Карта сайта

Заключение

Те важные экономико-социальные, идейно-политические, социально-психологические процессы, которые происходили и происходят в советском обществе, оказывают влияние на все искусство в целом, на все его жанры и виды. Какие-то из этих влияний сказались в монументальной скульптуре сильнее и нагляднее просто потому, что она получила в 60 —70-х годах очень большое развитие и вследствие широты и массовости своего воздействия стала одной из ведущих областей в системе пространственных искусств, приобрела некоторые стиле-образующие качества.

Этот процесс проходил не изолированно. Монументальная скульптура тысячами нитей связана со всей духовной культурой Страны Советов. Характерно, что такая же интенсивность развития в период 60 —70-х годов присуща и монументальной живописи, а среди прикладных искусств — декоративному искусству и дизайну. Это говорит о том, что преимущественное внимание в 60 —70-х годах обращалось на идейно-эстетическое освоение среды обитания советского человека — городской, общественной, производственной и индивидуальной, что является показателем могучего процесса идейно-эстетического преобразования окружающего мира, желания сделать его выразительным, красивым, достойным резко возросших духовных запросов советского человека. Тем самым воочию исполняются предначертания нашей партии, ее вещие слова о том, что эстетическое начало еще более одухотворит труд, украсит быт и облагородит человека.

В нашей стране за последнее двадцатилетие появилось более пятнадцати крупных мемориальных ансамблей, сооружены десятки символических монументов и памятников, посвященных нашей Родине, Дружбе народов, Освоению космоса и т. д., установлены сотни памятников и статуй великим людям, революционным и историческим деятелям, поэтам, писателям и художникам, возведены тысячи (!) памятников Героям Великой Отечественной и гражданской войны. Таких масштабов развития монументального искусства не знала ни одна страна и ни одна эпоха.

В первой главе подробно разбирались причины этого необычайного подъема монументального искусства. Однако нельзя не признать, что многие из этих причин, например такие, как научно-техническая революция, освоение космоса, новые явления в социальной жизни и ряд других, имеют глобальный характер. И тем не менее эти важные для всех стран мира социально-экономические процессы оказали столь сильное стимулирующее влияние на развитие монументального искусства именно в Советском Союзе, а не на Западе и не в государствах, освободившихся от колониальных режимов. Чем это вызвано?

Для ответа на этот вопрос наибольший интерес представляет сравнение тех, с одной стороны, общих, а с другой — противоположных явлений, которые наблюдаются в советском и мировом монументальном искусстве. Наше искусство в рассматриваемый период не было отгорожено от всего мирового искусства. Наоборот, именно в это время сложились более тесные связи у наших скульпторов и архитекторов со своими коллегами из социалистических европейских стран. В монумсн тальном искусстве СССР и других социалистических стран наблюди ются известные параллели: достаточно сопоставить творчество таких, например, монументалистов, как Ж. Кишфалуди-Штробль и Е. В. Ву-четич. Общеизвестно также то уважение и внимание, которыми поль зуется в Советском Союзе творчество А. Августинича, К. Дуниковско го, И. Кереньи, Ф. Кремера, К. Покорны и других скульпторов. И peni. здесь идет не о взаимовлиянии творчества советских и восточноевропейских скульпторов, а о той идейной общности, которая независимо от этих влияний имманентно порождает общность содержательных за дач и композиционно-пластических исканий скульпторов различных социалистических стран.

Благодаря туризму, обменным выставкам и т. п. советские специалисты имеют богатое представление о творчестве многих западноевропейских скульпторов XX столетия — В. Аалтонена, К. Бранкуси, А. Джа-кометти, М. Марини, Д. Манцу, Г. Мура и других, а также о наиболее интересных памятниках и мемориалах, созданных в послевоенные годы в капиталистических и развивающихся странах, где нашли выражение новые концепции монументальной пластики, причем нередко раньше, чем в нашей монументальной скульптуре. Можно назвать здесь такие произведения, как мемориал на острове Ситэ в Париже «В память 200 тысяч французов, ушедших в мрак и туман», погибших в нацистских лагерях смерти, памятник Героям итальянского Сопротивления в Болонье, памятник Жертвам атомной бомбардировки в Хиросиме, мемориал Ганди в Индии, мемориал бразильским летчикам в Рио-де-Жанейро, памятник «Разрушенный Роттердам» в Нидерландах, монумент «Африка» в Алжире, и др.

Наша страна, понесшая наибольшие людские жертвы и материальные потери во второй мировой войне, не сразу смогла приступить к увековечению памяти павших. Следовало сначала восстановить разрушенное, подумать о жилье и работе для тех, кто остался в живых, позаботиться об инвалидах. Но развитие монументальной пластики в целом шло в том же направлении, что и в творчестве скульпторов социалистических стран, а также прогрессивных скульпторов и архитекторов в капиталистических и развивающихся государствах. Поэтому новые пластические концепции не были привнесены в нашу монументальную скульптуру извне, а формировались в ней органично, хотя, может быть, и более замедленными темпами, чем в других странах. И именно широкая распространенность черт новой концепции в последние десятилетия, их глубокое проникновение в практику нашего монументального искусства говорят об органичности этих черт и их прямой обусловленности расширением тематики и содержания самой скульптуры, что является опосредованным выражением общих исторических процессов, произошедших в стране в последние десятилетия.

Экономические, социальные и политические преобразования последних лет вели не только к укреплению экономического потенциала и материального могущества нашей Родины, но и к повышению уровня общественного сознания, расширению демократических институтов, росту социального самосознания советского народа.