наиболее впечатляюще и ощутимо выражает общественные, нравственные, социально-политические идеалы всего народа. И как раз эта масштабность и широкая распространенность являются главными и принципиальными отличительными чертами советского монументального искусства 60—70-х годов.

Этот размах и масштабность, всенародная заинтересованность в развитии монументального искусства особенно поражают при сравнении с общим положением дел в монументальном искусстве стран капиталистического Запада. Несмотря на появление там отдельных выдающихся произведений, часть из которых была уже названа, в целом нельзя не согласиться с выводом ряда искусствоведов о том, что монументальное искусство капиталистического Запада находится в глубоком кризисе.

Причины этого кризиса объясняются по-разному. Герберт Рид усиленно подчеркивает процесс субъективизации и индивидуализации художественного творчества, что не дает искусству возможности быть средством коммуникации между людьми, оказывать массовое воздействие 1. К Олвин Тоффлер считает, что современное общество проникнуто «идеей недолговечности», и быстрая смена стилей, направлений, «наших представлений о действительности» и «наших мысленных образов мира» не дает возможности создавать монументальные произведения, несущие заряд «долговременных» идей 2. Марсель Корню в статье под характерным заголовком «Нужны ли сегодня монументы?» говорит о широком развитии средств массовой информации, полностью контролирующих все формы духовного воздействия на людей. Тем самым именно они (телевидение, радио, кино), а не монументальные сооружения, как это было раньше, формируют господствующую идеологию, то есть монументы становятся ненужными 3.


1 Read H. Von der Universalität der Architektur.— "Werk", 1960, № 8.
2 Toffler A. Future Shock. N-S, 1971.
3 Art and Environment. Problems of Their relations to life and habitat of men in our and futural time. Committee "Art and environment of JAAC". Berlin, 1976.

 

Во всех этих суждениях есть доля истины, но суть дела не в динамичности нашего века и не в индивидуализации искусства. Ближе других к правильному истолкованию причин кризиса монументального искусства на Западе подошел все же М. Корню в указанной выше статье, заметивший, что кризис монументального искусства связан с общим социально-экономическим кризисом капиталистического общества. Упадок искусства «большого синтеза» объясняется падением «со- циального престижа» монументальных сооружений, ибо социальные функции всегда присущи этому искусству, а в условиях капитализма они не могут быть реализованы. Никакой, самый гениальный художник не в состоянии прославить современный капитализм. Монументальное искусство-—это искусство больших идей. Оно, как писала В.И.Мухина, не может быть прозаическим. И если рассмотреть выдающиеся монументальные произведения, созданные в капиталистических странах, то можно увидеть, что они отнюдь не прославляют империализм как социальную систему, а основаны или на религиозных догмах, или на общечеловеческих чувствах, таких, как скорбь о невинных жертвах, протест против фашистского варварства, желание прославить Добро, Жизнь, Любовь и т. д. Кроме того, следует отметить, что новые пластические концепции разрабатывались в монументальной скульптуре Запада лишь в тех случаях, когда произведения воплощали демократические идеи или же были посвящены передовым, выдающимся деятелям мировой науки и культуры, таким, как А. Эйнштейн, А. Швейцер, и другим.

Таким образом, демократические идеи привели к композиционно пластическим поискам и, в конечном счете, к формированию черт новой концепции монументальной пластики, причем это выражалось и н скульптуре социалистических стран и в творчестве прогрессивных художников капиталистического Запада. А поскольку демократические принципы являются основой господствующей идеологии в социалистическом обществе, то именно в искусстве социалистических стран они воплощались наиболее мощно и свободно. Этим и объясняется то, что новая концепция реализовалась в монументальной пластике социалистических стран гораздо полнее и рельефнее. Направленность социалистического искусства к общественному человеку и к человеку как к личности, выражение им исторических стремлений, прогрессивных идеалов и социального оптимизма привели к широкому развитию монументальной пластики, ибо она не противостоит другим жанрам и видам искусства, в том числе и массового искусства, а выражает, подобно им, прогрессивную идеологию.

Высокая идейность нашего искусства отнюдь не предполагает использования каких-либо застывших, раз навсегда данных форм. Наша идеология ни в коей мере не отрицает динамичности и изменчивости современного мира, наоборот, они лишь подтверждают положения марксистской диалектики. Только не имея больших и серьезных социальных идей, можно абсолютизировать идею «недолговечности» и отсюда делать вывод о несовместимости монументального искусства с современным миром.

Динамизм современности опосредованно и непосредственно отражается в монументальной скульптуре. Время определяет и содержание и формально-композиционные черты памятников: расширение круга лиц, которым ставятся памятники, увеличение числа монументов-символов, создание крупных мемориальных ансамблей, активное введение в монументы предметного мира, а затем новое своего рода «очище ние» памятников от «обстановочных» предметов, приближение монументальных произведений к зрителю, переоценка роли пьедестала и т. д. Все эти и многие другие особенности интересуют нас не сами по себе, а как свидетельства происходящих в обществе процессов. Поэтому совокупность содержательных особенностей и формально-композиционных приемов монументального искусства раскрывает перед внимательным зрителем социально-психологические, идейно-нравственные, культурно-исторические черты, присущие данному обществу и в данное время. Целый ряд памятников, сооруженных в последние десятилетия, не мог быть поставлен, например, в конце 30-х или в 40-х годах. Памятники генералам и маршалам, устанавливаемые в первое послевоенное десятилетие, сменились памятниками неизвестным солдатам и матросам, олицетворяющим всенародный подвиг в годину Великой Отечественной...

Подобные примеры можно множить и множить —и все они говорят о том, что каждый монумент увековечивает не только определенное событие или память о какой-нибудь личности, но вместе с тем отражает уровень культуры и человечности, господствующую в обществе идеологию, степень развития демократических институтов, авторское отношение к миру и уровень самосознания народа. Короче говоря, народ ставит памятник не только прошлому, но и настоящему, не только предкам, но и себе.

Однако общеизвестно, что в искусстве всегда выражается наряду с фабулой, сюжетом, темой также и личность творца. Какие же особые качества есть у монументального искусства, которые заставляют подчеркивать и выделять эту мысль?

Дело в том, что монументальное искусство по самой своей природе есть искусство непосредственно направленное к широким народным массам, и оно в гораздо большей степени соответствует идеологическим постулатам, эстетическим воззрениям, господствующим культурным идеалам, чем, например, станковые произведения. В связи с этим и процесс «индивидуализации» искусства находится здесь под постоянным и прямым контролем всего общества. Поэтому общие процессы, происходящие в социуме, опосредованно отражаются в монументальном искусстве сильнее, определеннее и вместе с тем более объективно. В особенности это касается общих идейно-содержательных основ этого искусства. Индивидуальное здесь проявляется скорее как авторский почерк, в особенностях самой пластики, а не как позиция, чем-либо отличающаяся от господствующих в обществе воззрений. Все это и делает монументальное искусство объективным выразителем идей и образа жизни своего времени — нередко в большей степени, чем произведения других видов и жанров искусства.

Расцвет советского монументального искусства в 60 — 70-е годы показывает прежде всего то, что нашему обществу и нашему времени есть что сказать миру и людям. Для нас монументальная пластика — не только средство коммуникации и не только украшение среды. Идеи нашего искусства близки миллионам людей. Об этом говорит и тот факт, что в 60 — 70-х годах советская монументальная скульптура вышла за границы нашей Родины. Пропаганду идей социализма, советского образа жизни ведет теперь не только наше кино, литература, балет, но и монументальное искусство, обладающее способностью не кратковременного, а постоянного воздействия. Наряду с военными памятниками, установленными в европейских странах в конце 40-х годов, главным образом в местах захоронений погибших солдат, сейчас появились монументы и памятники, выражающие идеи интернационализма и дружбы народов, посвященные Марксу и Ленину, прославляющие выдающиеся космические достижения человечества, отдающие дань уважения известным политическим деятелям, ученым, борцам за свободу и независимость. Подобные произведения в 60—70-х годах созданы советскими скульпторами в Болгарии, Венгрии, ГДР, Лаосе, США, Финляндии, Франции, Швейцарии, Шри Ланке и других странах.

Успехи советских монументалистов особенно заметны на фоне явного упадка монументального искусства в странах капиталистического Запада. Естественно, что это объясняется глубокой содержательностью, передовыми социальными идеями, высокими идейно-нравственными, истинно гуманистическими идеалами, интернационализмом и историческим оптимизмом, выразительным реалистическим языком нашего искусства. Наш народ, использовав лучшие традиции и достижения отечественной и современной прогрессивной мировой монументальной пластики, сумел сохранить и расширить специфику этого искусства, вскрыть дополнительные художественные и идейно-нравственные возможности монументальной скульптуры, сумел превратить ее из уникального искусства в один из постоянных идейно-художественных компонентов строительства больших и малых городов, сельских населенных мест, то есть практически всей среды обитания человека.

Все эти качества, присущие монументальной скульптуре Советской страны и ряда других социалистических стран Европы, являются не только показателем развития собственно социалистического искусства, но и вносят ощутимый вклад в мировую культуру.